шо нового

Фанковая дивизия
20:43/28.02.2011

В двух словах предыстория такова: в 1965 году Джеймс Браун написал песню «Funky Drummer» и придумал стиль — «фанк». Инициативу подхватили многие ритм-н­блюзовые музыканты, а также некоторые прогрессивно мыслящие джазмены. В конце 70 х, во время концерта коммун Джорджа Клинтона Funkadelic / Parliament, на сцену приземлился космический корабль. Стало окончательно ясно, что фанку, кроме гитар и барабанов, понадобятся передовые компьютерные технологии

Большую часть 80 х фанк активно осваивал электронику. В результате этого возникло несколько довольно интересных его разновидностей. Впрочем, даже самая радикальная из них — new wave funk — звучала вполне форматно. Как если бы группа Duran Duran пригласила к себе в клавишники, например, Херби Хенкока… Все 90 е были отданы на откуп электронной музыке. В фанке ничего особенного не происходило, исключая тот факт, что он, так или иначе, цитировался героями прошлого десятилетия — начиная от золотозубого любителя кроссовок «Adidas» Goldi и заканчивая целым ворохом лаунж­проектов, названия которых тут перечислять совсем не хочется.
В настоящий момент, когда современная музыка неизбежно рефлексирует по поводу своих прошлых реинкарнаций, фанк довольно успешно переосмысливают многие молодые продюсеры и музыканты. Если пропустить классические фанк-группы, которые были всегда и звучат точно так же, как и сорок лет назад, эти эксперименты, пожалуй, — наиболее интересное из того, что случалось с детищем Джеймса Брауна за последнее время…
Морган Гейст, нью-йоркский диск-жокей и продюсер, наверное был первым, кто подхватил знамя фанка в новом тысячелетии. Один из участников проекта Metro Area и основатель лейбла Environ, он собирался выпускать клубные хаус-треки, но неожиданно переключился на нежный и глубокий фанки­грув (www. environrecords. com). Дебютный альбом Metro Area — это очень элегантная смесь электро и фанк музыки. По словам музыканта, он вдохновляется старыми итальянскими коллективами диско­фанка. «Пока итальянская музыка 80 х не оформилась в эту невозможную итало­диско­эстраду, — говорит Морган, — их группы успели выпустить некоторое количество отличных пластинок».
На своем лейбле Морган издает виниловые синглы хитов тех лет. С оригинальной версией практически всегда соседствует актуальный ремикс. Примечательно, что в поле зрения Моргана Гейста попали и первые (единственные?) советские мастера спейс­фанка. Получив по почте демо-запись с бонусом в виде альбома группы Zodiac, Морган издал трек прибалтов (песня называлась «Pacific»)…
Калифорниец с тайваньскими корнями, осевший в Нью-Йорке, — Дэниель Вонг — один из самых интересных персонажей в современной фанк музыке. Периодически Дэниеля заносит то в техно, то в хаус, но его главные композиции — те, в которых, по словам музыканта, присутствует «soulful feeling». В случае Вонга, это определение музыки трактуется своеобразно. В прошлом году Дэниель переиздал свой лучший альбом. «Idealizm 2005» — показательные выступления шпиона, забравшегося в студию к какому-нибудь чикагскому acid-house продюсеру. Используя все те же звуки и приемы, Вонг записал отличную минимал­фанк пластинку. При минимуме технических средств — максимум эмоций и настроений. Тем, кто посчитает творения Вонга андеграундными, стоит набраться смелости и признать, что сделаны они с большим вкусом и поразительным чувством такта…
Кроме всего прочего, Дэниель Вонг имеет собственный лейбл. Balihu Records специализируется на минималистичном фанке. Впрочем, иногда там проскакивают откровенные диско­релизы чуть ли не в духе Донны Саммер или Bonny M.
Звезда лейбла — Илья Сантана. На его дебютной пластинке «Walking On a Crystal Sea» — лучшие рекомендации босса, а также подробное эссе о том, когда и при каких обстоятельствах оба музыканта имели честь познакомиться…
Начинаниями Дэниеля Вонга проникся еще один не менее почитаемый деятель электронной сцены. Британец Люк Вайберт, угробивший все 90 е на скрещивание мрачного трип хопа c ленивым даунтемпо. Он взял псевдоним Kerrier District и издал два альбома подобной музыки. «Kerrier District» и «Kerrier District 2» звучат более жестко и немного быстрее опусов Вонга. Время от времени Люк Вайберт срывается в диско, но, впрочем, вовремя берет себя в руки. Ингредиенты композиций все те же — звуки тщательно дозированы и взвешены. Ничего лишнего, все по существу. Получается дешево и сердито — немой укор всем тем музыкантам, которые жалуются на отсутствие достаточных технических средств…
Музыка бразильского гетто, baile funk, претендует на звание главной сенсации музыкальной Латинской Америки. Музыка эта совершенно раздолбайская и маргинальная. Безвестные музыканты стучат в бонги и самоотверженно выкрикивают сочные речевки. Язык текстов преимущественно португальский. Песни, как на взгляд европейца, предназначены исключительно для веселья. Обязывают к этому и обложки бесчисленных компиляций — на каждой из них непременно изображен бар у океана и счастливые белозубые танцоры. Среди композиций бразильских коллективов встречаются, например, посвященные «Кока­коле» и рок­н­роллу. Вокалистки­девушки колоритнее вокалистов-парней. Когда слушаешь все это очаровательное безобразие, кажется, что находишься в бедном квартале Рио во время скандала между двумя повздорившими семействами. Baile funk хочется обозвать бразильскими гоцалками. Перечислять исполнителей, продавших душу латиноамериканскому дьяволу музыки, — дело неблагодарное. Их очень много. Вот лишь некоторые: Ricardo E Esquisito, mc Mascote, De Falla, Waguignho… Песни короткие, сыграны и спеты на одном дыхании. Отличаются каким­то безалаберным драйвом. В общем, кусок сырого океанского мяса, подброшенный на стол с деликатной, интеллигентной самбой-румбой-босса новой…
Из жаркой Бразилии переносимся в холодную Скандинавию, где отмечаем норвежский дуэт — Lindstrom & Prins Thomas. Эта неразлучная парочка наделала большого шуму в Европе, и приходится констатировать: если европейские музыканты и дальше будут смотреть в их сторону, то парням грозит встать у руля нового музыкального направления. Дуэт выпустил несколько пластинок, а в самом конце прошлого года предъявил полноформатный альбом. С названием альбома музыканты не мудрили, обозначив его по имени дуэта: «Lindstrom & Prins Thomas». Что касается непосредственно музыки, то ее можно определить как гипнотический диско­фанк. Композиции развиваются медленно, основательно, никуда не спеша. Ритм­секция явно ностальгирует по африканскому вокально-инструментальному ансамблю под руководством Фела Кути. Шаманство чистой воды. Так сочно и монотонно мог отстукивать только легендарный Тони Ален в лучшие свои годы. Издается дуэт на бельгийском лейбле Eskimo, активно поощряющем подобную музыку (www. eskimorecordings. com). Кроме Lindstrom & Prins Thomas на нем также выходят Lotterboys, Allez Allez, Ray Mang. Lotterboys стремятся звучать как гламурный электро-панк бенд, который держит в уме классические фанковые гармонии. Последних двух из списка слушать, впрочем, совсем не обязательно.
Лейбл, из которого непременно нужно слушать все — лондонский Bear Funk. Todd Terje, Idjuit Boyz, Stevie Kotey и остальная компания сочиняют сочный, расхлябанный фанк, кокетливо заигрывающий с итало­диско. Сплошная ностальгия и повторение пройденного, но чертовски большой соблазн у меломанов со стажем разрыдаться от счастья. Сколько все эти музыканты переслушали старья — трудно себе и представить. Но романтизировать прошлое у них получается весьма убедительно…
Келли Полар, хорватский вундеркинд, совсем недавно выпустил дебют­ный альбом «Love Songs Of The Hanging Gardens». Фанк­настроений там немного меньше, чем на его прошлых пластинках, что, в общем­то, нисколько не умаляет достоинств альбома. Келли родился в хорватском курортном городе Дубровнике. С раннего детства играл на скрипке. Ему одинаково пришлись по вкусу как техно­пионеры Kraftwerk, так и классические Шуберт с Дворжаком. Когда дошло дело до сочинительства собственных композиций, Келли попытался объединить две крайности. В итоге имеем очень мягкую по звуку разновидность местами вокального электро-фанка. Треки, в которых вступает скрипка, — впечатляют наиболее. Говорить о хорватской музыкальной школе не приходится. Келли Полар — единственный ее представитель, к тому же настойчиво смотрящий в сторону Нью-Йорка…
От синтетики — к живому вайбу! Ubiquity — Сан-францисское предприятие, специализирующееся в том числе и на фанк-ритмах (www. ubiquityrecords. com). Основное
направление лейбла — современные формы джаза. Однако и фанк музыка представлена довольно-таки обширно. На Ubiquity регулярно выходят компиляции фанк хитов прошлых лет. Отдельной строкой в каталоге компании значится Рой Айерс. Этот почтенный фанк-гуру, как правило, удостаивается сольных переизданий. Вообще­то стоит внимательно изучить саб­лейбл Ubiquity под названием Luv N’ Haight. Там обнаружатся целые завалы разнообразного фанка: с приставками «соул», «афро», «латино» и просто оригинальный — без примесей, специй и вкусовых добавок…
Ballroom Records — лейбл для особенно въедливых ценителей. Компания издает исключительно двенадцатидюймовые виниловые пластинки. Их продукция — незаслуженно забытая танцевальная классика доэлектронной эры. Энтузиасты Ballroom Records ненавязчиво популяризируют особенно эстетские варианты фанка. На пластинках Майкл Джексон соседствует с Drum Power, а Мартин Циркус — с ранним Принцем. Есть большое подозрение, что у работников лейбла собрана вся коллекция дисков некогда легендарного лейбла Motown. Хороший, вообще говоря, вкус…
Chicken Lips, последние пару лет игравшиеся с топорным нео­диско, записали неожиданно мягкий фанк-альбом. Их «Making Faces» — практически радийный поп. Песни непристойно форматны и дружелюбны. Группа в паре шагов от того, чтобы из клубных звезд превратиться в команду, сочувствующую нестареющему космическому ковбою — Джей Кею. Хотя в этом случае им придется сменить вокалиста.
В лагере мегазвезд от популярного фанка все более менее спокойно. Jamiroquai успешно колесит по миру с концертами в поддержку прошлогоднего «Dynamite». Уставший выяснять отношения с рекорд-компаниями Принц в 2004 году вернул себе имя и выпустил отличный альбом-камбек «Musicology». В 2006 м вышел его «3121», который получился на голову выше предыдущего релиза. Принц делится своими идеями по поводу раннего электро, соула и собственно фанка. Ну чем не Grandmaster Flash, хочется спросить… Стиви Уандер, на данный момент самый именитый последователь Джеймса Брауна, никуда не пропадал и ни с кем не судился. Его «A Time To Love», изданный в июле 2006 го — очередной отчет о проделанной работе маэстро. Основатель стиля space-funk Дидье Маруани лет пятнадцать как записывает что­то, весьма отдаленно напоминающее его славные темы 80 х. Гастролирует он, к счастью, с проверенными боевиками.
В странах бывшего СССР фанком радуют, в основном, только прибалты. В 2003 году, на таллиннском лейбле Umblu вышла компиляция эстонской фанк музыки (www.umblu.com). Золотой период прибалтийской эстрады — середина 60 х — начало 80 х. По-юношески наивные, радостные хиты. Сложно представить, что когда­то эти песни звучали на наших радиостанциях.
Главный прибалтийский подарок — возвращение в строй легендарных Zodiac. На концертах им помогают молодые Kim & Buran. Радует, что Янис Лусенс свое возвращение сделал не пафосным. Нынешние Zodiac предпочитают клубные площадки стадионам. На всех концертах — стопроцентный аншлаг. Это правильно — матчасть учить, как­никак, нужно.

Текст: Влад Азаров

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 62715 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode