шо нового

La vie est dure - faisons l'amour! Откровения Бегбедера
17:56/17.05.2012

"Любовь живет три года": именно так называется дебютный фильм Фредерика Бегбедера по его одноименной книге. Как считает скандальный французский автор, таков предельный срок хранения этого деликатного продукта: «В первый год мы покупаем мебель, на второй – ее переставляем, на третий – делим…»... 

Сегодня картина, снятая собственноручно Бегбедером на студии Люка Бессона , выходит в украинский прокат. В этот знаменательный день можно будет оценить, так ли же хорош Бегбедер в режиссерском амплуа, как и в писательском.  Впрочем, критики в один голос утверждают, что фильм обещает стать лучшей романтической комедией апокалиптического 2012-го. В 2007 году по его программной книге "99 франков" уже была сделана блестящая экранизация, однако тогда в режиссерском кресле сидел создатель злого "Добермана" Ян Кунен; Бегбедер же засветился в "99 франках" лишь в паре эпизодических глюков исполнявшего главную роль именитого комика Жана Дюжардена.
На роль же в своем собственном фильме Бегбедер также избрал дебютанта:  Гаспар Пруст, исполняющий в фильме главную роль, до этого был стэнд-ап комиком.  Впрочем, вряд ли кто-то расскажет о фильме, чем сам Бегбедер. Предоставим слово автору.
ИНТЕРВЬЮ С ФРЕДЕРИКОМ БЕГБЕДЕРОМ

Почему свой первый фильм вы решили снимать по собственному роману?
Для уверенности. Я сказал себе: если возьму личную историю, автобиографический роман, то смогу делать с ним все, что захочу. К тому же это давало возможность сделать дебютный фильм жанровым. Для режиссера-дебютанта важно побороть страх оказаться смешным. Тарантино выбрал гангстерский
 боевик («Бешеные псы»). Другие предпочитают фэнтези или фантастику. Я выбрал романтическую комедию, каноны которой существуют со времен братьев Люмьер, и тут не надо ничего изобретать заново. Как и в большинстве моих любимых комедий, здесь все начинается с персонажа, от всего отказавшегося. Именно в тот момент, когда он разуверился в любви окончательно, герой встречает женщину, которая возвращает ему вкус к жизни. После этой встречи программа всегда одинаковая: ссора, расставание и вновь соединение. Но у автора есть все возможности развлекаться внутри этого шаблона.
Почему из ваших книг вы выбрали именно «Любовь живет три года», не столь простую для экранизации, как другие?
В ней действительно не так много действия. Я написал ее после моего развода, в период меланхолии и пессимизма. На обложке написано, что это роман, но на самом деле – интимный дневник с несколькими неоспоримыми афоризмами. После экранизации «99 франков», в которой Ян Кунен в большей степени опирался на провокационность, цинизм и трэш, идея заключалась в том, чтобы показать другую сторону моей литературы. Более спокойную, интимную, искреннюю, которую можно найти в «Окнах в мир», «Французском романе» и местами в «Романтическом эгоисте».
Вам легко удалось убедить продюсеров?
Идея снять фильм по этому роману пришла не мне. Пять лет назад один продюсер положил глаз на эту книгу, но тогда меня на проект не пригласили. Для написания сценария я порекомендовал Кристофа Тюрпана, который поразил меня своей работой в фильме «Жан-Филипп». А после (я опускаю подробности) тот продюсер ушел из проекта. Майкл Джентиле и Алан Крюгер приобрели права на фильм и сказали мне, что я должен не только писать сценарий, но и сам снимать. Они притащили ко мне домой режиссерское кресло с моим именем! Я им ответил, что не хочу, что слишком люблю кино, чтобы его снимать, и к тому же не очень компетентен. Но идея уже прочно поселилась в моей головушке мегаломана, и понадобилось пять лет, чтобы она окончательно созрела. После Кристофа Тюрпана Жиль Вердиани блистательно прошелся по сценарию, а потом уже я все приправил своим соусом. Мне кажется забавным, что эта книга провоцирует дискуссию о любви, а фильм, кроме этого, рассказывает еще и о ремесле писателя. Это позволило мне сделать портреты литературного критика и его коварной редакторши, рассказать о литературной премии «Флор», то есть о вещах, являющихся частью моей жизни, но о которых, по странному стечению обстоятельств, я никогда не писал в своих книгах. 
То есть, экранизируя книгу, вы добавили подробностей из собственной жизни?
Экранизировать роман, автором которого вы сами и являетесь, – не такое уж частое явление. Я решил не полностью следовать книге, а скорректировать ее и расширить. В какой-то момент я спросил себя: изменился ли я с момента ее выхода 15 лет назад? Нет, мне ни разу не удалось преодолеть этот роковой рубеж «три года». Ну, либо совсем чуть-чуть. Наверное, это проклятие. Хотя моя конечная цель состоит в том, чтобы опровергнуть название книги, вынужден констатировать, что я сам этому закону всегда подчинялся. Если фильм даст людям возможность посмеяться над этим вопросом, я буду только рад!
Как вы управлялись со своими актерами?
 Мы много репетировали, читали текст. У меня в Париже или в Гетари, куда отправились с Луизой (Бургуан), Гаспаром (Пруст) и Ивом (Кап, оператор). Работая с ними, я часто исправлял диалоги. И даже во время съемок переписывал тексты, пробовал новые вещи, когда обнаруживалось, что приготовленное заранее нам абсолютно не подходит.
В процессе подготовки вы даже использовали раскадровку.
Да, я нарисовал раскадровку, которая, в общем-то, нам ничего не дала, кроме как уверенности мне самому. Это был единственный прием, с которым я познакомился давным-давно, когда придумывал рекламные ролики. В любом случае, делая раскадровку, я держал в уме свой рекламный опыт, и в принципе оказался в похожей ситуации: на съемочной площадке, в окружении 50 человек, которые всеми силами старались перенести на экран то, что ты придумал. Но огромное отличие работы над фильмом от съемок рекламы – это свобода. Когда ты сочиняешь рекламный ролик про йогурт, план за планом будут такими же, как потом на экране. Здесь же, на съемочной площадке, я позволял группе меня удивить. К тому же были «случайности», которым я только радовался.
И много было таких «случайностей»?
 Мы же наняли Джои Старра (вокалист рэп-группы Suprême NTM) не для того, чтобы он прочитал свой текст наизусть. Я предоставил ему поле для маневра, и в такой ситуации он лучший. То же самое с Гаспаром и Луизой, которым я давал возможность импровизировать. Мы снимали двумя камерами, чтобы ничего не упустить в их реакциях. Это – от телевидения, еще одной части моей жизни. Когда я снимаю передачу «Le Cercle», там работает шесть камер, потому что основная задача телевидения уловить всё: проявление таланта, какие-то шероховатости,моменты смеха, неожиданную реакцию и т. д. Когда кто-то рассказывает хохму, а другой над ней смеется, очень важно, чтобы сняты были оба. Здесь я сделал то же самое. У актеров, конечно, были готовые диалоги, но часто я говорил им, что они могут отходить от текста, если хотят. Одним словом,импровизации было много.
Вы снимали на цифровую камеру?
 Да, начальные сцены – на Canon 5D, а последующие и некоторые ночные – на Alexa, это маленькая камера, которая творит чудеса. Разговаривая с Майвенн и Гаспаром Ноэ, я понял насколько лучше снимать на «цифру», даже используя две или три камеры. Я плохо отношусь к цифровой книге, но не к цифровой картинке. Представьте, насколько легче работалось бы авторам вроде Джона Кассаветиса, у которого часто были трудности с финансированием. Запредельная роскошь, когда вечером после съемок, лежа в постели, мне достаточно было вставить флеш-карту в USB-вход компьютера, чтобы посмотреть отснятый рабочий материал. Но, безусловно, техника – это еще не все. Мне повезло, что я мог опереться на талантливую команду, которая не боялась переработать. Я, прежде всего, должен отдать должное Эмили Шерпитель, моей главной ассистентке, которая до этого работала с Уэсом Андерсоном и Софией Копполой.
Почему вы захотели сотрудничать с Ивом Капом, оператором Брюно Дюмона?
 Мне очень нравится, как он работает со светом, и, кроме того, снимая с Дюмоном, он привык иметь дело с непрофессиональными актерами и мгновенно реагировать на импровизацию. Он был готов рисковать и снимать то, что мои актеры готовы были ему предложить. Я не ошибся в нем – Кап невероятно терпелив и изобретателен. За месяц до начала работы он любезно согласился приехать ко мне и все обсудить. Что, собственно говоря,позволило нам сэкономить массу времени на съемочной площадке и спасло меня из страхов. Надо было видеть, как быстро он вместе со своей бельгийской командой работал на площадке. Его, конечно, забавляло, что он снимает что-то не привычное для себя. Мы вспоминали с ним фильмы Блейка Эдвардса, «Фанатика» Стивена Фрирза… Сравнивали наши предпочтения.Наш сценарий ему понравился, в особенности, то, что это комедия. Но больше всего его заводило желание сделать все элегантно. Когда мы еще подписывали контракт, я ему сказал: не понимаю, почему французские комедии не могут быть гламурными. Я очень люблю «Вечеринку» и «Завтрак у Тиффани» Эдвардса. Такое кино было и во Франции – у меня ностальгия по нему. Я, например, вспоминаю фильм Саши Гитри «Помечтаем…»: первая сцена происходит в светских апартаментах, диалоги остроумны, на Арлетти вечернее платье, Мишель Симон в смокинге… Этот киношик меня всегда завораживал…
Создается впечатление, что у вас наиболее романтические ситуации обязательно разбавлены юмором.
Говорить о любви и при этом не скатиться в приторность или женоненавистнический цинизм, или в вульгарность – это сложное балансирование! Конечно, надо говорить о сексе и смеяться над ним. Но надо также, чтобы было красиво, и картинка не портила ощущение тайны и мечты. Именно поэтому вы использовали неожиданные визуальные идеи? К сожалению, я много чего вырезал, но это можно будет найти в бонусах на DVD. Если я находил какой-то визуальный трюк,было бы странно им не воспользоваться. Например, мне очень нравится сцена романтического стриптиза. Мне казалось очень поэтичным, что мужчина после разрыва с девушкой хочет забыться в стрип-клубе, и там, как по волшебству, все танцовщицы и официантки приобретают лицо и тело той, которая ушла. Для Луизы это было не так просто, ей даже пришлось научиться танцу на шесте! Но сцена стала возможной только благодаря спец-эффектам!
А, кроме того, в фильме может быть то, что абсолютно невозможно в реальной жизни.
 Да. Кино позволяет различные вольности. Это как невероятная игрушка, которую мне подарили. Как если бы мне предложили написать роман на японском. Некоторые из моих любимых писателей меняли язык. Набоков был русским, но писал по-английски. Кундера покинул Чехословакию, чтобы писать по-французски. Я никогда не писал на иностранном языке, но в данном случае мог поэкспериментировать с новым для меня языком в неограниченных масштабах. Снять фильм – это не сложнее и не проще, чем написать книгу, это другое!.. Мне больше нравится английское слово «director» (означающее и режиссер, и руководитель), чем французское «cineaste» (режиссер, кинематографист). Руководитель маленькой банды сумасшедших гениев, задавшихся целью рассказать историю. 
Эту историю вы сильно переделали во время монтажа?
Благодаря тому, что мы снимали на цифровую камеру, на этом этапе можно было опробовать массу вещей и все поменять за несколько секунд. Наш монтажер Стан Колле постоянно что-то предлагал и всегда был готов сделать новый вариант. Но
нельзя сказать, что мой фильм был сделан во время монтажа. Я всего лишь следовал совету Мориса Пиала, говорившего: чтобы сделать хороший фильм, нужно отрезать все плохое. И во время съемок может обнаружиться, что какие-то сцены из сценария не подойдут для экрана и надо смириться с изменениями. Нужно признаться, что соединив все эпизоды, мы поняли, что некоторые просто не в тему. Исчезли несколько сцен целиком, хотя они мне очень нравились (и не мне одному). Это грустно, но это надо принять.
Теперь, оглядываясь назад, как вы оцениваете свой опыт работы над первым фильмом?
Это ужасно и увлекательно одновременно. Единственный раз в моей жизни мне дали ключи власти и поскольку я не знал, будет ли второй, то выложился по полной.
Красной нитью через ваш фильм проходит музыка Мишеля Леграна. Это из-за вашей любви к композитору?
  О Мишеле Легране в моем романе нет ни слова, но я всегда был его поклонником. Когда Марк Марронье рассказывает,что плачет каждый раз, когда смотрит «Ослиную шкуру» – это очень автобиографично. Привлечь Мишеля Леграна вместе с его музыкой (известной всем, из «Шербурских зонтиков», «Аферы Томаса Крауна») было одной из первых идей во время написания сценария. Я познакомился с ним три-четыре года назад, чтобы обсудить это, и он мне ответил: «А почему бы и нет?» С одной стороны, ему понравилась книга, с другой – я был настойчив. В процессе работы над сценарием идея сформировалась окончательно. Мне казалось, что получится очень красиво, если музыка Леграна будет сопровождать первую встречу героев, а потом звучать еще в нескольких местах, пока сам композитор в крови и плоти не появится в конце фильма (хотя это сюрприз, который нельзя разглашать зрителям!). На самом деле я думаю, что мы влюбляемся благодаря песням и, особенно, песням Мишеля Леграна. 
Почему вы не сняли этот фильм следом за успешными «99 франками»? Ждали, пока проект дозреет?
 Я неоднократно бросал эту затею. И снова возвращался к ней. Продюсеры Майкл Джентиле и Алан Крюгер буквально заставляли меня работать. Алан – это человек, все это время не сомневавшийся в том, что проект должен состояться. Майкл, у которого больше опыта (это его восьмой фильм), тоже меня очень поддерживал. Когда я уже абсолютно разуверился в своих силах, он снял мне номер на пятнадцать дней в Chateau Marmont в Лос-Анджелесе, чтобы я мог доработать сценарий в Мекке кино! С такими сумасшедшими продюсерами невозможно сдаться! У меня были, конечно, моменты слабости и лени. Но, между прочим, за это время я написал «Французский роман» и «Первые итоги после апокалипсиса». Все говорят, что литература – это высокое и вечное искусство, а кино – преходящее. Но кино – это искусство, требующее больше времени и энергии, чем литература. Я не советую ленивым людям ввязываться в создание фильма. Я, человек, обожающий бездельничать, обнаружил, что писать книги – это как каникулы или, как вариант, разновидность тоски. А фильм поглощает тебя полностью на целый год. Это возможность расстаться со своим одиночеством.
 ФИЛЬМ "ЛЮБОВЬ ЖИВЕТ ТРИ ГОДА "В ПРОКАТЕ:
Киев: "Киев", "Жовтень", "Украина", "Оскар" в ТРЦ "Дрим Таун", Баттерфляй Ультрамарин, "Мультиплекс" в ТРЦ "Блокбастер", "Мультиплекс" в ТРЦ "Комод", "Магнат", Кинотеатр им. Чапаева, "Флоренция" – с 17 мая;
 "Кинопанорама" – с 7 июня.
Одесса: "Синема-Сити", "Ю-Синема", "Дюк" – с 17 мая; "Планета кино" – с 31 мая
Львов: "Кинопалац", "Планета кино" – с 17 мая; "Палац Мистецтв" – с 7 июня
Харьков: "Боммеръ" – с 31 мая
Днепропетровск: с 17 мая
Донецк: "Мультиплекс" – с 17 мая
Винница: "Родина" – с 18 мая
Запорожье: "Кинотеатр им. Довженко" – с 24 мая
Евпатория: "Ракета" – с 24 мая
Симферополь: "Спартак" – с 7 июня

рейтинг:
5
(2)
Количество просмотров: 26926 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode