шо нового

Мороз трескучий и музыка
17:01/01.03.2009

Lisksi voit selata Suomi viimeksi Lordi, Apocalyptica, The Rasmus, HIM, Nightwish. Ty ja elinkeinoministeri kertoo Suomeen tyhn tuleville Keith Richards, lukemat Rolling Stones: «I was in Helsinki. This city really rocks!» Точно так и есть. Финляндия была знаменита тяжелым металлом, и кажется, что все эти мрачноватые коллективы в стране до сих пор не перевелись. Еще финны любят дурить, доказательство чему — практически все фильмы Аки Каурисмяки и балаган «Ленинградские ковбои». В снежной стране сочиняют экспериментальную электронику (Pan Sonic), душевные клубные ритмы (Владислав Дилей) и современный джаз (Джими Тенор). Из классиков у них — Ян Сибелиус. Ушедшей зимой мы останавливались в Хельсинки на пару дней, перед последним броском в Лапландию, и узнали о тамошних отличных музыкальных проектах.

Eero Johannes
Что такое «suomi-sound», хорошо знают сотрудники лейбла Planet Mu, которые выпускают музыку одного из самых ярких ее сочинителей — Йоханнеса Эро.
«Раньше я играл в фанк-группе, но, в конце концов, пришлось с ней завязать из-за разногласий с остальными участниками: мне надоело, что все они слишком уж увлекались длинными соло, а я, барабанщик, должен был все время выстукивать одни и те же однообразные ритмы. Короче говоря, я решил стать сольным артистом. 10 лет экспериментировал и что-то там сочинял, пробовал и так и эдак. Был сам себе и за барабанщика, и за басиста, и за клавишника, и за всех остальных. Затем стали приглашать выступать с концертами. После полусотни выступлений я получил предложение от очень уважаемого лейбла Planet Mu, где осенью у меня вышел дебютный альбом». Примерно так финн Эро Йоханнес рассказывает об основных этапах своей творческой биографии. Его коллеги-приятели с финского рекординга Harmonia, на котором у Эро тоже выходили пластинки, кажется, абсолютно счастливы, что их родной жанр клубной музыки наконец-то получил официальное признание у авторитетов от электроники. Жанр называется skweee, каких-то рамок и ярко выраженных отличительных черт у него нет, а если описать эту музыку одним предложением, получится что-то вроде «не слишком быстрая 8-битная электроника, в которую вмонтированы R’n’B, хип хоп-ритмы и фанковый грув». Конкретно музыка Йоханнеса иногда становится похожей на то, как если бы группа Zodiac стала делать каверы на Joy Division, иногда — на идиотские по своей жизнерадостности мелодии из заставок «совковых» передач типа «Спортлото». В основном же это электронный минималистичный фанк, не очень эмоциональный, а вся соль его — в простых мелодиях, наигрывать которые нужно одним пальцем на синтезаторе с аналоговым звучанием. Эро Йоханнес наигрывает их на красной «расческе», а еще, во время лайвов, отстукивает ритмы на электронной перкуссии. Выглядит он как типичный модник из маргинального клуба, и говорят, что Эро — один из самых веселых и жизнерадостных финских электронщиков, конечно же, хипстер и умет сделать, в общем-то, приторную слащавую электронику такой, чтобы от нее не воротило.
В skweee-компании Йоханнес — за главную звезду, но вообще вместе с Эро этой музыкой занимается уйма народу. Только основных skweee музыкантов, упоминаемых на всех тематических форумах и комьюнити, несколько десятков, и на прошлогоднем фестивале Sonar они вроде бы стали одной из сенсаций.

La Sega Del Canto
La Sega Del Canto называют группой, которая лучше всех превращает бодрые, «колбасные» рок хиты в печальные и красивые баллады. Участники коллектива объясняют это тем, что в Финляндии валом групп, играющих жесткую гитарную музыку, и La Sega Del Canto решили стать им чем-то вроде альтернативы. Свое творчество музыканты называют облегченным металлом, часто с влиянием народной, преимущественно скандинавской музыки.
La Sega Del Canto организовали пара жителей Хельсинки — мистер Палп и Джей Джей Гало. Первый похож на типичного финского крестьянина из фильма «За спичками» и в дуэте отвечает за вокал, гитару, маракасы, флейту, топот ног и имитирование при помощи языка, зубов и гортани различных звуков. Джей Джей во время выступлений толкает сопроводительные песням речи и выдает соло на пиле. Пила — главный музыкальный инструмент La Sega Del Canto, лирические мелодии на этом инструменте получаются особенно печальными и пронзительными. Команда в основном делает кавер-версии на старые добрые, всем известные песни, причем неважно, из какого они времени и насколько были популярными в оригинале. В Финляндии La Sega Del Canto любимы практически всеми слоями населения — от маргиналов до политиков. Примерно наполовину эта любовь обязана живым выступлениям группы — смеси театра абсурда, стенд-ап камеди-шоу и душевных посиделок с необычным музыкальным сетапом. La Sega Del Canto играют ботинками на инструментах, в перерывах между песнями разыгрывают скетчи, абсурдистские сценки и наряжаются под известных музыкантов, чьи песни переделывают. Понятно, что такая группа — желанный гость на любом фестивале или в клубе, куда захаживает артистически настроенная молодежь. Музыканты говорят, что их гастрольный график забит под завязку, путешествуют они практически по всему миру, а одна из любимых стран — Россия. Во-первых, потому что близка по духу и мировосприятию, во-вторых — из-за мелодики гимна. La Sega Del Canto как-то сыграли его на пиле и сочли произведение приятным на слух. Впрочем, перед этим они всю ночь крепко выпивали.

I Was a Teenage Satan Worshipper
В двух словах: I Was a Teenage Satan Worshipper — это финский Ladytron. Примитивные мелодии родом из 80 х, немного мрачного панка, много мрачных синтезаторных аккордов — в общем, стандартная дискотека для прогрессивных «готов». Группу придумал выпускник школы искусств, молодой человек по имени Паси, для которого проект I Was a Teenage Satan Worshipper стал дипломной работой. После того как Паси разместил несколько песен в Интернете и ими начали интересоваться, парню пришлось взять еще пару музыкантов и засесть за репетиции. Несмотря на название группы, в юности Паси никаким поклонником сатаны не был, хотя и признается, что музыка его всегда интересовала большей частью не особенно позитивная и жизнеутверждающая. Он всегда хотел сочинять мощные и хмурые металлические боевики, но у него почему-то вместо этого получается какая-то «гребаная жвачка». Свое творчество Паси иногда называет пародийным шугейзом, но в отличие от апологетов шугейза, которые, что гитарные, что синтезаторные партии стремились превратить в один вялый гул, у I Was a Teenage Satan Worshipper все звучит достаточно четко и структурированно. Отдельные песни проекта очень похожи на композиции
последнего альбома Primal Scream, в них присутствует тот же тупой, однообразный напор и монотонность, хотя произведения у I Was a Teenage Satan Worshipper — в основном мажорные. Не так давно музыканты насочиняли их уже на третий альбом, сделали несколько ремиксов и стали «очередным тинейджерским проектом, который двигает электронную музыку Финляндии в светлое будущее». Защита дипломной работы студента Паси определенно затянулась. В один из туров I Was a Teenage Satan Worshipper ездили вместе с Крисом Корнером, потом были только гастроли с Placebo и Muse.

Shogun Kunitoki
Квартет из Хельсинки с безумно прекрасной музыкой и благородной миссией. Миссия следующая: вернуть современной электронике человечность и красоту, о которой все тут в последнее время позабыли. Ни сэмплеры, ни компьютерный софт, ни что-либо еще в этом духе Shogun Kunitoki не используют принципиально, играют на древних синтезаторах и органах, и музыка у них выходит такая, что, кажется, она застряла где-то на полдороге между Бахом и арт-рокерами 70 х а-ля Emerson, Lake & Palmer. Участники квартета говорят, что им несколько обидно, когда музыку группы называют «пост¬роком». Утешает лишь то, что при этом обязательно добавляют: «это группа с самым крутым концертным сетапом из всех, которые появились после того, как построк перестал быть модным».
Shogun Kunitoki организовались в середине 90 х. Первое время группа занималась 8-битной электроникой, сочиняя ее на раритетных компьютерах двадцатилетней давности. Процесс перехода от компьютерного софта к реальным «железкам», по словам музыкантов, длился достаточно долго, но оно того стоило. Сейчас Shogun Kunitoki выдают фантастический микс из классики, авангардного рока, музыки, с которой в 60 х начинал Дэвид Боуи, и при всем этом звучат очень душевно и до одурения пронзительно.
Первая пластинка Shogun Kunitoki вышла три года назад. На альбоме с непроизносимым названием «Tasankokaiku» было все лучшее, что только смогла дать «синтетика» в прошлом веке: классическая гармония, основы экспериментальной музыки, опыты первых минималистов, освоивших синтезаторы. Но главное, появилось ощущение, что электронная музыка — это все-таки нечто эпическое и грандиозное, как грандиозен, например, космический корабль. О том, насколько Shogun Kunitoki все это удалось, можно судить хотя бы по тому, что на сайте лейбла группы, Fonal Records, к информации о новом альбоме, который должен выйти только в марте этого года, еще с конца января сделана приписка «sold out».
С концертной деятельностью у Shogun Kunitoki дела пока складываются не лучшим образом. Музыканты говорят, это оттого, что далеко не каждый клуб в состоянии выполнить их технический райдер, да и таскать с собой неподъемные органы с аналоговыми синтезаторами крайне трудно. Глупо говорить, что жаль, но все же… Тем более что финский квартет играет ту музыку, которая появилась как бы в межсезонье: когда на сцены стали выходить первые группы с синтезаторами, его музыку все еще называли рок-н-роллом, но звучала она свежо, по-новому, была дико интересной, мелодичной и совершенно не оформленной еще ни в какие жанровые рамки.

Murmansk
Участники группы Murmansk уверены, что биографические факты любого коллектива читать невообразимо скучно, особенно разделы вроде «кто покинул группу, кто к ней присоединился и почему?» или «музыканты, оказавшие на нас влияние». Поэтому о себе музыканты Murmansk рассказывают скупо. Образовалась группа в 2003 году, в столице Финляндии (если кто не знает, это морозное и ленивое государство, расположенное между Швецией и Россией). Квартет. Играет рок музыку. В прошлом году у группы вышел дебютный альбом «Chinese Locks». That’s all, folks.
Манера пения вокалистки Murmansk, Лоры, иногда напоминает сборный голос всех британских панк-девушек 80 х, а местами в ней проскакивают интонации, которыми обычно пользуются исполнители, работающие в жанре кельтского рока (обилие высоких, пафосных нот и дребезжание на каждую гласную букву). Музыка коллектива создается при помощи самых востребованных в массовом рок-н-ролле клише: гора жестких гитарных партий, примерно столько же лирики, кое-что из построка, совсем мало из брит-попа, ну и плюс британский гитарный андеграунд тридцатилетней давности. В рамках финской эстрадной музыки Murmansk — вполне состоявшиеся звезды. Не настолько, как, скажем, Nightwish или The Rasmus, но футболки с логотипом группы во время ее концертов исправно сметаются с прилавков финских «Дворцов Спорта», и уже несколько лет как Murmansk — постоянные участники затей журналистов-земляков в духе «лучшая группа этого года».

Husky Rescue
Группа организовалась семь лет назад с целью сочинять музыку, которая бы производила впечатление написанной под влиянием кинематографа, фотографии и живописи. Если отбросить всю лирику, то у Husky Rescue получаются вполне стандартные поп-песни: гитара, синтезаторные партии и аккуратная, едва заметная ритм-секция. Шарма, харизмы и всего прочего этим песням добавляет голос вокалистки Риты-Лиины Королы. Поет она вкрадчиво, порой просто проговаривает слова, едва растягивая последние строчки куплетов. Примерно так же пели, например, вокалистки не слишком мрачных трип хоп-групп 90 х вроде Morcheeba. Husky Rescue нисколько не смущаются, когда их музыку называют меланхоличной и занудной. Говорят, в ней просто нет ярких эмоций, зато с головой хватает оттенков и полутонов. Главный человек в коллективе, Марко Нюберг, сравнивает песни Husky Rescue с первым снегом, который сыплется за окном на еще зеленую лужайку у дома. Он же объясняет, что творчество группы — это, в некотором роде, рефлексия на многолетний бэкграунд участников. Все они из Хельсинки, зимы в этом городе долгие и холодные, а вот летом — достаточно жарко, хотя таких дней в году не особенно много. Климат навевает какую-то негу и ощущение «сахарности», так что и музыка у Husky Rescue выходит соответствующей.
Группа выпустила два альбома, пластинку с ремиксами, и несколько их песен попало в финские рекламные ролики. Пару лет назад журнал Esquire посчитал Husky Rescue одним немногих коллективов, которые стоит посоветовать своим читателям, а британское музыкально издание Q назвало их музыку душещипательной. Песни Husky Rescue достаточно просты и неприхотливы, но в то же время это не брутальная попса, в любви к которой так стыдно признаться среднестатистическому интеллектуалу, если, конечно, эта попса не сделана кем-то вроде Мадонны. А если в такой группе у микрофона стоит симпатичная девушка — это хорошо втройне. Вот и музыканты Husky Rescue не стесняются говорить, что внешность вокалистки играет им на руку: «Рита-Лиина моментально устанавливает контакт с залом и в состоянии удержать внимание любой аудитории. Давайте честно, если вы — нормальный молодой человек, едва ли у вас по ходу концерта не возникнет мысли о том, как было бы замечательно назначить такой девушке свидание…»

текст Влад Азаров

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 18719 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode