шо нового

О Жолдаке на букву "А"
17:01/03.11.2012

Андрей Краснящих

 

         3 ноября исполняется 50 лет Андрею Валерьевичу Жолдаку ― самому эпатажному, яркому и мало кому понятному украинскому театральному режиссёру.


ЧТО Я ЗНАЮ О ЖОЛДАКЕ НА БУКВУ «А»

(фрагмент словаря-путеводителя)

 Авангардизм. ― Идейно-художественное направление в искусстве, в рамках которого позиционирует свой театр жестокости Жолдак. Эпатирующим, шоковым воздействием авангардистский театр выбивает зрителя из роли зрителя, чтобы зритель мог осознать себя играющим (в зрителя) актёром, после чего Жолдак убивает его (см. Актёры).

Авансцена. ― В каждом спектакле Жолдака есть мизансцена, когда актёры подбегают к краю сцены и, замерев, вглядываются в зрителей, смотрящих на актёров. Зрителю становится неуютно, он привык, что в театре смотрит он, а не на него. Он не хочет меняться с актёром местами, не хочет участвовать в действе. Актёр присваивает себе единственную зрительскую функцию ― смотреть, вытесняет зрителя из его статуса. Взгляд на сцену и взгляд со сцены совпадают, как в игре в гляделки.

Автобиография.―Жанровая ориентация спектаклей Жолдака. Персонажи проживают судьбу Жолдака как свою. Сначала персонажи, потом актёры. Может быть, это и значит любить искусство в себе. (Поэтому Беляеву и Ракитину в «Месяце любви» досталось по персональной Наталье Петровне. Одному, неважно кому именно, ― чёрная, другому ― белая.) Каждый персонаж становится маленьким Жолдаком (см. Адам Кадмон). Этот процесс необратим: Жолдак персонажем не становится. Клавдий, Шухов, Шпигельский ― персонажи проживают на сцене тот вариант жолдаковской судьбы, в который актёры поверили как в вариант судьбы собственной. Таким образом, действие держится на доверии и возможности.

Автор. ― Только один: сам Жолдак. Ни в коем случае не следует читать перед жолдаковскими спектаклями Шекспира, Тургенева, Солженицына, Чехова, Толстого, Ерофеевых. Тем более, искать их в спектаклях Жолдака. В противном случае придётся выбирать: или они, или ассоциации Жолдака, связанные с ними. У Жолдака есть теория спутника: первотекст ― планета, спектакль ― спутник, движущийся вокруг планеты по орбите жолдаковских ассоциаций. Тот, кто попытается смотреть «Гамлет. Сны» как шекспировского «Гамлета» или «Месяц любви» как «Месяц в деревне», соединит в своём сознании планету и спутник и получит армагеддон (см. Аллегории). Поэтому следить следует только за спутником: он, а не планета, должен быть целью прихода зрителя в театр. Что же касается планеты, то в детстве (см. Адам Кадмон) незнание того, что «Волшебник Изумрудного города» Александра Волкова вторичен по отношению к «Удивительному волшебнику из страны Оз» Лаймена Фрэнка Блума, «Приключения Буратино, или Золотой ключик» Алексея Толстого ― по отношению к «Приключениям Пиноккио» Карло Коллоди, что «Доктор Айболит» Корнея Чуковского ― это «Доктор Дулиттл» Хью Лофтинта, а «Пир во время чумы» Пушкина ― «Чумной город» Джона Вильсона, ― не мешает воспринимать эти произведения как самостоятельные. Никто не помнит имён авторах десятков рыцарских романов, над которыми поиздевался Сервантес в «Дон Кихоте». Такова природа искусства: любое произведение одновременно вторично и самостоятельно.

Адам Кадмон. ― По сцене бегают голые, бесполые, трезвые и порою лысые существа (см. Актёры), обретшие то состояние, которое было до жизни и смерти. Рай ― это детство; и все спектакли Жолдака, даже «Один день Ивана Денисовича», о детстве маленького Андрея. Детьми же становятся убитые и Жолдаком актёры.

Аккредитация. ― От латинского accredere ― «доверять». Сюда же «кредит» (лат. сredit ― «он верит») и «кредо» (credo ― «верю», «верую»). Это самоназвание «Андрей Жолдак-Тобилевич IV». В украинском театре было трое братьев Тобилевичей ― все под псевдонимами: драматург и актёр Иван Карпович Карпенко-Карый (1845–1907), актёры и режиссёры Николай Карпович Садовский (1856–1933) и Панас Карпович Саксаганский (1859–1940). «Как вы судно назовёте…» (Так когда-то никому не известная чилийская поэтесса Лусила Алькаяга Годой взяла псевдонимом фамилию провансальского поэта, Нобелевского лауреата 1904 года Фредерика Мистраля, и через сорок один год под именем Габриэлы Мистраль сама получила Нобелевскую премию.).

Актёры. ― Жолдак их убивает (см. Теория Жолдака и «Как я уничтожаю актёра»). Хороший актёр ― мёртвый актёр. Мёртвый актёр не думает о себе как об актёре. Мёртвый актёр ― живой актёр. Живой актёр – хороший актёр. Воскресший актёр становится Жолдаком: думает, как Жолдак, чувствует, как Жолдак, охотится на других актёров.

Аллегории. ― Крупнее: символы. Их у Жолдака много: обеденный стол, за которым сидят и едят из пустых тарелок, двойники ― оборотни (чёрное-белое), мужчины в шляпах, яблоки (см. Адам Кадмон). Некоторые критики говорят о навязчивом самоцитировании, но плохо учитывают значение «само-» (см. Автор). Борхес всю жизнь писал о тиграх, зеркалах, кинжалах и лабиринтах и жаловался в поздних интервью, что устал от них, но ничего поделать не может.

Аморализм. ― Точнее: имморализм ― по ту сторону от понятий добра и зла (см. Адам Кадмон). Присущ мифологическому сознанию, как и цикличность, алогичность, синкретичность и ещё многое другое, что демонстрирует поэтика Жолдака. Мифологическое сознание ― сфера коллективного бессознательного, в котором, как известно, находятся архетипы (см. Аллегории).

Английские театральные критики. ― Любят Жолдака (см. также Украинские театральные критики).

Анфан террибль. ― Статус Жолдака в современном украинском театре. Фр. enfant terrible ― «ужасный ребёнок». Человек, эпатирующий окружающих своей прямотой, необычностью взглядов и поступков, излишней откровенностью и пр., бросающий вызов устоям и нормам.

Апеллировать. ― К подсознанию зрителя. Зритель  воспринимает лишь то, что уже есть в его подсознании (закон идентификации), трепетно хранящем дорогой бесполезный хлам детских воспоминаний (см. Аппендикс). У всех людей общее только детство, дальше ― каждый сам по себе актёр. Сюрреалисты, и Жолдак в их числе, говорят со зрителем на универсальном языке снов и детских впечатлений. Жолдак не понимает, когда говорят, что его не понимают: неужели зритель не понимает самого себя?

Аппендикс. ― У Жолдака он не вырезан (см. Аллегории).

Арто, Антонен (1896–1948). ― Французский писатель и театральный режиссёр, основоположник нового направления ― «театра жестокости», в котором работает Андрей Жолдак.

Аттракцион. ― Из французского, где attraction означало как «силу притяжения», так и «притягательную силу», а с 1830-х годов ― «развлечение», «приманку». Тот зритель, который прочитал «Имя розы» как детектив, а «Женщину французского лейтенанта» как мелодраму, получит от спектаклей Жолдака не интеллектуальный хлеб, а зрелище; воспримет действие как действо. Так работает механизм двойного кодирования в постмодернизме (см. Постмодернизм).

рейтинг:
5
(3)
Количество просмотров: 34647 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode