шо нового

Владимир Епифанцев: «Люди плохо воспитаны, вот их кровь и отпугивает...»
18:16/26.05.2011

Звезда фильма «Generation П» - о жесткой музыке, издержках кинопрофессии, инфантилизме русских поэтов и мрачной фундаментальности андерграунда.
 
Пасмурная московская осень 2008-го. На углу Тверской и Брюсова идут съемки фильма по роману Пелевина «Generation П». Кусок тротуара старательно замусорен под «начало 90-х», прохожие из массовки обряжены в кожанки и спортивные костюмы, одному в руки дали «дипломат», другого посадили к стенке нищенствовать. Два микроавтобуса «Киносъемочная», кабели, микрофоны, камера, хлопушка. В движущейся толпе выделяется двухметровый актер Владимир Епифанцев в верблюжьем пальто и очках-«нулевках». Снимают «сцену 57», которая в фильме займет четверть минуты: Вавилен Татарский случайно встречает возле цветочного киоска своего бывшего одноклассника Андрея Гиреева.
В перерыве между дублями я, улучив момент, подхожу к исполнителю главной роли, и интересуюсь его взглядом на кинопостановку. Владимир хмурится и выдает гневную тираду в адрес начальства, не ведающего, по его мнению, что такое профессионализм. Потом уточняет: «Но я не антисемит, не подумайте. Это я так, для красного словца!» - и заразительно смеется.
Мы обсуждаем начавшийся кризис и затянувшиеся на несколько лет съемки. Епифанцев, поглядывая в сторону режиссера Виктора Гинзбурга, едко кличет его творение «шедевром неописуемым» и сообщает, что ему «вообще плевать, что там в итоге наснимают, лишь бы деньги вовремя платили».
Перерыв окончен, все занимают свои места: «сцена 57» ждет. «И вот так целый день!» – констатирует Епифанцев, возвращаясь на площадку. 
 
 
 
* * *
 
Российская столица утопает в солнечном летнем зное, но в полуподвале, где расположено культовое заведение «Проект ОГИ», прохладно и темно. Вечером здесь будет выступать харьковский поэт Сергей Жадан и группа «Собаки в Космосе», а сейчас на сцене стоит Владимир Епифанцев в окружении нескольких музыкантов (программка на сайте заведения сообщает, что это группа "Spies Boys") и жутко рычит в микрофон нечто нечленораздельное. Черная одежда солиста, падающий сверху красный свет, потусторонняя музыка и нечеловеческие вопли, наполняющие помещение, создают ощущение присутствия при каком-то сатанинском ритуале. После того, как Епифанцев сыграл призрака в фильме «Живой», он и правда удостоился журнального заголовка  «Парень из преисподней».
«Вот этот, который у них слева, он настоящий тувинец, - шепчет мой сосед по столику, писатель и телеведущий Олег Шишкин. – Владеет шаманским искусством горлового пения. Неплохо, а?»
Епифанцев переходит с рыка на оглушительный рев – видимо, в этом месте следует припев или что-то вроде того. Грохот гитар на время стихает, ударник с похоронной монотонностью звякает тарелками. Шаман-тувинец подключается к процессу: из его горла бэк-вокалом вытекает бесконечная низкая тягучая нота, похожая на пение туалетных труб. Весь этот акустический кавардак ошеломляет и одновременно завораживает: немногочисленные зрители сидят в оцепенении, словно погруженные в транс.
Когда актер произносит «спасибо», публика оживает и бурно хлопает, мужские и женские голоса кричат «еще, еще!». Епифанцев напоследок поет что-то зверски-маршевое с немецким акцентом и сходит со сцены.
Я здесь ради интервью, потому сразу приступаю к делу – интересуюсь, на каком языке было выступление.
«Да я все на ходу генерирую, - поясняет вспотевший солист, опускаясь за столик, где сидит его жена Настя. - Там был текст одной попсовой группы, тарабарщина, ну и английский. Главное – звук. А язык неважен. Он только все испортить может. Реакция публики, впрочем, тоже неважна, я ведь не собираюсь этим зарабатывать… Где-то с 95-го года я все время занимаюсь музыкой, экспериментирую. Пытаюсь сочетать несочетаемое. Тут какие-то гармонии Вагнера могут запросто мешаться с аутентичным индастриалом. Надо просто, вот, попасть в волну, и все. И в ней держаться, ее раскачивать…»
Увлеченность Владимира брутальной музыкой дает всходы не только в виде пения. С середины нулевых годов по рунету ходит клип Кирилла Немоляева («Бони’ НЕМ») – издевательский хардкорный кавер на песню «Ты меня любишь», дополненный видеорядом с участием Епифанцева, который пляшет в кадре с бензопилой наперевес, избивает голых девушек и расстреливает их из пистолета.
«Немоляев делает очень полезную и хорошую работу - возвращает поп-музыке ее подлинное звучание, - комментирует Владимир, когда мы выходим из подвала на улицу, и солнечный свет начинает выедать глаза. - Видео он нарезал из моих роликов, которые уже существовали до этого. Зачем я пою? Просто для себя, для духа, для цельности ощущений. Я называю это прокачкой пространства, энергетики, прокачкой воздуха, чтобы потом этот воздух сопровождал меня еще несколько дней. Это вот, это как воздушный фильтр в машине. Чтоб не дышать грязью».
Творческий путь Епифанцева не может не удивлять: в его фильмографии можно раскопать и нестыдный мейнстрим а-ля «Я остаюсь», и шпионские боевики, и импровизационный трэш типа «Зеленого слоника» Светланы Басковой, в котором слились в едином хоре жгучие инвективы, некрофилия и содомия с копрофагией. С телевизором Владимира связывает участие в проекте «Танцы со звездами», а также несколько ролей в «убогих, омерзительных, преступных», по его выражению, сериалах.
«В последнее время мне приходилось принимать участие в телешоу, вести передачи и делать всякие шоу на частных вечеринках, - признает он неохотно. – Но это чисто ради заработка. Если б не кризис, я не стал бы этим заниматься».
В конце 90-х годов Епифанцев какое-то время был лицом «Музобоза» и делал на ТВ-6 ночную передачу «Дрема», в которой перемежал видеоклипы Napalm Death, Надежды Кадышевой и Aphex Twin своими театрализованными диалогами с юной Анфисой Чеховой. Между Киркоровым и группой Burzum ведущие в кожаном белье дрались на резиновых фаллоимитаторах, курили, несли глубокомысленную чушь и целовали друг другу пятки. Целый год, пока трэш-программу не закрыли за пропаганду секса и насилия, сценарист Олег Шишкин активно потчевал ошарашенного зрителя смесью из «садо-мазо, черных месс, кухонных вурдалаков и силиконовых барби, читающих Гомера». Параллельно «сладкая смесь из гиньоля, театра жестокости Арто, сартровской тошноты и панической церемонии Аррабаля», которой гордились авторы «Дремы», воплощалась Епифанцевым в рамках театрального хоррор-проекта «Прок-театр», на сцене которого искусственная кровь лилась потоками; по словам автора, это был «театр галлюцинации, настоящее сновидение наяву».
«Дрема» - чистый арт, который делался исходя из имевшихся тогда физических возможностей, - вспоминает актер, расхаживая по двору «Проекта ОГИ». – Некоторые считают, что это был продукт своего времени. Но я не думаю, что если б я сделал сегодня такую программу, эстетически бы что-то поменялось. Скетчи оттуда можно и сегодня поставить в театре как спектакль, это здорово бы смотрелось».
Мы некоторое время обсуждаем «Generation П». На момент интервью злосчастная пелевинская экранизация все еще не имеет прокатной даты, и Епифанцеву явно не доставляет удовольствия о ней говорить. Театральный режиссер по образованию, он имеет собственное видение процесса («изнутри снимаясь в этом фильме, я вижу, что там все недоделано; не так интересно, как могло бы быть»), но, намекая на свои конфликты с постановщиком, изо всех сил старается держаться в рамках вежливости.
«Дело не в сроках даже. Мне не надоедает, когда такими вещами занимаются люди профессиональные, подготовленные. Но тут... Нет необходимого уровня мастерства, знания профессии. Режиссура – это профессия, которая требует технологических знаний. Этому учатся много лет... – Он мрачнеет. - В общем-то, я не думаю, что этот фильм мою жизнь как-то поменяет. Статуса медийного прибавит, безусловно. Но это не тот фильм, на мой взгляд, который способен по-настоящему повернуть что-то во мне. Его делаю не я, поэтому это исключено». 
 
Роль в картине Епифанцев получил, самостоятельно сняв себя в роли Вавилена Татарского и прислав ролик режиссеру (когда-то такой же трюк проделал Элайджа Вуд, узнавший о готовящейся постановке «Властелина Колец») – сейчас это видео болтается на YouTube. Пелевин, что интересно, его кандидатуру забраковал, но Владимир сбросил 15 килограммов и все-таки получил роль: «Я преодолевал свои физиологические особенности, худел, работал над образом, придумывал костюм, одежду, манеру разговаривать... Работал над речью, взглядом, ходил в рекламное агентство, снимал домашние ролики, делал пробы к различным сценам. Мял эту роль, по-разному ее пытался для себя понять. Такая чисто профессиональная работа, но сказать, чтобы это было мне близко духовно – так нет…»
Играть в чужом кино Епифанцеву, похоже, не нравится в принципе: устраивает его только то, что режиссирует он «непосредственно своими руками». Он часто дает понять, что снялся в том или ином фильме только ради денег, а в одном из интервью и вовсе назвал кино «примитивным жанром, где ему ничего не близко».
«Если б у меня была возможность заработать столько же денег, как сегодня в кино, другим способом, я ушел бы в ту профессию, - размышляет актер, найдя во дворе что-то вроде невысокого турника и положив на перекладину могучие бицепсы. – Ведь почему такое негативное отношение к видеопрофессии? Потому что снимают плохо. Поэтому я и отвечаю журналистам то, что отвечаю. Если б я снимался в чем-то хорошем, вряд ли бы я сказал, что просто зарабатываю деньги. Мне нравится работать с мастерами, повышать свой профессиональный уровень. Но в кино с этим трудно - там много дилетантов и случайных людей, с ними очень тяжело сосуществовать, они раздражают своей глупостью».
Епифанцев говорит неторопливо, обдумывая свои слова, и вместе с тем практически без пауз – если в голову ничего не приходит, может повторить то, что уже сказал, но другими словами. Это создает своеобразную манеру подачи информации, когда дважды подряд высказанная идея становится крепче и звучит убедительней.
«Невозможно сейчас сосредоточиться на чем-то одном, - сетует он, когда заходит речь о его незаконченных проектах. – Приходится заниматься кучей дел, что-то изобретать, писать, намечать перспективы, творческие и профессиональные. Я люблю андерграунд, но постоянно в нем находиться трудно, чисто финансово. Поэтому параллельно я освоил профессию актера и режиссера, и в этой области зарабатываю деньги. А то, что мне на самом деле нравится, оно он всегда будет under ground, в тени, под этим всем. Хотя это чисто внешняя оценка - «под землей» - потому что для меня самого это нечто большее».
Разговор переключается на фильм Епифанцева «Маяковский», застрявший на стадии монтажа: «Это ритуальное кино о человеке, идущем на смерть. Там нет сюжета, есть чистая поэзия, которую я декламирую перед камерой. Как чтец, исполняющий такую ритуальную тему, смесь тибетского бона и современного индастриала. Все это еще надо соединить, склеить… Почему Маяковский? Он очень революционен, очень брутален, конкретен, хлесток. Поэзия жесткая, бескомпромиссная. Очень талантливый человек. Хотя я не исключаю, что и Пушкин иной раз неплох. Но сейчас мне интереснее Маяковский. – Владимир иронично усмехается. - Вообще, великие русские поэты – они, конечно, такие были, немного картинные… Инфантилизм им мешал полноценно жить. Слишком много у них отношений было с обществом. Слишком много с ним заигрывали, слишком зависели от внешней оценки. Я поциничней отношусь к миру».
В качестве режиссера автор «Дремы» снял несколько клипов, в том числе для «Ляписа Трубецкого»: «Они предложили, у них был бюджет, я там заработал какие-то деньги, снял жену свою заодно. Они хорошие очень ребята, бодрые, веселые, с интересными идеями… Но музыка мне такая не близка. Я люблю жесткую, тяжелую, страшную, ужасающую музыку». Интернетчики же наверняка помнят древнюю пародию на рекламу, в которой Епифанцев бегал по квартирам с пачкой «Тайда» и рубил жильцам головы, дабы проверить, отстирывает ли порошок кровь. 
 
«Я даже не знаю, как это видео в Интернет попало. Кто-то залил просто, как и все ролики, которые сейчас там циркулируют. Мы потом вторую серию еще придумали – «Весна – время любви». Я там снова захожу в ту же квартиру, бью хозяйку по голове сковородкой, перебиваю всю семью… Уже время, да? – актер оборачивается на зов жены. – Мы сегодня в кино идем, – поясняет он. – Так вот, о чем я… Говорят, меня тянет к негативу, к крови… Но какой же это негатив? Кровь – это священный символ очищения, преображения, продувки. Очень позитивная вещь на самом деле. Люди просто плохо воспитаны, вот их кровь и отпугивает. Если в моих произведениях наряду с чем-то лирическим присутствует момент кровавого, жуткого, то обращают обычно внимание только на это. Вырывают из контекста, так как соединить это все вместе люди часто бывают неспособны».
Настя наконец забирает Владимира, и они шагают к машине, припаркованной в Потаповском переулке. Но он еще не все высказал. Сев за руль, Епифанцев высовывает голову в окно: «Почему я люблю разную жуть? Потому что в мрачных образах есть ощущение чего-то фундаментального, максимально предельного… Тут мрачность не первична даже, меня просто привлекают цельные образы, находящиеся между собой в симметрии, в гармонии. В симметрии присутствует нечто необъяснимое, поэтому она всегда производит ужасающее впечатление. – Просканировав мое лицо, которое выглядит в этот момент, кажется, глупей некуда, он со вздохом подводит черту. – Вот это и есть настоящий андерграунд».
 
Текст: Артем Явас, специально для портала "ШО"
 
 
О собеседнике
 
Владимир Епифанцев (род. в 1971 г.) – актер, режиссер, телеведущий. Закончил актёрский факультет Щукинского театрального училища, учился в ГИТИСе. Тогда же создал театральный проект «Прок-театр» (спектакли «Иисус плакал», «Совращение строптивой», «Забастовка на текстильной фабрике», «Струя крови», «Ромео и Джульетта»). Сыграл в фильмах «Зеленый слоник», «Пять бутылок водки», «Я остаюсь», «Консервы», «Непобедимый», «Шпион», «Generation П» и др., а также в сериалах «Граница. Таёжный роман», «Фартовый», «Побег», «Шерлок Холмс». В 2007 году в рамках телепроекта «Король ринга» был спарринг-партнером певца Алексея Чумакова. Участвовал в проекте «Танцы со звездами. Сезон-2009» на канале РТР. В 1997-1998 создал и вёл телепередачу «Дрёма» на канале ТВ-6. Позднее участвовал в программах «Культиватор» и «Музобоз». Женат на актрисе Анастасии Веденской, воспитывает сыновей Гордея и Орфея. Живет в Москве.
 
Смотреть:
Епифанцев выступает под электронную музыку собственного сочинения
http://www.youtube.com/watch?v=q5pv4QWQz-Q&feature=player_embedded#at=52
 
Клип «Бони’ НЕМ» на песню «Ты меня любишь»
http://rutube.ru/tracks/3957324.html?v=d478dd4ea9ae063aa37cbfe4000c5457
 
Кинопроба Епифанцева к фильму «Generation П»
http://www.youtube.com/watch?v=OaJyptuoV7w&feature=player_embedded
 
Скетчи из программы «Дрема»
http://www.youtube.com/watch?v=I-pK8EKuUmw&feature=player_embedded
http://www.youtube.com/watch?v=PC96EaMoABk&feature=player_embedded#at=25
http://www.youtube.com/watch?v=2BjaCUENqF4&feature=related
 
Клип «Ляписа Трубецкого» на песню «Керчь». Режиссер В.Епифанцев
http://www.youtube.com/watch?v=tsu7CoZUWxI
 
Пародия на рекламу - «Тайд» или отрубание головы»
http://www.youtube.com/watch?v=jhzpe7QxlGw
 
Отрывок из фильма Светланы Басковой «Зеленый слоник» (1999)
http://www.youtube.com/watch?v=vbm4D5cTxMQ&feature=related
 
 
 
 
рейтинг:
3
(2)
Количество просмотров: 36917 перепост!

комментариев: 2

  • автор: Братишка
  • e-mail: Bellic14@spaces.ru

Бля, ну и истории у него!

опубликовано: 05:21/16.11.2014
  • автор: Алексей Мартыненко
  • e-mail: car.slovoblyd@inbox.ru

интересно

опубликовано: 00:23/04.08.2011
Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode