шо нового

Артур Аристакисян: «Хамство – это глянец»
14:59/27.02.2011

Артур Аристакисян, пожалуй, одна из самых ярких и противоречивых фигур современного российского кинематографа: ни в какие тусовки не входит, интервью почти не дает, его фильмы с одинаковой яростью ругают и хвалят кинокритики и зрители…

Свою первую киноработу, документальный фильм, героями которого стали кишиневские нищие, Артур Аристакисян снимал с 1989 по 1993 гг. Монтаж и озвучивание фильма были закончены в 1993 году. Фильм получил массу международных наград. Госкино выделило деньги режиссеру на съемки следующего фильма.
Артур переехал из Кишинева в Москву и начал делать свою следующую, на этот раз игровую, киноленту. Фильм с рабочим названием «Мария» снимался 7 лет. Хронометраж материала составлял около 140 минут, но на его обработку денег Госкино уже не хватало. И тогда продюсер Борис Айрапетян (директор студии «Эй-Би-Эй») попытался решить проблему радикально, самовольно порезав материал для фильма до 90 минут. Но благодаря вмешательству экспертной комиссии российской кинематографии и материальной поддержке фонда «Новое кино» (50 тыс. долларов) режиссерскую версию фильма удалось восстановить. Она в итоге составила 126 минут.
Это фильм о хипповской коммуне, вожак которой одержим идеей дарить любовь-секс нищим, калекам, изгоям. Негодование по поводу этого фильма достигло апогея на фестивале в Выборге, где жюри демонстративно покинуло конкурсный просмотр. Входящие в жюри «классики» упрекали Артура в том, что его картина «физиологически невыносима». На «Кинотавре» картина была снята с конкурса.
Кинокартина участвовала в МКФ в Каннах 2001 (Двухнедельник режиссеров), получила приз «Свободы» за лучший игровой дебют на МКФ в Карловых Варах, приз за лучшую режиссуру на МКФ в Эквадоре.

ШО К твоим фильмам нередко применяют термин «эстетика безобразного». Ты согласен с подобным определением?
– Это не так. Да, в «Ладонях» много нищих и бродяг, но там нет некрасивых людей.

ШО Что в твоем понимании красота?
– В современном мире извращено как это понятие, так и понятие безобразного. Некрасивыми для меня являются персонажи глянцевых журналов. Некрасиво и то, как их преподносят. Я бы назвал это эстетикой хамства. Хамство — энергетическое понятие и проявляется не только тогда, когда человек ругается матом или ставит ноги на стол.

ШО В чем же оно выражается фактически?
– Например, кинозвезды, получая «Оскар», со сцены благодарят свою семью, близких и сообщают, как они всех любят. Или демонстрация по телевидению олимпийских чемпионов, которых принимают президенты, «новые русские», а они при этом начинают рассказывать о своей жизни… Это откровенное публичное выражение своих самых примитивных эмоций и есть хамство.

ШО Нетрудно догадаться, как ты относишься к голливудскому кино, ведь большинство произведенных Голливудом фильмов повествуют о тех самых простых эмоциях, чувствах.
– Часто люди просто дурачатся, определенная дурашливость необходима всякому человеку, ведь в каждом из нас живет дурак. Но сейчас я говорю об эстетике хамства, а не о поведении. В ней все строится на эксгибиционизме — на том, чтобы, например, показать интерьер своей квартиры — и в кино, когда демонстрируется светская жизнь героев, и в жизни, когда показывается, как живут какие-то актеры. То, что люди принимают за красоту и элитарность — и есть эстетика безобразного.

ШО Однако в нем обвиняют тебя.
– Потому что искажены критерии. Посмотри глянцевые журналы: фотографии в них — это бандитское навязывание идеалов. А люди всегда реагируют на картинку, фотография в этом плане является психическим оружием. То же самое можно сказать о клипах. Создатели подобного товара, преподнося аудитории какие-либо песни или сюжеты, используют то, против чего у людей нет иммунитета — картинку. В каждом кадре клипа все предметы поданы так, что их хочется потрогать рукой, осязать, прикоснуться. Даже в сценах убийства мы видим глянцевые пистолеты, пуговицы, шляпы и галстуки, на которых заостряется внимание. Женщины и мужчины в подобном «кино» гримируются так и с тем, чтобы навязать зрителю комплекс убогих пластмассовых культурных желаний.
В этом смысле, когда говорят, что насилие на экране сеет насилие, это неверно. Происходит подмена. Людей обуславливает на ответное насилие не изображаемое в кадре истязание, а тот мир вещей, который окружает его: тот модный антураж, которым насилие обставляется. Если показать фильм о насилии в глухой деревне, на войне или в горах Сицилии, он не посеет агрессии. Однако если преподнести той же аудитории просто хамскую картинку, где женщина принимает мужчину в будуаре, подобная презентация породит немало преступлений.

ШО Должно быть, это преступления не криминального характера?
– Да, это предательство самого себя. Ради ложных глянцевых идеалов люди способны бросить все и отправиться за тридевять земель, чтобы учиться в престижном вузе или удачно выйти замуж, жениться. Человек способен совершить убийство, чтобы получить возможность войти в увиденную им картинку.

ШО Как тебе, режиссеру, удается избегать подобного?
– Существо кадра у меня иное. В нем нет избыточности — излишней атрибутики, грима… Смысл разворачивается в живописном слое полотна, его драматизме. Там только черное и белое — очень условное изображение. Плоский свет. Отсутствует физиологизм роскоши купающихся в шелковых простынях мужчин и женщин с мокро-глянцевыми губами. Хамское кино пропитано маркетинговой патологией, проституировано.

ШО Образец какого кино является для тебя идеалом?
– Французское, итальянское, испанское кино 50-х годов. Например, у Бунюэля есть фильм, заполненный калеками и уродами, но картина удивительна по красоте. Почему так? Она чиста от маркетинга.

ШО Рекламы?
– Да, но это не 25-й кадр или пребывание в кадре кофе какой-либо марки. Речь о бандитском навязывании неких идеалов, ценностей.

ШО «Тебе повезло, ты не такой, как все, ты работаешь в офисе».
– Да, выбрав этот ракурс, можно говорить и о проституировании кинематографа. Забавно называть проститутками женщин, которые стоят на панели и вынужденно торгуют своим телом. Настоящими проститутками являются те, кто работает юристами, становится бизнес-леди, актрисами… По сути, эти профессии продажны. Однако многие люди — проститутки не в силу своей профессии, а по сути. Скажем, олимпийская чемпионка прыгнула на пять метров в высоту, достигла вершины пьедестала и приземлилась прямо в Кремль. «Ах, какой хороший у нас президент», — говорит она. Затем ее снимают в клипах, облучают софитами, превращают в модель — продают. Она становится частью картинки.

ШО Разве твои фильмы не физиологичны?
– Говоря подобное, человек всего лишь озвучивает собственный стереотип, шаблон восприятия. Каждый человек исполняет в мире полицейские функции, точнее, в нем воспитывают этого полицейского. Однако он не сознает его присутствие в себе. Потому подобный зритель, наблюдая на экране нищего в грязных лохмотьях и с лицом, древним от долгой жизни под открытым небом, на самом деле видит только сло-
во — «нищий» — и на него реагирует. Тяжело просто смотреть картину, общаться с кадром как таковым. Нищие в «Ладонях» — удивительно красивые люди, а калека попал в фильм благодаря своим глазам — глубоким, исключительным.

ШО Как ты отбираешь актеров? Это профессионалы? Или актерский состав твоих фильмов разнопланов?
– Отвечу анекдотом. Мужчина обращается к женщине на пляже: «Девушка, как с вами лучше познакомиться?» Она поднимает глаза: «А кто вы по профессии будете?» — «Токарь», — говорит он. «Тогда, — отвечает она, — вспомните, что вы на пляже, и представьте: везде станки, станки, станки…»

ШО Ты можешь сказать, что каждый из твоих актеров — индивидуальность, а не только инструмент режиссера?
– Индивидуальность — нередко это искушение. О культе индивидуальности говорят и те, кто пытается жить независимой жизнью, и те, кто является винтиком определенной системы. Нередко эмоциональные и материальные дивиденды, предлагаемые человеку системой, делают его индивидуальностью. Это подмена. Человек должен стремиться освободить в себе божественное начало. К сожалению, в нас от божества остаются только патологии.

ШО Они, по-твоему, являются гранями индивидуальности?
– Да, следует очень бережно относиться к своим изъянам. Человек без физического или психологического дефекта неинтересен. Точнее, интересен, но не более, чем кукла из секс-шопа. Менеджеры, службисты, среднестатистические студенты — все это куклы.

ШО Они слишком правильные, на твой взгляд? У них отсутствуют всякие изъяны? Тогда, напротив, они ближе к совершенству.
– Нет, изъяны присущи всем людям без исключения, но у большинства они не развиты или загнаны под спуд. Они преследуются личностью в ее внутреннем космосе, внутреннем сумасшедшем доме с тем, например, чтобы изничтожить патологию транквилизаторами.

ШО Ты полагаешь, изъяны крайне необходимо развивать?
– Дать им развиваться. Это не означает, что если у человека сломана рука, то следует сломать вторую.

ШО То есть латентный гомосексуалист должен позволить развиваться своему гомосексуальному началу?
– Да.

ШО А ты как к людям относишься? К детям, к животным…
– «Люблю» и «не люблю» — это штампы, поэтому не скажу ни того ни другого. К детям у меня сложные чувства. Я думаю, что они только притворяются детьми, и не считаю их таковыми.

ШО Себя ты никогда не ощущал ребенком?
– Я инфантилен, но это другое. Вообще всем взрослым людям на самом деле не больше 11-ти, 12-ти лет. Святые — это по-настоящему взрослые люди. Таких очень мало.

ШО Легко общаешься с людьми?
– Сложность в том, что по-настоящему мы общаемся посредством взаимодействия наших психических сущностей — это нечто, пребывающее и в мире, и вне его. Люди — это приемники, нам необходимо настраиваться на волны друг друга. В этом смысле серьезное, глубокое общение всегда дается нелегко.

ШО С людьми ты очень обходителен.
– Вежливость — это форма контроля. Кстати, общаться посредством психических сущностей проще женщинам. Они чутче. В них есть змея — мудрость исключительно женского свойства. В жизни, когда я попадал в сложные ситуации, меня всегда спасало именно женское начало — змеиное, изворотливое. У меня есть сюжет о взаимоотношениях мужчины и змеи…

ШО Не боишься говорить о том, что еще не реализовано?
– Я перестал бояться плагиата по отношению к своим мыслям, когда понял, как много у меня идей и как впереди мало времени для их воплощения.

ШО Что надеешься экранизировать сейчас?
– Сценарий называется «Ромео и Джульетта» — о любви нациста-скинхеда и еврейской девушки. Она из буржуазной семьи, а он из низов, но не только это, разумеется, разделяет их…

ШО У тебя есть ощущение, что ты уже перерос снятые тобой фильмы?
– Конечно. Иногда я пересматриваю их и могу сказать уже непредвзято, что за эстетику и за кадр поставил бы себе «твердую четверку», а за литературу — «тройку с минусом».

ШО Но в «Ладонях» и нет литературы.
– Да, это скорее стриптиз. Такие фильмы должны сниматься в финале, а он у меня первый.

ШО Какие режиссеры тебе близки?
– Это все больше авторское кино — то, что не идет в широком прокате. Однако я могу назвать известные фильмы, которые считаю сильными. Например, «Падение» Гринуэя. «Нож в воде» Романа Поланского. У Поланского, кстати, еще один сильный фильм — «Горькая луна», но он вторичен по отношению к роману, по которому был снят. Год назад посмотрел «Страсти Христовы» Мела Гибсона: еще раз убедился, что современное кино — это профанация. Единственное достоинство фильма в том, что герои говорят по-арамейски, а не по-английски.

ШО Профанация в том, как это снято?
– Режиссер затрагивает глобальные мотивы, высочайшие идеи, но сам не способен этому уровню соответствовать в профессиональном плане. Он работает с материалом посредством шаблонов. Эта слеза в финале и есть профанация.

ШО А кто-то из отечественных режиссеров тебе близок? Параджанов, Иоселиани?..
– С уважением отношусь к Параджанову, люблю его, но Иоселиани мне нравится в большей степени. Этот художник принадлежит к плеяде грузинских режиссеров, снимавших великое кино. В грузинском неореализме середины 60-х — конца 70-х есть имена, которые сегодня никому ничего не скажут, да и я их уже позабыл. Это режиссеры, которые сняли по одному-два фильма. Те из них, кто снимал позже, не создали ничего стоящего, но был период в грузинском кино (десять лет), который можно назвать солнечным прибоем. А из российских режиссеров мне никто не близок. Разве что отдельные фильмы, например «Иваново детство» Тарковского, ранние фильмы Киры Муратовой…

ШО Современное популярное кино не смотришь?
– А зачем? Все это — глянцевые картинки, коммерция. Чем интересен режиссер, снимающий президента и его семью?

ШО Легко представить, как ты относишься к Никите Михалкову.
– Интересный персонаж, словно созданный Достоевским или Гоголем. Симпатичный мерзавец. Это не уничижительный эпитет. «Мерза-а-авец», — так ласково говорят о котах. Вся суть данного персонажа в том, чтобы слямзить где-то сметанки.

ШО Неужто ты бы отказался от «сметанки» — из чьих угодно рук?
– Деньги не пахнут. Для меня важно одно: чтобы, дав денег, люди не диктовали мне, какое кино и как снимать. Дав деньги, меценат должен остаться на берегу, а режиссер, учтя его пожелания, волен плыть, как и куда ему вздумается.

ШО Такого почти никогда не бывает.
– Поэтому я лучше буду просто ходить по улицам и смотреть на людей, чем делать то, что мне неинтересно.

Беседовала Мария Мамыко

рейтинг:
5
Средняя: 5 (27 votes)
(27)
Количество просмотров: 64815 перепост!

комментариев: 8

  • автор: Гость
  • e-mail: faina.kaplan@gmail.com

С комментов хуею. Граждане жгут и рукоплещут. Виват, браво!

опубликовано: 00:32/31.05.2013
  • автор: Эмза
  • e-mail: t.emsa@bk.ru

Н-да...шизия к нему явно приглядывается. Если это уже не клиника. Жаль!

опубликовано: 20:31/19.08.2012
  • автор: oborobo
  • e-mail: oborobo1@yahoo.com

видно что мария мамыко,не хуя не шарит в вопросах,а аристакисян живой гений,его фильмы чистое искусство.

опубликовано: 16:51/15.07.2012
  • автор: LoVe
  • e-mail: emc.lolita@mail.ru

Спасибо, Артур!Удивил и восхитил каждый твой ответ! "Если я не успею за всю жизнь-пусть другие реализуют! Пусть стоят на берегу и не мешают художнику творить!Необходимо настраиваться на волну друг друга!" Ведь мы не слышим никого,потому что каждый на своей волне! И каждый,каждый твой ответ проникает в душу и вызывает бурю эмоций.
И ответ про непахнущие деньги не оставил меня равнодушной....Неужели они и в самом деле не пахнут?! Тогда ты сам себе противоречишь, когда говоришь о глянцевых хамах. Ведь,как правило, именно от таких меценатов ты получаешь заказ на свободное плавание.Или.. или деньги нужны,чтобы реализовывать свои проекты ,которые могут быть нелицеприятны самим меценатам???Тогда возникает другой вопрос: а если бы ты обладал средствами,достаточными для воплощения своих проектов в жизнь,принимал бы ты материальные средства от глянцевых хамов?
Буду благодарна за ответ,но и молчание меня не обидит и не оскорбит,ведь я считаю себя верующей.
P.S. Мой ник-всего лишь аббревиатура =)

опубликовано: 11:49/13.04.2012
  • автор: Гость
  • e-mail: Jedirani@yandex.ru

Читала его статью от имени Гундяева - гениально.

опубликовано: 00:44/13.04.2012
  • автор: Арлекин
  • e-mail: krpolgub@mail.ru

Аристакисян адекватен как никто другой.

2 artazar: А он и снял. "Место на земле" во сто крат лучше юдофобской ретенциозной хуйни, которую религиозные маньяки вроде тебя почитают за шедевр

опубликовано: 02:36/08.04.2012
  • автор: artazar
  • e-mail: 29289@mail.ru

чё на Гибсона наехал, чувак?
сними лучше или молчи

опубликовано: 19:44/03.04.2012
  • автор: Тимур Нечаев
  • e-mail: timurnechav77@gmail.com

Отличный текст! Верно всё сказано.

опубликовано: 14:31/19.03.2012
Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode