Форумы портала

Дерб Вотреч

Александр Горбатенко
  • автор: Александр Горбатенко
  • e-mail: clownissaad@yandex.ru

Я родился, для того чтобы изменить мир, я почувствовал это тогда, когда осознал неизбежную глупость человеческой природы. Стал я понимать это, когда впервые задумался над тем, зачем я живу, и зачем живут люди окружающие меня. Каждый раз, включая телевизор, я всё чётче осознавал свою цель. Мне казалось, что после развала тоталитарного режима, рухнет и стереотипизация и узость мышления. Мы голосовали за свободу, а получили лжедемократию; мы спрятались за красивую форму слова свобода, однако не заметили пустоты его содержания. Нам по-прежнему навязывают ложные ценности, ложные знания и ложную мораль; система образования, средства масс-медиа, сфера потребления ненужных вещей для ненужных дел – всё это навязывает нам ложные ценности, даёт ложные цели для жизни, делает винтиками в машине, вкручивая нам спираль деградации и глупости. Нам прививают тягу к материальным благам, и с самого детства запирают в эту зону комфорта, делая нас рабами розетки. Духовные же ценности стали непопулярны и немодны: именами великих писателей и композиторов прошлого сейчас называются лишь дешёвые забегаловки и очередные выкидыши поп-индустрии. Массовая деградация охватила общество от мала до велика, и это очень выгодно, для того чтобы стадо не блеяло.
Личность, которую легко пресытить, можно легко и контролировать. Для этого нужно создать условия существования, при которых у личности не будит больше другой цели кроме как удовлетворение своих первичных потребностей, а далее временно пресыщенной личности навязывают цель накопительства, чтобы обеспечить её послушание, и она начинает работать на систему: начинает зарабатывать деньги и тратить их на квартиры, машины, выпивку, одежду и т. д., исправно делая две вещи одновременно – пресыщая себя и делая то, что говорит система. Однако не думайте, что система есть твёрдое понятие, так же как и государство. Всё это: система, государство, правда, любовь – абстрактные понятия. Как в понятие правды мы можем определить чётко верную формулировку для определённого человека и определённой ситуации, так и в понятие государство мы можем сделать это, сказав, что государство это просто группа заинтересованных лиц, диктующих обществу свои правила. Они столь могущественны, однако они и настолько бедны. Ведь они также как и все остальные живут ради материальных благ, и отличаются от остальных лишь тем, что у них этих благ гораздо больше.
Видите, как просто устроено государство. Мы – граждане нужны заинтересованным людям для материальных благ, и сами мы тоже живём для этих благ. Вот такой порочный круг. И разница в том, что мы работаем во блага ещё и других, а другие только во благо себя. Но и мы, и они рабы, рабы своей ограниченности, слепоты и глупости. Чтобы изменить саму модель государства нужно убрать заинтересованных в материальных благах лиц, и заменить их на заинтересованных в духовных благах лиц. Однако это очень сложно. А сложно, потому что природа человека несовершенна, и это, пожалуй, самые мягкие слова. Мы ушли от обезьян не так далеко, как мы думаем, в основе нашего существования всё ещё лежат первичные потребности и стадные инстинкты. Тем не менее, истинный человек способен бороться со своими инстинктами, тем самым, преодолевая тварь в себе, ради творца в себе.
* * * *
В человеке заложена функция самоуничтожения. Каждое живое существо в этом мире инстинктивно приспосабливается к среде своего обитания и находит гармонию с природой. Однако человек не таков. Он изменит всё и всех, чтобы ещё больше приблизить условия жизни к своему идеалу, который, тем не менее, в его разуме остаётся бесформенным. Но выход не в изменении мира под себя, а в эволюции разума и самого человека.
Мир произвёл на свет много великих людей, и ещё больше ничтожных людей. Сейчас же мы наблюдаем, пир ничтожества, торжество глупости над разумом: мы воздаём хвалу Франклину, которых гордо восседает на зёленых купюрах, запиваем это дорогим мартини и смазливая поп-звезда с силиконовым бюстом третьего размера делает нам миньет, жуя мятную жвачку. Но оставим на время глупость и вернёмся к достойным мира сего.
Человеческое существо умело мыслить, и у него появились мысли о том, что оно не хочет жить лишь для продолжения рода, и ему понадобились некие высшие цели. Но этих целей оно так и не узнало в своём большинстве. И это незнание вылилось у него в скуку, а скука – в агрессию. Чтобы хоть как-то усмирять человека, люди благоразумные и гениальные в своей лжи, придумали политику и религию. Это были чрезвычайно умные люди, люди, что посмели поставить барьеры на пути саморазрушительного существования человека. Эта жвачка для мозгов пресыщала и пресыщает, хотя уже насыщенные, но всё такие же беспомощные умы. Религия играла на самых тонких струнах души, била на повал в самые уязвимые места, легко и просто объясняла всё, что не мог объяснить человек. Однако как, как же могли забыть люди, что религия была создана такими же людьми?! Пусть людьми с незаурядным восприятием и глобальными амбициями, но всё же людьми?!
Мыслить, думать, размышлять и анализировать стало тоже немодно. Человек с философским мышлением всегда будит маленьким в этом мире, и его самое великое решение будит в том, чтобы оставаться в тени и не метать бисер перед свиньями. Однако разве в этом долг философа?
* * * *
Человек есть то, что должно превзойти. Знакома ли вам эта фраза? Чётко ли вы понимаете её суть? И видите ли вы так же как я разницу между homo sapiens и homo novus?
Человек не часть природы, это доказывает его поведение, его поступки и мотивы этих поступков. То, что удерживает тварь в нас, зовётся телом. Наше тело, наш мозг, кости, кровь, сперма это части животного, части твари, особи, что явилась в мир лишь для продолжения рода. Тем не менее, в нас есть и творец, и гений, он зовётся разум. Он ведёт неотступную войну с телом, с тварью в нас. Однако я не являюсь презирающим тело, я проповедую эволюцию тела, что последует вслед за разумом.
Я могу легко доказать что мы не произошли от обезьян. Вывод Дарвина был лишь шагом к свободе, мы пытались заменить религию на научный атеизм, одну ложь на другую ложь. Но новый капкан жал и давил не меньше, и как оказалось в последствии намного больше, произвёл разложение и крушение старой морали.
Почему за столько лет никто из наших братьев меньших не эволюционировал? Почему лишь человек одарён или проклят разумными мыслями? Ведь природа заботливая мать, она каждому своему детёнышу вложила в ДНК цель его существования, а именно репродукцию своего вида? Однако почему же, если мы тоже часть природы, мы не знаем цели нашего существования? Почему человеческое существо столь долго метается в сомнениях и колебаниях по поводу смысла своей жизни, и до сих пор спрашивает “быть или не быть”? От чего же матушка природа, обделив нас целью жизни, оставила нас на пути самоуничтожения?
Нет, не природа нас создала. Тогда что же? Остаётся бог, кем бы он не звался, Аллахом, Буддой или Иисусом Христом. Но и это тупиковый ход. Можно долго биться головой в своих храмах и обращать мольбы к своему богу, но, тем не менее, если ты умеешь думать, ты поймёшь что это ложный путь. Поймёшь и испугаешься, также как и я когда-то в своё время. Но ты не бойся, ведь я говорю тебе – человек есть то, что должно превзойти.
* * * *
Ты должен понять, что я не хочу насилия, и в первую очередь насилия над самим собой. Но как же тогда что-то изменить в мире, ведь доселе насилие было самым действенным способом?
В своё время я умел восхищаться гениями революций, однако мне кажется, что наше современное общество выродилось. Не один великий человек более не родился за последние сто лет. Наш главный двигатель прогресса это лень и скука. Квинтэссенция этих двух основ делает прогресс. Вы спросите: “Как же это возможно? Неужели Эйнштейн был ленивым?” Да, скажу я вам. Но его лень была плодотворной: кто-то лениться сидя перед телевизором, а кто-то в руках с паяльником углубившись в математические расчёты. Люди, одарённые пытливым и незаурядным умом, ищут себя во многом и то, что у них выходит лучше всего и лучше всего избавляет от жизненной скуки, развивают. Но я не считаю это правильным. И что с того, что у нас есть свет и радио? И что с того, что у нас есть ядерное и биологическое оружие? Поможет ли это нам избежать войн и исправить прогнившие души? Поможет ли это нам обрести цель нашего существования? Поможет ли это художнику найти своё вдохновение, а поэту его место в мире? Каждый учёный слепо трудиться во благо системы, создавая всё новые и новые технологии, которые, “облегчая” нам жизнь, сажают нас в темницу комфорта.
Так что же делать? Отказаться от благ цивилизации? Где же нам тогда хранить продукты, если не будит холодильника? Как греться зимой, если не будит газового котла? Как общаться на расстоянии, если не будит интернета?
Я не предлагаю отказываться от этого, я лишь хочу чтобы вы поняли, что стали рабами своих материальных благ, и взглянули на ответ - homo novus.
Но вернёмся к миру. Хотели бы вы его изменить? Я не прошу вас отдаваться сладострастным мечтам, я прошу вас подумать обо всех. Ведь люди это одна раса, раса мыслящих существ без цели жизни, необработанный кусок глины, незавёршённый программный код. Допустим, что общество можно перестроить с помощью насилия, ведь те, кто безнадёжно погряз в системе или имеет от неё выгоду, не позволят просто так всё изменить? И на это я вам говорю – меняйте мир с оружием в руках! Да, этому миру нужна революция, и не одна! Нужно истребление двуногих животных, и целых народов в обличии животных! Нужно чтобы из пепла восстал сверхчеловек! Мы ещё недостаточно нетерпеливы, чтобы захотеть измениться и превзойти себя! Пусть те, кто умрут за идею, переродятся в потомков сверхчеловека!
Когда вы в последний раз умирали за идею? Вам это чуждо. Однако что такого в вашей жизни чего вы боитесь потерять? Вас держат привязанности к людям, материальные блага, страх, вас держит тварь в себе. А если я скажу что ада и рая нет, и что после смерти вы станете просто частичкой хаоса?
Нет, я не призываю мир к массовому самоубийству. Я лишь хочу сказать, что человек есть то, что должно превзойти, в этом цель нашего существования.
* * * *
Верите ли вы в утопию? Считаете ли вы, что все люди равны, и что общество может быть равноправным? Что лучше анархизм или капитализм, коммунизм или демократия?
Демократию, по своему существу, выдумали. Выдумали те потомки великих лжецов, что основали когда-то религию. Общество похоже на тесто, ему нужны дрожжи, на которых оно сможет расти и двигаться. Множеству пытливых умов нужна жвачка. И со времён образования социальных отношений, у человечества было много жвачек, их кладут в рот массы и с аппетитом жуют, выделяя сок, иногда и долго жуют, а потом всё же выплёвывают. Но ведь это не пища. Жвачку демократии уже дожёвывают, а те, кто сверху, её и не пробовали, ведь они как никто другой знают, что она не полезна.
Что же нужно нашему обществу? Новый политический режим, новая концепция лжеморали, новая жвачка?
Люди не равны, и не могут быть равны. Примите это и поймите: лев не равен ягнёнку, кобра не равна ужу, сфинкс не равен кошке, колосс не равен побегу. Ничто не равно, но многое полезно своей неровностью. На фоне толстых потных карликов, я вижу высокого ясноглазого сверхчеловека.
Равенство не возможно по природе. Этого придерживались и лжеутописты социализма, ведь это их слова: “от каждого по способностям, каждому по потребностям”. Но ведь это означает что у каждого разные способности и свои критерии потребностей, не так ли? Есть люди умственного труда, и есть люди физического труда, есть вообще двуногий скот, который даже от животного не перенял не одной добродетели. Общество грязно, и полно деградирующими аморальными социальными элементами. И как раз эти элементы составляют верхушку общества.
Однако же вы воздвигли их туда! И не претворяйтесь будто это не так! Ваша пассивность, безразличие и апатия к своему завтра, породили вашу близорукость, и каждый из вас несёт тяжкое бремя ответственности!
Но я не броню вас, о заигравшиеся дети! Я снова шепчу вам – человек это то, что должно превзойти.
* * * *
Размышления всегда создают противоречия. Агония противоречий есть ключ к истине. В человеке могут ужиться самые разные противоречия, эту уживчивость я называю сделкой с совестью. Те, кто понимают мои слова, и даже в чём-то согласны со мной, но никогда не последуют им из-за страха потерять свой упорно созданный годами комфорт, как раз и совершают сделку с совестью. Однако я учу вас и говорю вам: остерегайтесь сделки с совестью, чем больше ты возьмёшь у неё взаймы, тем дальше от тебя будит закат человека. Закат человека должен начаться, и тогда настанет рассвет сверхчеловека. Мы дети великого заката, мы стоит на грани уничтоженной морали, продажной любви, фальшивой ненависти, тупой злобы, животного вожделения и твари в себе. Но это благодатная почва для первых семян сверхчеловека.
Я говорю вам: есть мораль бедных духом, есть мораль богатых духом; есть мораль плебеев, есть мораль титанов. Я говорю вам: уничтожайте мораль маленьких людей, мораль лакеев, торгашей, сладострасцев, провинциалов, воров, лжецов, гордецов и сострадательных. Бойтесь, о бойтесь сострадательных!
Если ваше окружение вам неприятно, тем не менее, вы дорожите им, - ведь такое бывает? ваши друзья могут быть совершенно милыми, весёлыми, добрыми порочными и жалкими существами, - то я говорю, вы должны держаться от них подальше. Дозируйте своё времяпрепровождение с ними: полезно смотреть на бесформенное и на искорёженное, ради улучшения собственной формы. Однако я настойчиво советую вам завести новых друзей, зовите их свободными умами. Концентрируйте в них свои чувства и свои противоречия, но как можно лучше сформируйте и обрисуйте эти противоречия. Бегите к свободным умам, бегите в своё уединение!
Очень часто, когда я был юнцом, меня посещали уныние и меланхолия. И я радовался грусти и был влюблён в неё. Но это радость неопытности, это счастье молодости, это счастье мечтателя. Кто мало видел, тот много плачет. Однако грусть опасна, она лекарь и она же палач. Мир - грязная помойная яма, в нём прорастают такие гнилые цветы как педофилизм, зоофилизм, некрофилизм, садизм, инцест, алкоголизм, наркомания и т. д., но это явно не повод впадать в меланхоличные размышления. Скорее это повод к смеху, к смеху переполненного любовью и злобой! Смотрите на грязь почаще, пока ваш нос не привыкнет к запаху гнили, и ваше сердце не окрепнет. Помните, что счастье есть радость глупца, а общественное счастье – радость великодушного эгоиста. Настоящее счастье всегда отдаёт гнилью.
Мне противны плачущие, они достойны смерти. Я люблю смеющихся, но они делятся на две группы. Больше всего я люблю злорадные, ироничные звуки смеха, смех с проблеском чистого безумия. Но также я люблю смех глупый, ничтожный и плоский, ведь блаженны глупцы, ибо разумы их слепы.
Но помните, есть те, кто любит смеющихся искренне, а есть те кто из корысти. Бойтесь этих последних, ибо им чужд сверхчеловек, и они бояться слов – человек есть то, что должно превзойти.
* * * *
Великая любовь дарит великие страдания. Однако что человек мог подразумевать под таким эфемерным понятием как любовь, и что означает любовь для сверхчеловека?
Заоблачные горы стихов были написаны поэтами во славу любви, сотни памятников по всему миру были воздвигнуты ради любви, и бесчисленное количество человеческий жизней ушло в бездну за любовь, но никто из них так и не дал ответа на вопрос – что это?
Есть любовь мужчины к женщине, есть любовь сына к матери, есть любовь писателя к книгам, есть любовь к родине, и есть, наконец, любовь к сверхчеловеку. Так какая же любовь настоящая, какая же любовь суть истина?
Та, что крепче, говорю я вам. Та, что огненным столбом год от года полыхает в вас; та, которая не есть сладострастная и сострадательная, не есть благородная и искушённая, а есть вы сами, сама ваша душа и ваша воля. Эта любовь должна быть вашей волей, и не иначе. Возможно, что сейчас кто-то целую свою женщину думает, что его любовь есть истина; возможно, что сейчас солдат, на войне держа в руках автомат, переполнен патетическими чувствами к своей отчизне и думает что его любовь настоящая? Я не собираюсь их переубеждать, и доказывать что они неправы. Однако мне кажется, что оба они плохо читают в своём сердце. Что ж, мы посмотрим через время, чем обернуться мои слова, подтверждением или профанацией.
Что должен любить больше всего сверхчеловек? Смех, и только его одного. Только он один даёт ему усладу и лёгкость, и ради него он раскопал могилу старого бога, чтобы плюнуть на его останки.
* * * *
Что читается в глазах человека, когда он видит смерть, когда она своим страшным величием приковывает его внимание? Вы видели когда-нибудь взгляды людей наблюдающих за смертной казнью? В них есть смущение, растерянность, интерес и трепетный животных ужас. Когда мы видим смерть, наши зеркала души обращаются в тупые коровьи глаза, и холодный пот струиться по нашему телу. Странно, от чего это?
Большинство развитых стран отказались от смертной казни, чтобы быть пафосно-гуманными в глазах мира. Но те, кто улыбаются в ночи, знают как это глупо. По каким критериям можно измерять гуманность смерти? Или от этого вина политиков, что пишут уголовный кодекс, станет меньше: умрёт человек через повешенье, или на электрическом стуле; в газовой камере, или через смертельную инъекцию? Какое оправдание вы, люди сверху, можете найти? Ведь каждый преступник есть незаконный ребёнок нашего социума. А мы всё надеваем маски и делаем вид, что это случайность: и как же это вышло?!
Я никогда не переставал удивляться и умиляться изобретательности человека в уничтожении себе подобных. Каких высот мы достигли в том, чтобы за считанные секунды превратить живого человека в бесформенный кусок разодранной плоти! Но, тем не менее, это меня веселит. Такой благодатной почвы никогда не было у человечества как в минувшее и настоящее столетия. Войны нужны, и чрезвычайно необходимы. О полезности войны я расскажу дальше.
Что же порождает войны, и что делает их необходимыми? Фанатизм? Нет. Жадность ненасытной свиньи в подобии человека. Что хотят те, у кого есть власть? Ответ прост – больше власти. Это же блаженство и величайшее сладострастие иметь власть дающего жизнь, и власть её забирающего. Все европейские странны, в своих конституциях, признали человеческую жизнь самым ценным, что ни на есть. И, однако, как легко они распоряжаются этими жизнями. Величайшие сладострастники это политические деятели. Их самовлюблённое лицемерие не знает границ. Они умело играют на фанатиках, людях с лжеморалью, и успешно начинают войны.
Война. Все кто участвовали и пережили Вторую мировую, войну во Вьетнаме, войну в Афганистане или войну в Чечне, с ужасом вспоминают это слово. Однако я не отношусь к роду сострадательных. Если ты убиваешь за государство, за родину, то умри! Тебе нет прощения, ибо ты глуп, и тебя умело мотивировали и тобой успешно манипулировали политики! Нет правды, где есть слово государство. Истинный человек всегда боялся этого слова, а сверхчеловек втопчет его в грязь. Если ты убиваешь за деньги, тебе также нет прощения, умри! Ты честен с самим собой, и умрёшь за свои же пороки, за свою жадность!
Всё что когда-либо звалось патриотизмом, есть злая ложь. Это сделано, для того, чтобы каждый мог хвалить свой цветочный горшок. Вспомните плакаты, призывающие к обороне отчизны во время Великой отечественной войны, когда лозунгами было – “защити родину-мать!” и “родина-мать тебя зовёт!”, когда советские издательства поместили на середину плаката женщину среднего возраста в рабочей одежде, и будто она говорила эти слова. И каждый, смотря на эти плакаты, представлял свою мать, и его патриотизм делал шаг вперёд, являясь результатом хорошего пинка сзади. О лукавые политологи, вы были хороши! Где есть лукавство, там власть, где есть власть, там государство. И я говорю вам: остерегайтесь политики и государственной машины, ибо это рассадник заразы и гнили.
Всё что прививается вам с детства, является профильтрованной ложью. Во младенчестве невозможно от неё защититься, но в старшем возрасте человек должен сделать многое над своими истинами и моралями, должен бесстрастно положить их на весы и заново взвесить. Ваш патриотизм, любовь к стране и культуре, есть запланированная программа, направленная на то чтобы укрепить государство и наполнить глубокие карманы, создав ещё одну шаблонную личность. “Стадо, не блей так громко! У тебя ведь есть твой луг и сарай, и это твой дом, твоя родина! И к тому же на твоём лугу есть сочная трава! Что тебе ещё надо? Радуйся, веселись!” Радуйтесь, веселитесь люди, ибо вы заслужили своё ограниченное счастье, и я рад, что пресытить вас столь же легко, как и овцу! Государство пресыщает ваше тело, религия пресыщает вашу душу. Так что же далее?
Далее нужна война. Она будит как никогда полезна на этом лугу чахлых, чванливых, довольных собой человеческих существ! Я люблю войну ради войны! Итоги её всегда одинаковы: в ней нет победивших. Но в ней есть истинные титаны и колоссы, истинные человеческие особи, которые подобно античным героям неистовствуют в битве, и пожирают восхищённым взглядом всю агонию войны! Войны нужны чтобы искоренять застойные умы, те, что никогда бы не смогли побороть и даже пресытить тварь в себе. Нужны чтобы искоренять пассивность, лень, раболепство и послушание, все эти камни на пути к сверхчеловеку. Ведь пока граждане гибнут на войнах, их лидеры и вожди пьют чай, и с величественным сожалением вздыхают. Кого нужно было послать в первые ряды сражений? Самих вождей. Но не думаю, что товарищ Сталин захотел бы вытащить свою задницу на поле битвы, или фюрер Гитлер залезть в горящий танк. Кстати, а вы верите в то, что Гитлер застрелился в 1945 году, и в то, что Сталин скончался от инсульта?
Войны были нужны, и будут нужны, чтобы порождать противоречия и сомнения. Сомнения часто полезны, но в решающий момент опасны. Сомневайтесь в себе, а ещё чаще сомневайтесь в людях, в их талантах и писательских трудах. Ведь сколько же людей загадили и переписали историю. История – проститутка политики, остерегайтесь её выводов. Каждая книга истории по-своему субъективна.
Позвольте спросить: я вызвал у вас сомнения? Сомневаетесь ли вы в моих истинах и моралях?
Существуют ядовитые хищные змеи и невежественные гордые орлы – так я называю образованных людей. Вы юристы, финансисты, историки, психологи, политологи, а особенно филологи, вы рассадник узаконенной лжи и глупости. Вам нужны одежды в виде ваших добродетелей и знаний, но нагой сверхчеловек всегда будит пугать вас!
Вы мудрецы, отчего вы стали учёными? Те знания, что вам преподнесли, почему вы считаете, что сами дошли до этого? Почему тля, что никогда не видела льва, уверена в том, что она велика и могуча?
Известно что проще спрыгнуть с крыши небоскрёба, чем доказать религиозному фанатику что бога нет. Меня всегда смешили религиозные фанатики, и я до колик в животе от души хохотал над ними. Если бы я тогда присутствовал в 33 году н. е. при распинании Иисуса на кресте, я бы непременно рассмеялся. Доколе ещё человек будит невежественен? Или вы не знаете, что бог умер? А может в нас вдохнула разум вовсе не божественная искра? Ах, хвала богу, что я слеп, ведь когда явиться сверхчеловек, я прозрею!
Я предрекаю свои истины, хотя в чистоте своего сердца никогда не был уверен. К свободным умам сейчас устремлён мой взор…
* * * *
Среди острых скал и лицах в масках,
Весь в чёрно-белых красках,
Однажды гулял весёлый бог,
Всё искал он свой уголок.
И сколько он на свете жил,
Почему-то всё тужил;
Но грусть вызывала смех у него,
От этого было и прозвище его.
Он бродил много по миру,
Видел пастыря и плачущую лиру.
Спрашивал пастыря: “где моё место?”
А пастырь сказал: “твоё место в аду,
Там растёт гнилое тесто,
Там ты уверенно скажешь – смогу.
Нет, не здесь, не в моём стаде,
Не в моём покорном саде;
Не тронь овец моих, бунтарь,
Ведь жаль мне их, настолько жаль!”
И пошёл дальше весёлый бог,
И к плачущей лире припасть смог.
“Нет, не здесь место твоё,
Не в порочном Алхале.
Я знаю, предназначение своё,
Ты найдёшь в небесном Астрале.
В раю ждут тебя они,
Лжебоги и твари грешные мои.
Твоя мудрость не для наших ушей!
Иди, быть может, вина испей?
А испьёшь, спроси у Валькирий,
Они выпьют твои реки уныний.”
Так лира плачущая сказала,
Тихо треснула и замолчала.
“Так, где же я? -
Подумал весёлый бог, -
Я словно та свинья,
Пресытить не смог.
Пресыщаясь своими словами,
Своими мудростями и глазами,
Я думал, что суть один конец,
Это сверхчеловека радостный венец,
Должен принести я на землю свою,
И прошептать ей – тебя я люблю.
Но мой здравый эгоизм,
Называли атеизм;
Однако посмертную славу бога,
Впитывал я понемногу.
И идеи дерзкие мои,
Выжигали людские слои.
Единое целое – путь к совершенству,
Ложные ценности – шаг к блаженству.
От мученика до шута,
Один лишь только шаг;
И пусть безликая толпа,
Подымет злобы флаг.
Так, где же я,
Валькирии скажите?
И мудрость моя,
В последствии событий?”
Валькирии смотрели,
И очи их горели,
Демоны зависти и злобы,
Такие говорили слова богу:
“Что ты мыслишь о мире бог,
Неужели ты тварь в себе побороть смог?
Но ведь твоя мудрость не для всех,
Не для тех, кто ещё жаждет утех!
Не для двуногих жадных скотов,
Не для их порочных основ!
Хаос ли глаголет тебе истины,
И уверен ли ты, что они мыслимы?
А может мудрость в плоских усладах,
В садомии и сладострастных наградах?
И ты, что своей мудростью кичишься,
На самом деле лишь на себя злишься?
И не шутовского ли дела ты мастер,
И к самообману твой разум пристрастен?
В смехе своём ты заблудился,
И перед истиной ты провинился.
Мы не дадим тебе ответ,
Взгляни-ка лучше на небесный свет.
Быть может в глубинах его,
Есть частичка тебя самого;
И спроси у одиночества,
Того, что тебе хочется.”
Сел бог на землю и засмеялся,
Правду он любил и её не боялся.
И громко молвил он,
Словно демон сквозь сон:
“Даже самое лучшее счастье в мире,
Отдаёт гнилыми цветами;
Но, однако, почему-то и тля желает,
Чтоб её страстно обожествляли.
Безумие и истина – чаша и копьё,
Такое необходимое, но тлетворное зло.
И чтобы быть весёлым,
Нужно быть шутом;
А также побегом зелёным,
И не гнаться за стволом.
Но я смотрю на мир,
Сквозь треснутое стекло,
И вижу я убогий пир,
Хотя и мутновато оно.
Разбейте свои морали,
Своей лжеверы скрижали!
И станьте для меня шутами,
Смотрите на мир круглыми глазами!
Я буду здесь, и буду нигде,
В страшной реальности и сладком сне.
Вот он я, моя мечта,
Я смеюсь, да будит так всегда!”
* * * *
Маркус Боллер вышел во двор. Почти весь сад и деревья уже зацвели. Солнце замечательно грело в этот весенний день.
- Можно их выводить? – спросил подошедший к нему плешивый мужчина лет сорока пяти.
- Да Лени, будим выводить. – Ответил Маркус – человек носивший бороду и бакенбарды, примерно такого же возраста, может немного старше, чем его товарищ.
Оба мужчины в белых халатах зашли в двухэтажное здание жёлтого цвета, и стали выводить тех, о ком они говорили на улицу во дворик. Этот дворик и здание были обнесены трехметровой кирпичной стеной, ведь те, кого медбратья выводили во двор, были сумасшедшими, а жёлтое здание было сумасшедшим домом.
Безвольно-бессмысленные лица стали потихоньку заполнять пространство садика, кого-то санитары вели под руки, кого-то везли в инвалидном кресле, кто-то шёл сам. Это были люди со стёртой личностью и стёртым пониманием реальности. Примерно половиной из них были пожилого возраста, те до кого не было дела ни родственникам, ни государству, и кто растерял последние остатки рассудка в стенах этого здания. Остальные были люди разных поколений: несколько подростков с суицидальными наклонностями, у которых руки были в шрамах; жена, которую избивал пьяный муж, и которая в припадке отчаяния отправила своего благоверного на тот свет; бывший наркоман, у которого после избавления от зависимости, так и не появилась тяга к жизни; обычный работяга, который вкалывал по 18 часов в сутки 30 лет подряд, и в один прекрасный день просто стал биться головой об батарею, и другие и другие.
- Сегодня хороший день, пусть наши постояльцы подышат свежим воздухом. – Проговорил Маркус.
- Это верно, - подхватил Лени Собицкий, - солнечный день им явно не повредит.
- А что там с нашим новичком? – спросил санитар с бакенбардами.
- Всё так же, не освоился ещё. – Ответил плешивый медбрат. – Его рано в гостиную выводить, а на прогулку тем более. Ещё ведь и трёх недель не прошло. Доктор Волтер сказал, что нужно увеличить дозу успокоительного, чтобы он спал хотя бы пять часов.
- Уж доктор скажет… - хмыкнул Маркус, - по мне, ему там, в одиночке ещё долго придётся оставаться, а несколько прогулок на свежем воздухе пошли бы ему на пользу.
- Ну, если бы он хотя бы ел сам! А то он вообще никого кругом не замечает. И как это он чувство голода не ощущает! Хорошо хоть спокойный, и позволяет себя кормить. – Отвечал Лени.
- Философы все спокойные. Ему кроме своих свободных умов пади и ничего не надо! – улыбнулся Маркус, - Кстати, ты читал его записки?
- Да… просматривал…
- И что думаешь?
- Непонятно там всё… Ты знаешь, по мне всем философам сюда и дорога. Им лишь бы свои писульки вырисовывать, а не работать. – С явной антипатией сказал плешивый.
- А меня многое заинтересовало. Я бы с удовольствием побеседовал с ним, когда он ещё был в своём уме. – Возразил мужчина с бородой и бакенбардами.
- Ну, это твоё дело… ладно, я пойду к доктору Волтеру, скоро придёт время его кормить.
Маркус кивнул и Лени удалился.
Тем новоприбывшим в психбольницу, о ком беседовали санитары, был двадцати восьми летний Дерб Вотреч. До того как он очутился в жёлтом доме, он работал библиотекарем. Жил он один, и был нелюдим. Раз в несколько недель, его навещала старенькая мать. В последнее время, как она говорила, Дерб стал совсем странным, и постоянно говорил ей, что скоро придёт эра сверхчеловека. В один день он просто перестал замечать окружающие, как живое, так и неживое. И плачущая мать поместила его в сумасшедший дом, говоря, что сын её не узнаёт. Вместе с ним она передала несколько его вещей, для более точной установки диагноза: это была тетрадь, исписанная Дербом, несколько его любимых книг и его детские фотографии. Спустя четыре дня доктор Волтер поставил диагноз: отказ воспринимать реальность на основе придуманного идеала мышления, что привел к острым проявлениям шизофрении.
Спустя пол часа, когда Лени покинул своего коллегу Маркуса и пошёл к главврачу, мы видим его бодро шагающего по коридору больницы в сторону крыла Б, где находятся одиночные комнаты для тяжело больных, больше похожие на тюремные бараки. В руке у санитара поднос, на котором находиться ломоть чёрного хлеба, картофельное пюре в небольшой мисочке и стакан томатного сока. Он дошёл до комнат-одиночек и заглянул в окошко двери одной из них. В комнате санитар увидел худого мужчину с болезненным цветом лица, он сидел, опёршись об стену, и в пол тона говорил: “Послушайте, послушайте, что я говорю свободные умы! Главное в этом мире не пресытиться собой и своей мудростью, пресыщение ведёт к отвращению. Как часто я видел юных, молодых, полных трепета людей, и они были лишены счастья жизни. У них жизнь вызывала отвращение, они говорили страшные слова: уж лучше бы мы сгнили в утробе, чем сейчас маемся в этом мире! О ужас, свободные умы! Наше поколение это сочные и гнилые плоды. Как мы проморгали, почему сквозь наши маски не бил свет! О свободные умы, опасайтесь отвращения, великого отвращения!..”
Лени улыбнулся, и в этой улыбке читалась забота отца о глупом и беспомощном ребёнке. “Всё о том же, - подумал он, - всё о своём”.
- Ну что свободный ум, - произнёс он, открывая двери в одиночку, - я пришёл тебя покормить.

опубликовано: 18:41/01.11.2012
Введите код с картинки
Image CAPTCHA
металлолом ярославль