шо нового

Рукраинцы
00:11/24.05.2012

точка зрения/приглашаем к дискуссии




         24 мая ― День славянской письменности и культуры. Или ― славянских письменностей и культур? Или всё-таки?..

 

Андрей Краснящих

 

РУКРАИНЦЫ

 

         Левобережная Украина. Учителя заметили, что ученики хорошо говорят по-русски и плохо ― по-украински; правильно пишут на украинском и всё хуже ― на русском. Учителя готовы увидеть в этом проблему, но что делать, не знают: или только туда, или только сюда не получается ― не запретишь дома и везде говорить по-русски, не разрешишь в школе и везде писать на русском. Безвыходное, вроде бы, положеньице ― что дальше?

         Два языка, разведённые в старой голове чуть ли не по полушариям, в молодой ― стягиваются в один, где русские слова слышатся как украинские, читаются как украинские.

 

промежуточный люкс

 

         Какое-то время назад, когда все, кому надо, переходили с русского на украинский и надолго застревали на суржике, казалось, вот оно ― преодоление конфликта, двуязычия; вот он ― язык будущего, завтра на нём будут писать стихи, послезавтра ― учебники. Ни фига. Так и остался убоищем, постыдным, ни туда ни сюда.

 

агностик-шоу

 

         Ещё раньше, в том тысячелетии, все были просто уверены: два языка ― это два языка, от Бога. Язык матери и язык отца. Язык города и язык деревни. Язык государства и язык народа (части его). Неба и земли. Знать только один ― предательство по отношению к другому. Сначала небом был русский, потом оно стало землёй.

 


человеческий бартер

 

         Теперь украинский ― это письменный русский; русский ― устный украинский. Русскоговорящие украинопишущие думают на обоих языках сразу, по очереди, вперемешку ― когда словом, когда фразой, в зависимости от ситуации: весёлая ― по-украински; печальная ― по-русски, или наоборот, как для кого попривычней. Сознание решает само, автоматически, на каком языке ему удобнее высказаться по тому или иному поводу. Выбор зависит от мильона факторов; встроенный в мозг идентификатор делает базовую выборку из всего когда-либо увиденного, услышанного, прочитанного, запомненного и позабытого, генетически заложенного; потом ассоциативный механизм сличит «твоё-моё» с тем, что прибыло, найдёт ему аналогии, отсеет ненужное ― всё это за микросекунды, в режиме аврала, ― и вот, готово. Новорождённая мысль произносится по-русски, пишется по-украински. Один плюс один равно один.

 

си-бемоль, форс-мажор

 

         То, что естественно для школьника, ещё противоестественно для его учителей. А как же: профанное и сакральное вдруг одно и то же, не может быть. Чего ж не может, всё очень просто: пока коллективный разум русскоязычной Украины искал выход и всё дальше уходил от него, доводя ситуацию двуязычия до крайности, до конфликта, до предела, коллективное бессознательное тоже его потихоньку искало. Не факт, что нашло бы, если б двуязычие в конце концов не стало бы такой здоровеннейшей проблемой в повседневной жизни каждого жителя Левобережья. Коллективное бессознательное не занимается мелочёвкой ― только глобальными вопросами бытия; а для мелочёвки есть разум. И лишь то, что ему не по силам: противоречия между жизнью и смертью, сном и явью, правдой и вымыслом, началом и концом, частью и целым, причиной и следствием, индивидуальным и коллективным, прошлым и будущим, предметом и свойством, субъектом и объектом, естественным и сверхъестественным, иллюзией и достоверностью, сакральным и профанным ― исключительно в их крайне обострённых и жизненно важных для человека формах, ― и активизирует работу бессознательного.

Всё это описано у Юнга и Леви-Строса: как хаотизируется картина мира, как зашедшее в тупик размышлений сознание человека затемняется, как им полностью овладевает бессознательное, как оно упорядочивает расшатавшуюся картину мира: преодолевает противоречия путём медиации ― «прогрессивного посредничества», ― постепенно заменяя противоположности на всё менее острые их аналоги, пока в результате концы не стянутся в одну точечку и нейтрализуются окончательно.

         Вероятно, и суржиковый период ― как один из промежуточных медиаторов ― был на своём месте. Возможно, и нынешнее положение ― русскоговорящие украинопишущие ― ещё не точка.

 

супергражданское общество

 

         Самое приятное, как обычно ― строить прогнозы: если русский и украинский языки на Левобережье ― уже не два языка, а почти один, две стороны одного целого, то что потом? Ответов несколько, один из них, наиболее смелый ― если и вправду язык формирует национальное самосознание, то рождение новой нации, рукраинцев. Для которой через тысячу лет нынешние времена как раз и будут фольклорными, мифом, космогонией, а завтрашний русско-украинский язык ― древнерукраинским.

 

 




рейтинг:
3.3
(4)
Количество просмотров: 25417 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode