шо нового

Жизнь после панка
21:26/27.02.2011

Что касается панка, в новом веке о нем есть две новости. Во­первых, плохая — Sex Pistols грозятся тряхнуть стариной. Смотреть на бодрящегося пятидесятилетнего Джонни Роттена и компанию, откровенно говоря, хочется не очень. Хорошая новость следующая: панк, провалявшись в коме все 80 е и 90 е, все же пришел в себя. Центр всего этого безобразия, как и тридцать лет назад, снова в Нью-Йорке. Короче говоря, история таки повторяется…

Зачем вообще было возрождать-то? Нынешние панки — музыканты преимущественно молодые. Очень многим из них сейчас где­то в районе двадцати. То есть родились они, когда все уже давно отгремело. А значит, никакой ностальгии по славным прошлым денькам нет и быть не может. Зато есть большое подозрение, что к панку обратились снова, потому как в погоне за всеми ретрофлешбеками его попросту пропустили. Сначала мы игрались в легкую музыку 60 х. Потом принялись за диско. После — возник синти­поп. А вот дальше на горизонте замаячили 90 е. Как выяснилось, реанимировать тут особенно нечего. В том смысле, что все это вроде бы как было совсем недавно…
Новая волна интереса к панку приходится как раз на начало века. Сперва было несколько проверочных выстрелов компиляциями, в названиях которых присутствовало слегка подзабытое словечко «пого» — название танца, придуманного Сидом Вишезом. Реакция публики на компиляции оказалась положительной. Осторожничать дальше не имело смысла. Поэтому следом продюсеры стали палить уже из всех пушек. Главная артиллерия расположилась на нью-йоркском лейбле DFA. Его боссы, Джеймс Мерфи и Тим Голдсуорси (один из идейных вдохновителей проекта U. N. K. L. E.), открыли миру первую надежду нового панка — квартет The Rapture. Их сингл «House Of Jealous Lovers» стал главным клубным хитом 2002 года. Фронтмена группы — по моррисоновски порочного Люка Дженнера — не уставали сравнивать с Робертом Смитом, а группа одурела от неожиданной славы. Тем временем на клубных афишах Большого Яблока стали появляться названия Yeah Yeah Yeahs, Radio 4,!!!, Liars…
В музыкальном плане все эти группы были более менее похожи. Их востребованность определялась исключительно наличием в репертуаре хитов. То есть хороших (берущих за шкирку и вышвыривающих на танцпол) песен. Типичный представитель нового веяния — коллектив Out Hud. Крепкий середняк, добротный и основательный. Одно время музыканты группы рядились в хипповские бесформенные балахоны и исполняли длинные композиции с не менее длинными названиями. «Dad, There’s A Little Phrase Called Too Much Information», «The L Train Is A Swell Train And I Don’t Want To Hear You Indies Complain». Десятиминутные опусы группы основывались на монотонном бите и зацикленных басовых партиях. Эта музыка не может похвастаться напористостью — скорее долгоиграющей осадой. Впрочем, погружаться в транс под нее получается не очень — слишком уж треки схематичны и математически выверены. Если это анархизм, то замедленного действия. Если драйв, то написанный для людей с вышедшим из строя вестибулярным аппаратом…
Кстати сказать, для новых панков оказалось совершенно не принципиальным использование только лишь живых инструментов. В конце 70 х славная группа Ramones жаловалась на посредственное качество микрофонов и брюзжала по поводу плохо отстроенных гитар, тем не менее не решаясь использовать новейшие достижения музыкальной техники. Панки современные не настолько бескомпромиссны. Барабанная установка или драм машинка, бас­гитара или синтезатор — решающего значения для них не имеет абсолютно. Вообще говоря, называть все эти группы представителями постпанка не совсем политкорректно. Неопанк — так будет гораздо правильней…
В пику всем актуальным музыкальным течениям, которые суть вольное творчество прагматичных менеджеров промо­отделов от мировой звукоиндустрии, новая рок музыка пришла с совершенно противоположного полюса. Все это безобразие — чистой воды нью-йоркский андеграунд. Сборище нахальных лузеров, которые дорвались до микрофонов и торопятся вышибить из вас мозги, пока их самих не вышибли со сцены. Песни нью-йоркских хамоватых гениев сродни удару ногой в живот во время боксерского поединка. Против правил, но смотрится эффектно. Опять же, момент неожиданности…
Самой преуспевающей в этом смысле группой стоит считать Yeah Yeah Yeahs. Трио в составе вокалистка-гитарист-барабанщик напоминает неуправляемый фашистский танк из старых советских фильмов про войну: откровенно говоря, страшно и неясно, куда он рванет в следующую секунду. Для того чтобы выговориться на первом альбоме («Fever To Tell»), троице хватило всего­то около тридцати минут. Их опусы коротки и по существу. Без рюшек и витиеватостей. Заканчиваются, едва начавшись. Времени на раскачку не остается, да это и лишнее — длинные красивые драки, они только в индийском кино. Побоища в жизни — жестокие и длятся считанные минуты. Вокалистка группы, Карен О, — манерна и брутальна сверх меры. Во время концертов плюет в зрителей и хлещет алкоголь у микрофонной стойки. На знаменитых панкесс прошлого — Дебби Хари и Патти Смит — Карен непохожа совершенно. Зато вполне могла бы оказаться дочерью какого-нибудь Игги Попа. Ее, кстати, очень любят американское ТВ и пресса. Девушка успела побывать во всех возможных ток­шоу и редкий глянец обошелся без фотосессии Карен О — сольно и с группой в нагрузку. Yeah Yeah Yeahs, ко всему прочему, еще и самая каноническая панк-группа. Например, до недавнего времени они не использовали бас. Так уж исторически сложилось, что панки — никудышные музыканты. Басисты из них — вообще самые посредственные. Известный факт: на большинстве концертов Sex Pistols их басисту Сиду Вишезу даже не включали инструмент в усилитель. Yeah Yeah Yeahs решили настолько не клоунничать. Они вполне обходятся электрогитарой и барабанами…
Дуэт DFA наоборот выстроил свой фирменный саунд именно на звуке бас­гитары. Раздолбайские басовые рифы, наложенные на тяжелый хаус-бит, стали визитной карточкой хмурых нью-йоркцев. К текущему моменту парочка сделала множество ремиксов на треки всех своих подопечных, а также артистов некоторых дружественных лейблов. Их первые творения шли на ура, но вот дальше дело застопорилось — ремиксы выходили уж слишком похожими друг на друга. Что, впрочем, не помешало мэйджору E. M. I. взять лейбл под свое крыло. В настоящий момент творчество музыкантов лейбла представляет собой скорее хулиганский диско­фанк, с каждым новым релизом все более старающийся держать себя в рамках приличий. До продюсирования Мадонны дело пока не дошло, но с такими темпами — лучше уж не зарекаться…
Подобную мутацию панка подхватили мюнхенцы Gomma Records. Из всей россыпи проектов здесь стоит обратить внимание в первую очередь на WhoMadeWho, Munk и Headman. Фанк­ и панк-цитаты в музыке этих коллективов всплывают постоянно. Что же до элегантности первых и беспринципности вторых — с этим сложнее. Все эмоции нещадно режутся в угоду плотному саунду. В итоге получаются треки, которые качают на танцполе, но являются при этом абсолютно эстетскими. Ни эротичности в них, то есть ни мяса — один сплошной нарциссизм… К подобной реинкарнации стиля можно еще притянуть за уши бельгийцев Soulwax, но это уж совсем танцы под гитары группы Franz Ferdinand с семплером вместо барабана…
Дуэт The Dresden Dolls, вопреки названию базирующийся в Бостоне, представляет собой интересную разновидность панка. Музыка группы — этакое панк-кабаре. Барабанщик Брайан разбивает вдребезги барабанную установку, вокалистка Аманда — растекается по синтезатору, очень искренне распевая бесконечные куплеты. Слушать The Dresden Dolls — одно сплошное удовольствие. Смотреть на них — двойное. Увядшие розы, пыльные балконы с пилястрами, антураж баронских имений XVIII века, бесконечные тела… В самом центре сцены — пара шизо-фреников. Играют вразнобой, но очень честно и от души. От этих даже ждать ничего не хочется — все равно не угадаешь, что они выкинут в следующую минуту. Даже если в середине выступления по сцене пройдется слон в бальной пачке — все равно будет смотреться к месту. The Dresden Dolls выпустили три альбома. В настоящий момент они, пожалуй, самое занятное явление на современной панк-сцене…
К чему же все это приведет? Вообще говоря, уже привело. Идейные панки продолжают выступать в бюджетных клубах и выпускаться на индепендент­лейблах. Это потому что им пока еще не повезло. Те, кому повезло (вспоминаем все тех же Yeah Yeah Yeahs) — подписывают контракты со звукозаписывающими концернами и становятся звездами мирового уровня. Что-то подобное происходило и в начале 80 х, когда оригинальный панк сошел на нет. Blondie и Патти Смит стали коммерчески успешными предприятиями. Остальной ворох групп как­то по дороге растерялся…
Но это, впрочем, пессимистический прогноз. На самом деле ничто ниоткуда не берется и ничто никуда не девается. Так, кажется, гласит один из законов физики. Возвращаясь к панку, скажем следующее: он мутирует и почкуется, занимая
территорию музыкального пространства от коммерчески успешных бунтарей Green Day, через афро-аме­риканскихра­дика-лов Fishbone, прямиком к каким­нибудь безнадежно клубным Von Iva. Музыканты пишут музыку, играют ее и издают. Это хорошо и правильно. Так что совсем без панк музыки мы уж точно не останемся. И не надейтесь даже.

Текст: Влад Азаров
Слушать:
www.myspace.com/yeahyeahyeahs
www.therapturemusic.co.uk/OLD/
www.whomadewho.dk/
www.dresdendolls.com/music/

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 29188 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode