шо нового

Чистое удовольствие
16:13/01.09.2010

Эпоха глобализма актуализирует самые архаичные театральные формы. Театр все комфортнее чувствует себя не в академических залах, а на демократичных улицах и площадях. В этом обозреватель журнала «ШО» лишний раз убедился, побывав на международном фестивале уличных театров в польском городе Кракове.

Даешь Европу!
Бытует мнение, во многом, к слову, справедливое, что современный украинский театр сидит в такой глубокой дыре, так отстал от общего течения европейской жизни, что никому за пределами своего самодовольного хутора не интересен. В общем, повторим, преимущественно так оно и есть. Хотя случаются и счастливые исключения. Оставим в покое Аттилу Виднянского, создателя Национального венгерского театра в закарпатском Берегово; его, несмотря на украинское происхождение, все же в мире редко ассоциируют с исторической родиной, справедливо считая одним из лидеров современной венгерской режиссуры. Почтительно вспомним о громких вояжах за границу киевского театра «Дах», хотя его неутомимого идеолога и капитана Владислава Троицкого некоторые снобы в Украине к серьезным постановщикам не относят, обзывая выскочкой, любителем и маргиналом. К Ярославу Федоришину, руководителю львовского духовного театра «Воскресіння», профессионалы вроде бы благоволят, по крайней мере, признают его активным действующим игроком процесса, но, уверен, многих озадачит информация о том, что именно его труппа является самым востребованным украинским театральным коллективом за рубежом. В течение сезона львовяне выступают на всевозможных европейских фестивалях 60—80 раз, то есть минимум два месяца в году проводят на гастролях. При этом, надо отдельно заметить, играют не за «спасибо, что пригласили», а получая гонорары, иногда вполне приличные. «Воскресіння» — довольно амбициозный репертуарный театр, с именами Чехова и Пиранделло в афише, но на Западе известен, в общем, не своими драматическими постановками, а уличными представлениями. Был Федоришин со своей вымуштрованной командой, умеющей скакать на ходулях и устраивать пиротехнические шоу, и в Кракове. Играли «Встречу с Просперо» — почти полуторачасовое действо по мотивам шекспировских «Бури», «Гамлета», «Ромео и Джульетты» и «Сна в летнюю ночь». Зрелище совершенно роскошное. Динамичное и экспрессивное. С шикарными костюмами, изобретательными декорациями, оригинальными фейерверками, а главное — такой потрясающей мерой раскованности и панибратства к классику, по которой и опознаешь истинных мастеров жанра. Скажем, бессмертные веронские любовники были представлены в этом лихом спектакле парой слегка имбецилического вида ангелочков с крылышками, воркующей на своем сакраментальном балконе. И это не выглядело оскорблением автора. Новым взглядом на «Ромео и Джульетту», впрочем, тоже. Скорее беззаботной шуткой, карикатурой на лирические штампы. Не факт, кстати, что абсолютно все зрители этот юмористический подтекст просекли, но сцена повеселила сотню-другую зрителей, собравшихся на площади, где проказничали львовские артисты, точно. А ведь за ощущением чистой радости, а не за духовными откровениями и смысловыми изысками обычно и приходят люди на уличные представления.

Всем и каждому
В Кракове, где фестиваль уличных театров проводится уже два с лишним десятка лет (в самой же Польше их существует около 200),
 львовяне были хедлайнерами — одним из пяти коллективов, показывавших свое шоу однократно, к тому же в самое престижное время суток — ближе к ночи. Вообще же старинную Ратушную площадь и ее окрестности на неделю оккупировала пара дюжин самых разнообразных исполнителей. И эта невероятно пестрая картина неплохо отражает, отдадим должное организаторам, нынешнее состояние и тенденции все более популярного жанра. «Да разве он когда нибудь дискриминировался, впадал в немилость?» — тут же отреагирует любой образованный человек. Действительно, площадное искусство, древнейший вид театральных представлений, вроде бы никогда и не исчезало. Эрудит расскажет и о первобытных ритуалах, и о средневековых мистериях, и о бродячих жонглерах и гистрионах, и о помпезных зрелищах в королевских парках, и об итальянской комедии дель-арте, и о рождественских вертепах и петрушечниках с паяцами на базарах. О многом сможет рассказать эрудит. И мы не будем с ним спорить. Только тихо заметим, что были времена, когда театр все же старался спрятаться с холодной и не всегда дружелюбной улицы под крышу, занять коробку сцены, построить на ней свой замкнутый и гордый мир, исповедоваться с подмостков либо — вариант чуть хуже — вещать с них некие добытые терпеливым душевным трудом истины или назидания, казавшиеся творцам важными и полезными. Да-да, стоя на площади, тоже можно поведать людям много разумного и доброго. И все же, сужу по многолетним эмпирическим наблюдениям, не для того на нее сегодня, как правило, выходят.
Рискнул бы даже сказать, что все возрастающая экспансия уличных зрелищ — симптом впадания в дрему общественного сознания. Уличный театр идеально соответствует характеру современного — инфантильного, нацеленного на безудержную жажду потребления и наслаждений — мира. Большинство предлагаемых им сегодня развлечений сверхсосредоточенности и напряженной душевной работы не предполагают. Какова типичная коммуникация артиста и зрителя на улице? Один рад, если удалось затормозить другого, тот, в общем, тоже испытывает симпатию к лицедею, что то там изображающему с клоунскими ужимками или цирковыми трюками. Но, в общем, ситуация такова: проходил мимо, взглянул, улыбнулся, посмеялся, двинул дальше.
Присутствуя на уличных спектаклях, невольно ловишь себя на мысли, что прогресс (или как там еще назвать развитие нашей цивилизации?) неминуемо порождает редукцию, упрощение. Все уплощается, нивелируется, монтируется из клише. Вопрос, насколько виртуозно ты ими манипулируешь. В Кракове, скажем, показывал версию «Дон-Кихота» Сервантеса театр из белорусского Бреста. Любо-дорого было смотреть, как постановщики, к слову, дебютирующие на поприще площадного зрелища, нашпиговали свое представление, как солдатский ранец, всеми элементами подобного шоу — ходули, факелы, кинетические конструкции, фейерверки, пантомима, воздушные шарики, акробатика. Складывалось это в невообразимый винегрет, опереточное по духу зрелище. А рядом французский театр Le SNOB, — оснащенный трубами, валторнами, тубой, банджо, перкуссией и барабанами бенд во главе с инфернального вида капельмейстером, — демонстрировал шоу под названием «Glisssssssssendo» — с такими же фокусами с огнем, но настолько уместными, что любая вспышка вызывала общий вздох восхищения публики. 45 минутный концерт из произведений композиторов минималистов, с узнаваемыми мелодиями Филиппа Гласса, Майкла Наймена и Стива Райха, был проведен французскими музыкантами, одетыми в длинные, до подошв, черные сутаны, в непрерывном движении, причем, как удавалось им так затейливо и слаженно чертить сложными траекториями сценическую площадку, какой мотор прятался у них под ногами, разгадать было решительно невозможно. Инженерная находчивость, попутно заметим, часто составляет половину успеха уличного шоу. В Кракове выступал, среди прочих компаний, знаменитый французский коллектив Trance Express. В общем, это просто ансамбль прекрасных барабанщиков, правда, очень отважных, поскольку основную часть своего концерта они проводят в буквальном смысле в подвешенном состоянии, болтаясь в небе, как грохочущие груши, на гигантской конструкции, притороченной к строительному крану.

Сергей Васильев

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 6610 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode


дэк купить