Форумы портала

Венок сонетов "Tempus declinationis"

Портвейн
  • автор: Портвейн
  • e-mail: maxxrockcowboy@ukr.net

автор: Макс Портвейн

1.
Материя звенящей пустоты,
Цепочка без конца и без начала,
Смешенье когнитивной суеты
И умиротворённого реала.
Над бездной распростёрты два крыла,
И сотни глаз взыскуют утешенья,
И гнозиса лучи жгут тень сомненья,
Ложь знание на муки обрекла.
Змей свергнут, девственны сады,
И ветки гнут к земле плоды,
Грядут герои, как гнилушек груды,
Стремясь, чтоб ткань небытия,
Оставив в нас частичку «я»,
Распалась на духовные сосуды.

2

Распалась на духовные сосуды
Пути цепочка, радуга дилемм,
И осознание пришло из ниоткуда,
Оставив древних мудрецов ни с чем.
Любовь, надежда, вера – всё предельно.
Завянет иль сорвут, - умрёт цветок.
Украсит вазу или же венок, -
Без корня существует он бесцельно.
Вот мел, вот уголь, сотвори себе кумира!
Ждёт гильотина всех, чьё в жизни счастье– лира.
От блеска глаз не рушатся мосты.
И литургия снов по жизни так жестоко,
Торжественно, красиво-одиноко
Мне дарит обгоревшие цветы.

3

Мне дарит обгоревшие цветы
Мой маргинальный сфинктер подсознанья,
И чашек чайных тысячи чисты,
Не время когнитивного камланья!
Смотря на солнце и не видя в нёмспасенья,
Запомни аксиому – бог жесток.
Узнаешь больше – спрячут под замок.
Любой создатель носит метку отреченья.
Так выбирай, творить иль простосозидать,
Трансцендентальный памятник себе создать
Из слов и дел, хотя бы как Иуда.
Манкуртам безразличен приговор:
Хвала, хула, признание, позор…
Но я не верю в a priori чуда

4

Но я не верю в a priori чуда,
Ему предшествует Сизифов труд.
Во тьму глядит змееподобный Будда,
Ища среди подобий те, что лгут.
Пускай Мартрейя пьяный лишь водою,
А Татхагата истинно жесток.
Для Бодхисатвы просто, как листок
Увидеть реку иль стену живою.
В глазах у куртизанок тень тоски,
У честных дев седы давно виски.
Хотя черта – то не всегда предел.
Извечно монолит не многогранен.
Кто к многому стремится часто странен,
Ведь целостность – немногих лишь удел.

5

Ведь целостность – немногих лишь удел.
Так изречёт любой, разбившись на осколки.
Любой философ, оказавшись не у дел
Противоречит, порождая кривотолки.
Из сонма ложных выбравшись депрессий,
Смирившись с тем, что лишь в конце есть свет,
Присвоив звание себе «анахорет»,
Построит легион идей-экспрессий.
Узреть же голой правды манекен,
Сорвав одежды, сквозь учений тлен,
Для жаждущих не жить блуждая мимо
Стократ сложнее, если много знать
И каждый раз себе напоминать –
Чтоб наполнять, иметь необходимо.

6

Чтоб наполнять, иметь необходимо,
Опустошив уже наполненный сосуд.
И тянется цепочка пилигримов,
Что отдают гораздо меньше, чем берут.
Никто не знает, вдруг конечна бесконечность,
Восьмёрка может оказаться буквой «S».
И даже пустота имеет вес.
И к осознанию долгов ведёт беспечность.
Определения ж заводят лишь в тупик.
Нет смысла в формулах и тоннах книг.
Всегда понятней что необъяснимо.
Из мириада мнений не создав своё,
С нуля же ум пронзит, как остриё
Хотя бы то, что вязко и незримо.

7

Хотя бы то, что вязко и незримо
Не стоит осмыслять как факт, минуя суть.
Пусть эго жаждой гнозиса томимо,
Несложно в лужах штампов утонуть.
Чем меньше думаешь, тем ярче истин звёзды.
Рассудок – не всегда полезный друг,
И интуиции поболе есть заслуг,
Укажет путь она, когда уж думать поздно.
В пределах эвристических исканий,
Сквозь сонмы холящих или хулящих дланей
Не каждый бог пройдёт, оставшись цел.
Свой разум сохранив, Творца сан получает
Кто то придумает, поймёт и осознает,
Что спрятано средь сотен душ и тел.

8

Что спрятано средь сотен душ и тел,
Что есть мирским одновременно и духовным,
Что есть амбивалентности предел,
Что может быть священным и греховным?
Священники с жрецами шлют проклятья,
Философы лишь ухмыляются в усы.
Хоть истину подкладывай ты на весы,
Религии не пересилить веру, братья!
Свой личных храм у каждого внутри.
Не еретик ты, пусть их даже три,
Анафеме не предан их создавший.
Религию считая за гетеру,
Чтоб сникший дух воспрял, такую веру
Создать не сможет, мир не созидавший.

9

Создать не сможет мир, не созидавший.
Ни мир, ни цель развитья для людей.
И властен лишь стабильность отрицавший
Созвездия концепций и идей
Зажечь гирляндами над почвой убеждений,
Низвергнув старые в невежества чертог,
И новых истин огненный цветок
Теплицей веры оградить от всех сомнений.
Но разными лучами солнце светит.
Червей в земле только ленивый не заметит.
Узнает чадо ли творец, его зачавший?
Для каждой истины есть метод свой познанья.
Но не узнает их создатель мирозданья,
И музу не найдёт не потерявший.

10

И музу не найдёт не потерявший,
Найдя ж, поймёт ли, что с ней делать и зачем?
Или, как сотни до него, вписавший
Очередную в легион мифологем
Он от потомков обретёт печать презренья,
Иль с помощью всех истин девиаций,
Слов имманентность дробью дефлораций
Прорвёт, но лишь один узреет откровенье.
Прожив ортобиоз не раз, не два,
Узнав, как правильно произносить слова,
Рассудок сохранит лишь тот, кто будет нем.
Непроизвольно маски одевая,
Злорадно засмеётся, понимая –
Любое творчество – лишь плагиат систем.

11

Любое творчество – лишь плагиат систем,
Иллюзия разрыва прутьев клетки.
Замкнув на термине свободы точки клемм,
Дефибрилляции хотят марионетки.
Ползи по склону выбора, улитка,
Найди закон – любая истина чиста.
Срывай её, как ягоды с куста,
Для креатива – лучшая подпитка.
Как среди звёзд на небе ту, что ярче светит,
Найди из груды истин ту, что вам не претит.
Сей путь тернист и словно непролазен.
И всё ж, ваять пытаясь совершенство,
Как черни выдать титул «духовенство»,
Мы все творим по образу образин.

12

Мы все творим по образу образин,
Вложив неважно, разум, веру иль любовь.
В сравнении с собой тот безобразен,
Кто отражая сам себя, штампует новь.
Мир, словно коридор зеркал, чуть изменяясь,
Воспроизводит тут же сам себя.
От тысячи единоличий аж знобя,
Встаёт из пепла вновь, при этом разлагаясь.
Любое измененье бесполезно,
Реакция последует железно,
Оригинал вдруг станет общеясен.
Пусть штампы каждый мыслью освежит,
Иль на основе даже нечто сотворит,
Подобия сам смысл отвратно грязен.

13

Подобия сам смысл отвратно грязен,
Трясина аналогий пищи ждёт.
И результат известен, хоть негласен, -
Творец распорет сам себе живот.
Зачав от трупа, изначальный прототип Вселенных,
Вновь породит нам чудо, караван планет,
И будут там на каждой, наплевав на свет
За звание Творца бороться толпы бренных.
Сим породят религий лабиринты,
В которых будут жить табу-гельминты,
И чтоб теперь творить, пожертвуй сразу всем!
Любое авторство по сути иллюзорно,
А истина для абсолюта – ложь бесспорно
И крайне зыбок творчества голем.

14

И крайне зыбок творчества голем,
И не фиксирован уже развитья вектор,
Не отличить теперь тела от микросхем,
Растёт всё шире техногенный сектор.
Творят замены для себя венцы творенья,
Утратив этот статус навсегда.
Разумными становятся стада,
А одиночки всё ж сбегают в сновиденья.
Тот, кто не принимал провиденья сюжета,
Уничтожал программы, нарушал заветы,
Теперь предпочитает выбирать мечты.
Пусть в вакуум сознание он погружать привыкнет,
Всё ж не заметит, как вновь из ничто возникнет
Материя звенящей пустоты.

Ключ

Материя звенящей пустоты
Распалась на духовные сосуды,
Мне дарит обгоревшие цветы,
Но я не верю в a priori чуда.
Ведь целостность – немногих лишь удел.
Чтоб наполнять, иметь необходимо
Хотя бы то, что вязко и незримо,
Что спрятано средь стен душ и тел.
Создать не сможет мир не созидавший,
И музу не найдёт не потерявший,
Любое творчество – лишь плагиат систем.
Мы все творим по образу образин.
Подобия сам смысл отвратно грязен
И крайне зыбок творчества голем.

опубликовано: 19:01/15.11.2011
  • автор: DanielPeaky
  • e-mail: mu251wd1@mail.ru

Пряниководство на дому
Кто то этим занимался? как прибыл?

опубликовано: 16:12/20.11.2016
Введите код с картинки
Image CAPTCHA