шо нового

Звуки города: Днепропетровск
15:26/28.02.2011

Город держит нас в крепких объятиях. Он замыкает в себе единицу жизни, диктуя свои привычки, устои и негласные правила. Мы хорошо знаем, как выжить в нашем городе, но о жизни соседей даже не догадываемся. С интересной музыкой, рожденной в других местах, мы знакомимся благодаря гастролям групп, которые останавливаются в нашем городе. А тем временем множество подобных коллективов развивается и крепнет. Сегодня мы обратили внимание на команды Днепропетровска, состоявшиеся в музыкальном плане.
Во­первых, мы не могли пройти мимо группы «И друг мой грузовик», которая без традиционной гитары создает настоящий рок­драйв и уже считается одной из главных украинских независимых групп. Во­вторых, нашли инструментальную группу САХР, занимающуюся поисками интеллектуально­шумовой мелодики. В-третьих, вспомнили ансамбль «Вертеп», соединяющий фольклор с ощущениями сегодняшнего дня. Три абсолютно разные команды, выросшие в большом городе на берегу Днепра, играют так, что об этом хочется писать.

 

Партизанская война «и друг мой грузовик»

О группе «Я и друг мой грузовик» написано много. Хотя это непропорционально мало в сравнении с объемом энергии, выбрасываемой на квадратный метр каждой концертной площадки, где удалось выступить группе. Оригинальность подачи грузовикомузыки, с одной стороны, выделяет эту группу из сонма прочих, с другой — обезоруживает журналистов, безуспешно пытающихся описать ее творчество. Почти десятилетие эта команда мчит по музыкальному бездорожью нашего края, набирая скорость. За это время мы заметили исчезновении буквы «Я» и уверились в том, что «И друг мой грузовик» заряжает своими аккумуляторами. Благодаря лидеру группы, Антону Грузовикову, мы пытаемся с полной серьезностью ощутить Днепропетровск ближе…

ШО Насколько Днепропетровск влияет на творчество? Есть ли в городе что­то, что выделяет его из прочих географических точек? Чувствуешь ли ты это, или считаешь себя космополитом?
— Безусловно, как­то влияет, поскольку практически все музыкальные темы, все тексты мы придумывали здесь, впитав индустриальный днепропетровский воздух. А выделяет его, наверное, ощущение некой изолированности, неприступности, иногда нечеловечности… Однако я доподлинно чувствую, что к любой атмосфере можно приспособится, имея свою «раковину», в которую можно время от времени заползать. Поэтому мне по большому счету всё равно где жить, я такую раковину имею. Хотя энергетически и эстетически мне ближе Киев и Санкт-Петербург. Очень понравился Львов. Вообще любимые места есть во многих городах. Я переехал в Днепропетровск из Киева, и вначале представлял, что этот город — Западный Берлин начала 1980 х, а потом фантазировал, что это Манчестер конца 1980 х… Так было гораздо интереснее и, возможно, значительно легче.

ШО Первое выступление (на фестивале «Карьер»), давшее старт группе, прошло очень давно. Насколько изменилась группа, ее отношение к музыке и все ее окружение?
— Изменилась, мне кажется, очень сильно. Все-таки 9 лет прошло. Тогда всё на уровне шутки было, хотя мы подошли к этому с достаточной долей серьезности… Этим, я думаю, и обусловлен наш успех. Мы были очень собраны, нацелены и сосредоточены, в отличие от большинства полностью расслабленных местечковых рок­звезд с их неизменными водкой и травой в качестве основного удовольствия от сейшена.
Насчет отношения к музыке вопрос неоднозначный. Мы совались во многие дыры, набивали небольшие шишки, как и большинство независимых музыкантов во всем мире. Тем не менее эти годы — очень интересный отрезок времени, полный ярких моментов, интересных эпизодов и бесценного опыта, касающегося не только музыки. А относительно друзей… Мы ведь никогда не были какими-то активными круглосуточными тусовщиками, но с помощью наших выступлений и гастролей всё время находятся какие­то новые люди, впоследствии мы начинаем общаться, приятельствовать и даже дружить. И, что самое любопытное, эти люди зачастую совершенно не музыканты! Это нейрохирурги, аниматоры, архитекторы, фотографы, художники, преподаватели…

ШО Как, по твоему мнению, группе удалось встать на ноги? Это цепи совпадений, дикое желание состояться или еще что­то?
— Я уже говорил, что мы были сосредоточены и страстно желали выступать. После нескольких лет «непонятно чего выжидания» от украинских музыкальных структур мы двинули в Москву, которая, безусловно, сыграла в нашей истории решающую роль. Выступление на фестивале «Рок-держава» и съемки в телепрограмме Диброва «Антропология» оказались куда эффективнее, чем все трехлетние попытки заинтересовать киевские рекорд-компании и медиа­пространство. Уже через месяц половина московских клубов легко соглашались дать нам возможность выступить. Начались аншлаги и восторженная реакция, а еще через месяц мы уже записывались на петербургской студии «Добролёт» у Андрея Алякринского (наша встреча и знакомство, а также концерты в легендарном клубе «Молоко» — еще один сильнейший момент в нашей современной истории). Дальше все завертелось по какой­то особенной и своеобразной спирали и вертится до сих пор.

ШО Как вам удается издавать диски собственными силами и поддерживать статус группы?
— Ну сейчас, конечно, издавать диски самим нам не под силу и делаем мы это по мере возможности. Мы по-прежнему продаем на концертах небольшое количество своего «мерчандайза», что­то уходит через Интернет и дружественные сетевые магазины, а другой частью тиража заведует «Музыка Вдох», с которым мы заключили недолгосрочный контракт на переиздание двух последних альбомов. Что касается статуса, то нарочно мы ничего не делаем для его поддержания. Просто поступаем естественно, так, как считаем нужным в конкретный момент времени.

ШО Что ты видишь впереди на пути, по которому бежит украинская музыка? Либо это тебе неинтересно и ты считаешь, что каждый просто должен делать свое дело?
— Не хотелось бы показаться брюзгой и пессимистом, но вопрос таков… Я не вижу особенного пути украинской музыки. Существует какая-то инерция и видимость процесса. Я совершенно не хочу касаться аспектов мейнстрима, перспектив на грядущее Евровидение и того, кто будет звездой Таврийских игр… Хорошо, что медленно, но верно развиваются этника и джаз. Эти направления постарше рока и индепендента, поэтому лет через 40 у нас будут неплохие тенденции и перспективы.
По большому счету, я считаю, что всё в порядке. Электроника и гитарная музыка находятся в достаточно глубоком андеграунде, а это нормальная реакция на окружающую среду. Я не сторонник альтернативы под вывеской «новое поколение выбирает». Вообще, много ли людей изголодались по какой­то сногсшибательной необычной музыке? Все довольны, сыты и счастливы. Не раз и не два организаторы, привозя некую элитарную заграничность «влетали» и «попадали». Тем не менее проходят концерты, диски издаются на маленьких лейблах и D. I. Y. — способом, проводятся фестивали. Партизанская война продолжается.

Беседовал Вадим Куликов
Официальный сайт: www.gruzovik.dp.ua

 

Нерафинированный САХР

«Мы занимаемся искусством ради прогресса. Нужно постоянно стремиться к поиску новых форм, искать свежие пути выражения. Именно так должен позиционировать себя любой творческий человек», — объясняет своё отношение к сочинительству Рома, басист днепропетровской группы САХР

Мы сидим в арт­баре «Среда» — одном из любимых мест творческой молодёжи Днепропетровска. По стенам «бродят» упитанные дядьки в котелках и старомодных плащах. Под потолком кружатся аэропланы. Периодически в крохотном помещении на несколько столиков устраиваются камерные концерты. Здесь читал свои растаманские сказки Дмитрий Гайдук и пел песни под гитару «харьковский Высоцкий» Сергей Бабкин. В арт­баре играет лёгкая электронная музыка, а по телевизору демонстрируется какой­то отечественный сериал. Наша беседа о группе САХР то и дело прерывается размышлениями о кинематографе — нашем и западном, плохом и хорошем. Приблизительный лейтмотив — пузырь глобальной коммерциализации когда­то должен лопнуть. Рома любит фильмы Хичкока и хорошо отзывается о российском арт хаусе. Современное украинское кино его не впечатляет. Оно беспомощно и слишком напыщенно. Персоны, его создающие, выглядят намного колоритней самого продукта. О зарождении отечественного кинематографа говорить не приходится. Впрочем, возможно, со временем всё изменится к лучшему…
САХР — группа относительно молодая. Около трёх лет назад она собралась на осколках (пардон за тавтологию) «Осколков Сна», которые играли вполне традиционный рок. Задумчивый и лиричный. Спустя какое­то время некоторые участники группы уехали в Москву. Остальные сменили название и принялись репетировать заново. В настоящий момент САХР представляет собой квартет. Кроме играющего на басу Ромы, в группе состоят Женя (гитара), Костя (ударные) и Денис (электроорган, гитара). «Первоначально мы репетировали втроем, — рассказывает Рома. — Арендовали студию вместе с Денисом, который занимался своим проектом Pilloffthebass. Как-то раз Денис попал на нашу репетицию. С тех пор мы играем вместе».
Меланхоличные гитарные переборы, немного электроники и ощущение фирменного грустного позитива. Эта музыка романтична. Тоскливый мелодизм пробирает до мурашек. Такое чувство, что стоишь на берегу штормящего моря: на календаре ноябрь, под ногами хрустят бордовые листья, и язык тянется облизывать солёные губы… В Украине групп, играющих подобную музыку, похоже, больше не существует, ниша не занята.
Персонажи, влиявшие на музыкальное мировоззрение участников САХРа, разнятся. Музыканты, так или иначе, слушают всё — от тяжёлого рока до электроники. «The Beatles — одна из лучших поп­групп, — говорит Рома. — Эти ребята сформировали «лицо» современной популярной музыки. На их идеях до сих пор разворачивается большинство битв за слушателя в мире среди звёзд первого и второго эшелонов». Я, конечно же, соглашаюсь.
На мой вопрос о современных MTV-шных героях Рома отвечает, что он о них не большого мнения. «Сейчас всё упрощается и стандартизируется, — объясняет он. — Все новые тенденции на самом деле — слегка подретушированное старьё. Музыканты не развиваются, а клонируют более или менее удачные клише. К тому же пользуются ими необдуманно. Не потому, что так чувствуют, а потому, что данный ход сейчас в моде и если его тыкать без разбору во все свои песни, альбом назовут стильным и отвечающим духу времени. Нет оригинальности, а это важно. То же происходит и со слушателями. Они перестали думать и желают только потреблять». Проблему мы обсуждаем на примере r’n’b вечеринок. В Европе мода на rich-and-beauty-стиль уже не настолько актуальна. У нас же — самый её расцвет. Цели поставщиков подобной музыки Роме ясны. Цели посетителей вечеринок — не очень. Они ярко одеваются и педантично перенимают манеры и движения своих кумиров. Внутри — пустота. «Это должно измениться, — убеждён Рома. — В конце концов люди устанут от низкопробной продукции и, несомненно, разочаруются в ней…»
Что касается днепропетровского саунда, Рома объясняет, что в общем­то его как такового не существует. Есть отдельные группы, но завязать их в фирменный городский стиль вряд ли удастся. Из земляков Рома выделяет «И Друг Мой Грузовик». Я нисколько не удивляюсь. Этих парней, похоже, любит весь Днепропетровск…
В настоящий момент САХР находится в поисках нового звучания. Музыканты много спорят и ещё больше репетируют. Рома рассказывает, что без постоянного движения в творчестве существовать нельзя. Впрочем, любые трансформации не должны наступать на горло собственному «я». Задача сложная. Я интересуюсь насчёт релизов и концертной деятельности группы.
«У нас нет ни одного выпущенного альбома, — объясняет Рома. — Дело в том, что нам хочется получить максимально качественное звучание. Наша музыка многослойна, в ней много едва различимых оттенков и настроений. Но запись на хорошей студии — это довольно затратное дело. К сожалению, пока мы себе не можем позволить этого».
Похожая история и с гастролями. Оказывается, многие клубы спотыкаются ещё на техническом райдере группы. Поэтому музыкантам часто приходится отказываться от концертов. «В Москве, — рассказывает Рома, — ситуация немного иная. Мы играли на фестивалях «Авант» и «Нашествие» и неизменно оставались довольны качеством звука. Там этому уделяют намного больше внимания…»
Кроме обычных для рок­группы инструментов, САХР используют несколько раритетных примочек. «Наш электроорган, — говорит Рома, — был выпущен ещё в Советском Союзе. Настоящее ретро! Аккорды на нём брать сложно, но вот отдельные ноты можно вполне без усилий. К тому же, когда крутишь все эти ручки и ползунки, получается очень оригинальный звук…» По достоинству инструменты САХРа оценили и именитые коллеги. Например, Михаил Борзыкин восторженно объяснял группе, что лет пятнадцать назад у него было что­то подобное.
Несмотря на отсутствие записанного материала САХР попал в ротацию одной из берлинских радиостанций. В Интернете выложены несколько демо-записей группы. Одна из них пришлась по вкусу немецким радио­диджеям… К группе обращались западные электронщики с предложением сделать ремикс. В ближайших планах САХРа — проект с одним из днепропетровских диск-жокеев…
Напоследок я интересуюсь, с кем из звёзд САХР хотел бы сыграть вместе. Рома задумывается, а потом отвечает: «Ни с кем. На самом деле нам хочется просто играть…» Достойный, в общем, ответ… 

Текст: Влад Азаров
Слушать САХР: http://rock.kiev.ua/klub/caxp.Php

 

Медовые пряники днепровского  «Вертепа»

Появившись пять лет тому назад ниоткуда «Гурт мандрівних дяків» занялся активным внедрением украинской рутс-культуры в массы. Причём в русскоязычном индастриал-тауне Днепре эксперименты «Вертепа» с неродным западноукраинским фольклором смотрятся и слушаются, по меньшей мере, странно. Что заговорило с «мандрівними дяками»: дух кошевого отамана Сирка, шёпот погибших в Киевском море порогов или обычная конъюнктура, мода на народные мотивы и патриотические изыски? Бог весть… Этника в транскрипции вэртэпных дяков это не смалец со шкварками на чёрствой полушке, не прогнившая солома и засаленные фуфайки — здесь всё чисто и стерильно, красиво упаковано, самогоном не пахнет. Этот фольк многократной очистки и фильтрации, что позволяет одинаково ласково ложиться в уши разновозрастной аудитории всех мастей и земель. Не знаю, подошёл бы к парням Микки Рурк со словами: «Да это, вашу мать, крутое музло парни!», но бодрящие отзывы от коллег по цеху товарищи-бойцы уже заслужили.
Корпоратив, тусняк и коммуникация — те составляющие, без которых невозможно продвижение на украинской эстраде и хоть какая-либо известность. «Вэртэп» хорошо знает закономерности отечественного шоу­бизнеса, а посему выступает организатором многочисленных элитнокультурных собраний в родном городе. За годы своего существования коллектив преобразовался в «Мистецьку Агенцію «Арт-Вертеп», которая провела в Днепре свыше сотни акций. Остаётся только удивляться, как ребятам удается посещать другие музыкальные события и празднества, а ведь успевают! Музыканты были замечены на фестивалях: «Шешоры» (2005), «НАШатырь», «Тарас Бульба», «Пульс Асфальта» — не счесть числа лауреатствам и дипломам. За это короткое время выпущено три полновесных альбома, не считая переизданий и участий во всевозможных компиляциях, отснято три видеоклипа. Можно только порадоваться трудоспособности «вэртэпчан» и их ипучей энергии. Ведь всё вышеперечисленное достигалось собственной кровью и потом — отличный пример для начинающих музыкантов по самопиару и восхождению на эстрадный Олимп. Обратим же взор и слух к музыке трудолюбивых счастливцев, откроем коробочки достойных альбомов, среди которых наиболее известные и доступные — «Пидпилля» и «Бучалчин Гандж». По словам самих участников проекта, «стиль музичного месседжу, який намагається нести гурт, можна визначити словом «еклектика», яке слухачі та критики за тих чи інших обставин розуміють як фольк­рок, етно-поп, естрадно-джазовий шансон (у кращому сприйманні) чи що-небудь ще». От себя добавлю, что я со всей подобающей скромностью назвал бы этот стиль «міод», пользуясь риторикой настоящих странствующих дяков XVIII века, первый из которых Григорий Савич Сковорода. Как говорила героиня одного культового фильма: «Меня зовут Ханни, что значит мёд, мяхкий, слаткий». «Вертеп» — это то лучшее, что может дать нам родная эстрада, развиваясь в постсоветском ключе и ни на кого не оглядываясь. Впечатление после прослушивания дяки оставляют приятные, иногда даже слишком медовые. Радует сердце и чистый и опрятный вид музыкантов — строгость стиля (как в музыке, так и в одежде) выгодно отличает «Вертеп» от коллег по цеху, им идут и вышиванки, и гламурные костюмы в стиле би-боп. В общем группа узнаётся: баянчик, духовые, умеренные струнные, мягкие голоса без ненужного надрыва — всё блестит и пахнет. Неожиданные переходы от рэгги до маршей и полек, от босановы к традиционным размерам поп­шлягеров, с одной стороны, удаляют слушателя к славным временам пика славы ансамбля «Кобза», а с другой — напоминают, что хотя Боб Марли умер, но «наши дрэды растут внутрь». Это отличный пример работы с народным материалом в лёгком, мягком эстрадном жанре, плюшевый фольклор для старых и малых. И если кто­то хочет сделать плавный заплыв в украинский ворлд мьюзик без угрозы получить глубокую душевную травму от заноса в мистические дали и кровавые корни, «Вертеп» — это ваш выбор!

Текст: Павло Нечитайло
Слушать «Вертеп»: www.artvertep.dp.ua/authors/vertep

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 97383 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode