шо нового

Константин Климашенко: «Происходит отстрел книжных магазинов»
20:35/27.02.2011

Давненько редакция «ШО» планировала затеять серьезный разговор с реальным отечественным книготорговцем.  И вот наш собеседник — директор  сети книжных магазинов, издатель — Константин Генрихович Климашенко. Он одним из первых в новейшей истории Украины ощутил все прелести книжного бизнеса, неоднократно попадая в переплет наших предпринимательских реалий, но выбираясь из сложнейших ситуаций с несомненным достоинством человека, влюбленного в свое дело

Пять минут с президентом

Мы сидим в офисе Климашенко, который расположен недалеко от киевского книжного рынка, что на Петровке. Внизу, под офисом, взрослеет главное детище Константина Генриховича — книжный супермаркет «Орфей». В кабинете книготорговца книг почему–то почти нет и штор тоже нет. Лишь маленькая фотография Ющенко, наклеенная прямо на стекло окна, сиротливо маячит стильным оранжевым галстуком…

ШО Вы приклеили? (спрашиваю строго) 
— Я. Это еще с Майдана. Из 17 дней 14 я провел на Майдане, вот такой глаз у меня был (показывает, что большой) — надуло. Был бы там и все 17,  да пришлось ехать в командировку.

ШО И что, помогли вам как–то власти?
— Сарказм здесь не уместен. Сейчас происходит конкретный отстрел книжных магазинов, предприятия чиновниками доводятся до банкротства. Идет борьба за помещения, которые стоят бешеных денег. И мы через законодательство пытаемся этот вопрос решить. Разрабатываем программу поддержки книжных магазинов. На книжный форум, который проводился в Верховной Раде, Президент пришел. А это, учитывая «интерес» политиков к украинской книге, — нонсенс! Он обошел полностью все стенды, причем  сорвал какое–то совещание в Администрации Президента. Поговорил с издателями. Я лично имел пять минут беседы с Ющенко.

ШО И что, за руку подержали?
— Нет. Я подвел его к стенду с фотографиями, где значилось: «Як били, так і б'ють українську книгу». До этого специально пошел в центр города и сделал снимки более 20 книжных магазинов, которые или закрылись, или находятся на последнем издыхании. Под каждой фотографией написал историю магазина. Этот стенд и увидел Президент. Я же ему сказал: «Пане Президенте, ми опікуємося книговиданням, але вибачте, скоро не буде, де українську книгу продавати». Он спрашивает у меня: «Шо робити?» Ну, я ответил, что надо ввести законодательный мораторий на перепрофилирование книжных магазинов. Уже через месяц Ющенко подписал Указ о книгоиздательском деле, в котором затрагиваются проблемы книжных магазинов.

От «сатаны» до книги — один шаг

Раньше Константин Климашенко работал на заводе «Арсенал» в секретном отделе и собирал головки наведения (специальный прибор, который находится на «носу» ракеты и позволяет ей определять  правильный курс) для межконтинентальной баллистической ракеты СС–20. По словам К.К., такая ракета могла уничтожить пол–Америки, американцы ее боялись и даже называли «Сатаной». Климашенко часто ездил в Москву на военные заводы, и поскольку вопросы обычно там решали быстро, а командировки длились долго, то свободного времени у него оставалось вагон и тележка с прицепом. Климашенко любил пошататься по Москве в поисках интересной литературы, все же выбор там был побольше, чем в Киеве. Например, отстояв очередь, удавалось купить свежий детектив и прочее модное чтиво. Первое время Константин книги брал для себя, затем — для друзей, в итоге пришел к выводу: на этом можно неплохо зарабатывать. К тому же зачем работать на заводе, если, сделав лишь одну ходку в Москву за книгами, можно заработать сумму, превышающую месячную зарплату.

— В один прекрасный день мы с другом одновременно уволились с «Арсенала» и  открыли книжный лоток в кинотеатре им. Довженко. Дела шли хорошо. В те годы даже маленькая точка приносила неплохой доход, позволявший содержать семью. Со временем количество точек увеличилось, мы открыли магазин. Многие торговцы книгами в России, которые начинали так же, как и мы, затем открыли свои издательства. И за последние 15 лет этот бизнес в России вырос гораздо больше, чем в Украине. Поскольку у нас для книгоиздательства не создали благоприятных условий. В России же, напротив, отменили НДС и упразднили некоторые налоги. К тому же количество потребителей книг на русском языке очень велико в странах СНГ.

ШО Некому сплавлять украинскую литературу?
— А где нам продавать книги на украинском?! Фактически ни в одной стране бывшего СССР по–украински не читают! Наши книги могут заинтересовать диаспору в Канаде, США или Израиле, хотя новое поколение «украинских» израильтян читает в основном на английском. Спрос на русскую книгу минимум в 10 раз больше, чем на украинскую. В России — массовое перепроизводство литературы. Сегодня ее внутренний рынок может потребить до 500 млн. экземпляров книг в год, а выпускается — 700 млн.

ШО А в Украине?
— (гомерический смешок) А в Украине такая статистика практически не ведется. Книжная палата в лучшем случае каждую пятую книгу контролирует. Мне кажется, что у нас ежегодно издается примерно 35–50 млн. книг, включая учебники. В России развитие книгопечатания со временем повлекло за собой рост книготорговой отрасли. Крупнейшие издательства выкупили фабрики и модернизировали их. А у нас на фабрике «Жовтень» до сих пор стоит станок сорокалетней давности, произведенный в ГДР. И современные отечественные издательства предпочитают печатать книги в России, в том числе и на украинском языке. Что также позволяет избежать воровства. В Украине воруют на производстве, воруют нещадно и тут же продают эти книги на Петровке. Когда–то с фабрики Воровского, заметьте, Воровского, книги вывозили КАМАЗами. Конечно, в России тоже крадут, но там книги на украинском никому не нужны, их же некому будет продать. К тому же качество российского книгопечатания — выше. У нас только несколько фабрик может издавать книги такого уровня, а в России каждая вторая типография. И самое главное — там дешевле.

Как буржуинская лень разорила книжный магазин

ШО В последнее время все больше появляется дорогих подарочных изданий. Вам не кажется, что издавать такие книги — пошло?
— Недавно прочитал по этому поводу занятную заметку. В Китае сурово наказывают за взятки. И книги — единственный подарок, который законно можно дарить чиновникам. Знаете, какой выход нашли китайские взяточники?! Они начали делать книги из золота и платины! Хотя думаю, что на жизнь имеет право любая книга. Да, есть категория людей, которая книг не читает, но покупает дорогие и красивые издания. Хотя я на практике убедился, что рассчитывать на таких покупателей не стоит. Вот у нас был книжный магазин в «Мандарин–плаза» — так обанкротился.

ШО Может, рекламировали мало?
— Да о чем вы говорите!  Его приезжала открывать Дарья Донцова, на церемонию открытия пришло 700 человек. Туда даже Бегбедер приезжал. И Лукьяненко. Более того, хозяин «Мандарина» выставил нам такую дешевую аренду, что ни у кого такой не было.  Но магазин разорился, поскольку находился на пятом этаже. До пятого этажа никто из посетителей этого комплекса просто не доходил. Ведь кто в основном является посетителем таких торговых центров?  Люди (показывает характерный жест с распальцовкой), которые если что и читают, то только свои «ощадні книжки». Ну кто у нас обладает большими состояниями?! Уставшие от жизни люди: там у них где–то судебные разбирательства, там кого–то убить надо — им подниматься на пятый этаж за какой–то книгой? «Боже, зачем мене ето надо? Я лучче на втором часы куплю или туфли». Я, конечно, несколько утрирую, но общие тенденции таковы. Им гораздо проще за 100 тысяч долларов купить часы на втором этаже, чем книгу за 50 гривен — на пятом. Потому что часы — это статус, а если ходить с книгой под мышкой, то статус это вряд ли поднимет.

ШО Ну сами же говорите, что книжки очень дорогие бывают?
— Бывают. Единичные экземпляры по 6 тысяч евро с драгоценными каменьями. Или книги, которые рисуют вручную. Самое важное в таких изданиях — ограниченный тираж и номер. Цены на них космические, хотя красная цена может быть максимум пару сотен гривен. Владеют такими книгами лишь избранные политики и олигархи. Была и у нас мысль заняться дорогими изданиями, но до открытия специального отдела в «Мандарин–плаза» дело не дошло, поскольку «редкая птица» с толстым кошельком не поленится подняться на пятый этаж.
 
Кладбище, книжные воры и один нехороший поступок

ШО Что вас объединяет с мифологическим Орфеем?
— Я люблю иногда по Байковому кладбищу погулять.

ШО Гуляете, чтобы попривыкнуть заранее?
— Да нет. Просто нравится атмосфера. Там есть могилы, которым по 200 и 300 лет. На кладбище есть могила игуменьи, которая, по легенде, была матерью Молотова, и когда он пролетал на самолете над Киевом, заставлял пилота махать крыльями. Мол, привет, вам и воздушный поцелуй, матушка!  Но это так, легенда. У меня бабушка похоронена на Байковом. К сожалению, уже многие друзья начали уходить, хотя люди молодые. Просто надрываются на работе, бизнес — это нервы. У меня, например, в 32 года было предынфарктное состояние. Работал длительное время вообще без выходных.

ШО Извините за не совсем уместный вопрос: а легко ли спереть в вашем магазине книгу?
— А вы попробуйте! Заранее предупреждаю: у нас существует определенная система наблюдений. Конечно, риск для магазина большой — поблизости рынок. Причем, не один, а три — книжный, вещевой и хозяйственный. Когда–то было такое, что люди приходили в наш магазин в куртках со специальными потайными карманами и вытаскивали из карманов то, что натырили в «МегаМаркете». Мы их сдавали в милицию — потому что, если он сегодня украл у твоего соседа, значит, завтра у тебя украдет. У нас есть «тревожная» кнопка — милиция в течение четырех минут прибывает. Мы воров, наркоманов и прочий преступный элемент всегда сдаем — это позиция нашего магазина. Как–то сын ректора одного из столичных ВУЗов украл у нас две книги на 200 с чем–то гривен. Звонил папа, требовал, чтобы отпустили парня. А я ему сразу сказал: «Он половозрелый юноша и сам за себя отвечает». Заявление забирать не стали, потому что есть некая закономерность: сегодня украл десять гривен, а завтра украдет миллион. И определенные личности стали обходить наш магазин стороной. Исключение мы можем сделать только для старушек, которые иногда «забывают» заплатить семь или пять гривен за брошюрку по лечению каких–то старческих болячек. Их, конечно, жалко, и мы им эти книги дарим.

ШО А какого рода литературу предпочитают книжные воры?
— В основном дорогие издания. Ориентируются на ценник 50–100 гривен, а затем идут на «Петровку» и сплавляют по сходной цене. Чаще всего  опийные наркоманы этим промышляют. Любители марихуаны преимущественно смотрят картинки, а украсть книгу боятся, даже если она очень нравится. Одного тут поймали —  у него эпилепсия обнаружилась, когда милиция приехала. Когда был замечен на воровстве —  угрожал продавщице ножичком, и у него почему–то эпилепсии не было, а от милиции сразу начался припадок.
 
ШО Откуда такое жесткое отношение к воришкам? Вы  что же, сами  никогда–никогда ничего не крали?
— (Тут легкий румянец выступил на щетинистой щеке издателя) В детстве я много времени проводил в пионерлагерях. Мама меня воспитывала одна и много работала. И я когда–то очень давно у воспитательницы пионерлагеря стырил три рубля. Мне это снилось в последующие годы не единожды.

ШО И на что потратили?
— А на что семилетний ребенок может потратить деньги. На мороженое, конечно.

Беседовала Оксана Савченко
Фото из архива Константина Климашенко

рейтинг:
2
Средняя: 2 (2 голосов)
(2)
Количество просмотров: 27635 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode