шо нового

Peter Bjоrn And John
18:31/30.06.2011

Peter Bjоrn And John — одна из самых популярных в мире групп из Швеции на данный момент. Это легко доказать, припомнив их совместный тур с Depeche Mode в 2009 году, выступление на американском фестивале Lollapalooza, а также покоренный национальный чарт Великобритании, куда в 2006 м попала песня «Young Folks». В каком-то смысле эта композиция стала прорывом мелодичного стокгольмского трио к массовому слушателю, и с тех пор на концертах Peter Bjоrn And John иногда можно наблюдать Kanye West и Bruce Willis. Последний альбом группы, уже шестой в дискографии, вышедший в марте 2011 го под названием «Gimme Some», погоду вокруг Peter Bjоrn And John не изменил. Команда продолжает свое жизнеописание в эмоциональных и порой магических поп-песнях, о которых мы поговорили с двумя участниками группы — басистом Питером Мореном и барабанщиком Джоном Эрикссоном.

В клуб вошли двое бородачей, они представились: Питер и Джон. «Где Бьорн?» — спрашиваю я. В ответ на это Джон выставляет вверх указательный палец и убегает к столу с закусками. Через минуту он возвращается со словами: «Вот он!» В его руках временно-самодельный Бьорн, собранный из банана, киви и яблока.

ШО Чем для вас может быть поп музыка?
Питер. Поп музыка должна быть эмоциональной. Это очень широкое понятие, и для меня лично оно состоит из мелодии, ритма, текстов. В целом это и поп музыка, которая делалась людьми старой закалки, такими как Кол Портер и Джордж Гершвин, а также современная — как коммерческая, так и очень странная.
Джон. Интересно, что сегодня рецензии на музыку, которую принято относить к поп музыке, пишут поп-журналисты, тогда как она может быть более сложной, чем многое из современной классики. Существует немало экспериментальной поп музыки, которая на сегодняшний день отличается особой изобретательностью. Например, если сравнивать Animal Collective или электро-поп с классической музыкой, то в первом случае что-то действительно происходит. То же самое с рок-н-роллом или джазом. Джаз не развивался со времен Майлза Дэвиса. При этом естественно, что всегда будут люди, которые делают джаз так же хорошо, хотя очень сложно найти что-то новое в этом ключе. По моему, прелесть поп-произведения в том, что оно создается на основе трех минут. То есть людям очень легко его воспринимать и не приходится сидеть целый час, как если прослушиваешь симфонию. Его плюс в том, что оно компактно.

ШО Джон, что тебя вдохновляет на сочинение текстов для группы?
Джон. Часто девушки, любовь, несчастная любовь. Скажем, 20 % — счастливая любовь, 40 % — несчастная любовь, 10 % — политика, 30 % — злость и провалы. Злость в основном на самого себя или на глупого кота, который написал в твою кровать. Я еще не сочинил об этом песню, но следующую пластинку так и назову «Глупый кот» (улыбается).
Питер. А меня в свою очередь вдохновляют тексты. Может, не текст целиком, но какое-то одно слово, которое нравится, персонаж. Фильмы, которые я смотрю, настроение, в котором я пребываю, места, где я оказываюсь, — из всего этого я леплю музыку. Раньше я смотрел много фильмов, даже изучал теорию кино. Но это было давно. Я смотрел фильмы, писал о них и мог бы стать киножурналистом или ученым, профессором (смеется), но до этого дело не дошло.

ШО Как ты переключился на музыку?
Питер. Я всю жизнь занимался музыкой, и это всегда было моим главным интересом. Но потом я поступил в университет, захотел изучать что-то веселое и начал с литературы; дальше было кино, театр, история… но если читать обо всем этом и не становиться учителем, тогда можно остаться без работы. Я сменил специальность и начал изучать теорию информации, то есть, по сути, превращался в библиотекаря, но с уклоном в кино. К тому моменту группа существовала уже пять лет, мы выпустили два альбома, играли небольшие концерты, гастролируя по Швеции. И уже когда третья пластинка появилась на свет, люди стали обращать на нас внимание. Тогда у меня не осталось свободного времени, да я и сам всегда мечтал непрерывно заниматься музыкой. Просто когда-то мне надо было найти работу, и я подумал, что библиотекарь — это то, что нужно. А сейчас я могу играть вообще все время…

ШО Но не в библиотеке.
Питер. Вообще-то я отыграл концерт в библиотеке, самостоятельно. Потому что в Стокгольме был специальный день для поп музыки в библиотеках. Было весело, там такое гулкое эхо — это ведь огромный холл, огромная комната. Я много стучал ногой, было здорово пошуметь в библиотеке.

ШО Если разбирать вашу музыку по составным элементам, какими они будут?
Джон. Всегда можно взять что-то из старенького, из того же Кола Портера, можно взять что-то из экспериментальной музыки, фанка, хип хопа, как мы это делали в предыдущем альбоме — «Living Thing», или в последнем, где мы использовали много пауэр-поп- и панк-рок музыки. Прелесть в том, что можно черпать вдохновение отовсюду, ты свободен в своем выборе. Следующий альбом? Не знаю, может, это будет трэш метал.

ШО Работая с другими музыкантами, насколько вы позволяете им вливаться в процесс? Что вам от них обычно нужно?
Джон. Когда мы кого-то приглашаем, мы делаем это, потому что нам нужна их изюминка или их знания, их ум или вкус. Поэтому на последнем альбоме нашим продюсером был Пер Сандин, шведский парень, который работал с the Cardigans, the Wannadies, Бобом Хундом и другими музыкантами. Мы позвали Сандина, чтобы услышать его мнение. Очень легко застрять в рабочем процессе, поэтому я, Питер и Бьорн всегда спорим. Вместо того чтобы ругаться 400 часов подряд, в этот раз мы ругались всего около четырех часов, так как доверились мнению продюсера. Иногда мы приглашаем кого-нибудь такого, как Виктория Бергсман, ради голоса, если нам нужен женский вокал, как в случае с «Young Folks». Мы думали о том, чтобы в будущем пригласить Барака Обаму. Он мог бы спродюсировать наш следующий альбом, но у него нет свободного времени, и его студия пока не готова. Если не он, то Ларри Дэвид — комик из Лос-Анджелеса. Еще Брайан Ино — старик из Англии (улыбается). Может, у него найдется пару часов, за которые мы запишем новый альбом. На мобильный телефон Брайана Ино. Это была бы бомба.

ШО Вы были в туре целый год. Если вы так много ругаетесь в студии, как вы выносите друг друга каждый день в течение года?
Джон. Мы с Бьорном начали играть в теннис и стараемся делать это как можно чаще. Мы не ссоримся, скорее мы будто бы снова полюбили друг друга, знаете, как спустя долгие годы супружества любовь между пожилой парой угасает… и вдруг!

ШО Вторая юность.
Джон. Именно! Вторая молодость. В туре мы, как правило, встречаем новых людей, музыкантов, пьем пиво, играем рок-н-ролл, смотрим фильмы… зачем ссориться? Это же мечта! А однажды я играл на барабанах на сцене, выстроенной на улице, и вдруг прилетела птица и утащила одну из барабанных палочек.

ШО Это был знак?
Джон. Что мне пора завязывать?

ШО Нет, в таком случае она бы сделала что-то другое.
Джон. (смеется) И то правда. Значит, она была большим фанатом и очень хотела эту барабанную палочку.

ШО Ваш инструментальный альбом «Writer’s Block» не привлек слишком много внимания слушателей.
Джон. Это так. Его не крутили по радио, мы издали его только на виниловых пластинках, и это было скорее для фанатов.

ШО Сейчас вы вернулись к этому энергичному звучанию. Что вас воодушевило создать альбом «Gimme Some»?
Джон. Фильмы вроде «Франкенштейна», книги о птицах, могла бы вдохновить встреча с вами, ваша шляпа, тот день, когда однажды ночью я вышел потусоваться и попить пива, а вместо этого совершил кучу глупостей. На этот раз мы хотели, чтобы в музыке было много энергии, гитар и ударных. Ощущение настоящего живенького пауэр-поп-панка, когда хочется всю ночь гудеть на вечеринках. Наша музыка должна задать тебе темп.

ШО Мнение критиков как-то влияет на вас?
Джон. Вчера мы говорили с Питером о том, что нужно сочинять музыку, которую ты сам лично считаешь хорошей. Некоторые группы становятся известными, не имея при этом никаких выдающихся синглов. Можно стать известным в жанре по простреливаю дырок в трубе или сжиганию кукол на сцене — это может быть хитом! Не попробуешь — не узнаешь. Любовь критиков — это, в том числе, и совпадение, и удача, как игра в кости, — никому не известно, что выпадет. Поэтому мы просто продолжаем делать музыку.

ШО Готовы ли вы шокировать зрителя?
Джон. Мы только не готовы напяливать мясное платье, как Lady Gaga. Мы попробовали один раз, но мясо было несвежим, и Питера вырвало.

ШО Хороший способ привлечь внимание.
Джон. Тошнить? Мы должны делать это на каждой песне на каждом концерте. Можно, я это запишу?
читать далее

беседовала Людмила Погодина
фото из архива группы

рейтинг:
5
Средняя: 5 (2 голосов)
(2)
Количество просмотров: 20198 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode