шо нового

Феминократия
18:14/01.03.2008

 

Феминизм — многоликий, как вагина

Когда я была ребенком, мне часто читали сказки перед сном, и их героями неизменно были женщины. Лишь вернувшись к этим историям через некоторое время и прочтя их в оригинале, я догадалась, что моя мать устроила для меня хитроумную подмену. Я также принимала участие в вашингтонских демонстрациях за репродуктивные права женщин, а ведь случилось это еще до того, как я узнала, что же такое эти репродуктивные права.
А теперь представьте мое удивление, когда в Украине мужчина открыл и придержал для меня дверь. Или когда приятель решил расплатиться за нас в кафе. Признаюсь, мне было не по себе. Не из за моральных принципов, разумеется, а по привычке. Я — продукт американского «освобождения женщин». Но я не феминистка.
Я училась в одном из самых либеральных колледжей Соединенных Штатов. Он первым начал принимать в ряды своих студентов женщин и афро-американцев. Однажды, во время изучения произведений Эмили Дикинсон и Вирджинии Вульф, наш профессор спросил, кто из присутствующих считает себя феминисткой. Никто не ответил утвердительно. И хотя моему поколению может показаться, что феминизм выиграл свою битву, для многих это не так.

***
Сорок лет назад французская феминистка Моник Виттиг сконструировала систему принципов существования архаичных лесбийских сообществ, своего рода лесбо-феминистскую Библию, к которой современные женщины могли бы обращаться за напутствием. На труды Виттиг и других теоретиков радикального феминизма реальность ответила улучшением ситуации с балансом полов на рабочих местах и семьями, в которых оба партнера являются кормильцами. Женщины стали выходить замуж в более старшем возрасте, а количество разводов взмыло вверх.
В чем была суть борьбы феминистского движения? Оно требовало, чтобы общество признало: гендерное неравенство биологически необоснованно. Оно является социально сконструированным, а значит — его можно упразднить. Ныне почва для перемен полностью готова и феминократичное общество маячит на горизонте.
Сегодня феминистки «третьей волны» и постфеминистки не занимаются жестами вроде сжигания лифчиков. Они интересуются интеллектуальными инструментами: словами, идеями и образами, репрезентирующими женщин. Отказавшись от употребления абстрактного понятия «права женщин», которое может трактоваться теми или иными участниками диалога абсолютно по разному, современное женское движение раздробилось на разночинные феминистские группировки. К слову, сами они вряд ли станут называть себя «феминистскими».
Вот лишь некоторые из таких группировок:
Queer Theory — исследует социальное конструирование сексуальности и гендерной идентичности. Как и феминизм, эта теория отрицает концепцию, будто пол является частью истинного «я» человека.
Riot Grrrl — работает с сексуальностью, изнасилованиями, домашним насилием и женской идентичностью через панк-рок, искусство и издания в ключе Do It Yourself. Движение в начале 90 х зародили группы вроде Bikini Kill и Bratmobile.
Киберфеминизм — обращается к феминизму в контексте киберпространства. В духе постфеминизма, киберфеминизм отказывается определять себя, но в расхожих «Ста антитезисах киберфеминизма» подробно перечисляет, чем он не является. Некоторые из киберфеминисток борются с мужским доминированием в технологических сферах.
Транснациональный феминизм — рассматривает гендерное неравенство как элемент конструирования расы, класса и пола в национальном контексте. Исследует в этом ключе колониализм и империализм.
Экофеминизм усматривает в порабощении женщин аналог патриархальной эксплуатации природной среды и напрямую их связывает.
Большинство этих движений подвергается критике, и не редко феминистскими же институциями. У феминизма сегодня плохая репутация. Поиск в «Гугле» по слову «феминизм» на первой же странице выдает ссылки типа «Женщины — против феминизма», «Феминизм — это зло!» и «как феминизм уничтожил настоящих мужчин». Тем не менее феминизм продолжает быть активной частью новостных хроник.
Возрастающее беспокойство по поводу изображения женщин в медиа спровоцировало всплеск протестов против телеканалов, транслирующих хип-хоповые видеоклипы. В таких видео женщины предстают в качестве неодушевленных предметов. К примеру, в одном из клипов рэппер Нелли провел кредитной карточкой между женскими ягодицами. Социальный эффект таких видео сказывается не только на женщинах, но и на молодых мужчинах, которые, в результате, приравнивают плохое обращение с женщинами к понятию мужественности.
Недавно и женские журналы попали под обстрел. Анорексичные модельки сделали свой вклад в эпидемию расстройств пищеварения и психологических проблем среди молодых женщин. Эти журналы превращают своих читательниц в секс-машины, запрограммированные удовлетворять своих мужчин, следуя советам вроде: «Ложись в постель, надев рыжий парик. На следующий день приходи с эльфийской стрижкой. Ему будет казаться, что каждый раз он встречает новую девушку».
Что же нам остается? Помимо протестов против диковатых медиаобразов, еще одним решением является движение за возвращение в обиход некоторых слов, связанных с женскими гениталиями, которым нынче придано уничижительное значение. К примеру, «пизда» — это не только «вагина», но и одно из самых грязных ругательств. Используя это слово, обозначая именно сексуальные органы, женщины получают власть над теми коннотациями, которые были приданы «пизде» патриархальным обществом. В поп-культуре тренд легитимизации слова «пизда» воплощен бродвейским хитом «Монологи вагины» авторства Ив Энцлер: женский актерский состав исполняет монологи о своих вагинах, используя широкий набор терминов и метафор. Пьеса эта ставилась уже тысячи раз, гастролировала по миру и демонстрировалась по телевидению.
Сегодняшний феминизм, как и вагина, многолик. Он может казаться гниющим, распадающимся на части, хнычущим. Он интеллектуализирован до того предела, когда начинает казаться глупым. От феминизма легко отмахнуться. Но если бы его не было, мы бы ощущали его отсутствие каждый раз, когда видим очередную полуобнаженную тетку в рэп-видео, читаем придурочные советы о сексе в женском журнале, или услышав еще об одном из миллионов способов ежедневных оскорблений тех женщин, у которых никогда не было свободы называть себя феминистками.

Сабрина Яси, специально для «ШО»

 

 

Константин Дорошенко
историк, арт­критик

ВОПРОСНИК «ШО»: 1) Насколько проблема феминизма актуальна для современной Украины и какова роль женщины в ее истории? 2) Можно ли пророчить матриархальный рассвет в украинском завтра?

1.

Феминизм — идеология, которая не может быть эффективна в Украине, так как здесь она попросту ментально и исторически не востребована. В отличие от Европы и Азии, в Украине женщина всегда была эмансипирована. Украина не знала русского домостроя и азиатских традиций подавления женщин. И здесь никогда не сжигали ведьм.
Западные путешественники, попадая в Украину, еще в 18 м веке поражались тому, насколько «бесстыдным» образом одеваются украинские женщины (они носили льняные сорочки, которые, как известно, очень хорошо облегают тело и подчеркивают все формы, а если ткань хорошей выделки, то грудь еще и просвечивалась). Их шокировало, что украинская женщина не обслуга в доме — она может на равных с мужчинами сидеть за столом, пить водку, шутить. В Западной Европе 17—18вв. такое себе могли позволить только аристократки.
Благодаря тому что украинские женщины не знали костров инквизиции, они по сей день несут здоровый генотип ведьмы. Ведь кого обвиняли в ведьмовстве на Западе? Зачастую женщин здоровых и красивых. Их уничтожали. Поэтому современные европейские женщины не редко уродливы — узкобедры, мужественны, страшны. А ведь что такое ведьма? Это проявление природной мистической силы, во многом завязанной на силе гендерной, половой, витальной. И если эту силу уничтожали в Европе, то в Украине она развивалась.
Таким образом, феминизм — это теория, рожденная некрасивыми, зажатыми, социально не реализованными, озлобленными западными женщинами. Украинки в нем не нуждаются. Они руководят и мужьями и этим обществом. В самой истории есть множество примеров украинских женщин, руководивших государствами. Это и княгиня Ольга, и Роксолана. Во Франции единственной женщиной¬монархом была украинка — Анна Ярославна, которая как глава государства издавала декреты, даровала земли монастырям. В то время как идея женщины­правителя была невозможной для Европы, украинки уже руководили княжествами, городами, ратями во время сражений. Даже в исламском Крыму, где правили Чингизиды — степная династия, — женщина была эмансипирована. Это, к слову, характерное свойство кочевников. В отличие от оседлых народов, у народов кочевых женщины наряду с мужчинами ездили на лошадях, постоянно были в пути и принимали участие в сражениях. У Чингизидов было понятно и принято, что харизма, — божественное право на власть, — передается через кровь и носителем этой крови женщина является наравне с мужчиной. Дочь хана Тохтамыша Дженике¬ханум правила городом Кырк­Ёр — фактически была главой государства, что оказалось возможным в мусульманском мире лишь в 20 м веке. Она была первой в истории женщиной, совершившей хадж в Мекку.
Для нашей территории от Крыма до Карпат феминизм может быть только маргинальным течением для некрасивых и не могущих реализовать себя женщин. Большинству украинок и в голову не придет, что единственное, чем можно заняться — это быть социально ампутированной домохозяйкой. У истоков украинского национального движения стояло множество женщин. Леся Украинка, Марко Вовчок, Олена Бджилка — все это были женщины с активной, независимой и уверенной в себе социальной позицией. Что до современных реалий, то достаточно посмотреть на количество женщин¬руководителей предприятий, женщин депутатов, чтобы понять — проблемы феминизма в Украине нет. Здесь женщина не нуждается в борьбе с мужчиной, чтобы получить права. Она просто берет эти права и реализует их. И, как ведьма, вертит мужчинами.

2.

Матриархальный строй лишен структуры, интеллектуального критерия и моральности. Женское божество — это воплощение полной естественности, которое не знает добра и зла. Оно невероятно разрушительно. Именно поэтому с развитием и структурированием общества матриархальная модель отходила — появлялись правила, а это — не инстинкты и прихоти Великой Богини.
С другой стороны, в современном обществе очевиден кризис патриархата. Женщина эмансипирована, даже в пресловутом Иране она имеет право участвовать в выборах и избираться в парламент. Более того, физиологически женщина гораздо лучше мужчины приспособлена к нагрузкам. Ее организм приспособлен к деторождению. После него он обновляется. То есть женщина способна пережить муки, которые уничтожили бы мужчину. Так и во многих социальных проявлениях женский организм — эффективнее мужского. О том, что патриархат больше не работает, говорили еще в начале 20 го века.
Что же получается? С одной стороны, кризис патриархата. С другой — пещерная архаичность матриархата, не жизнеспособного сегодня, как динозавр. Можно попытаться спрогнозировать следующий виток развития общества, где пол будет нивелирован и более важную роль будет играть Личность с ее возможностями и силами. Не зря в самых современных постфеминистических работах звучит мысль не о первостепенности женщины и женского организма, а об отсутствии пола как такового. Это квинтэссенция постфеминистской философии: абстрактное «лесбийское тело», не привязанное к гениталиям. В любом случае, возвращение в современности к Первозданной Богине, воплощению земли и деторождения, — невозможно, поскольку имморальность, существование вне критериев добра и зла сегодня немыслимо. Разве что в результате ядерной зимы. Ведь матриархат — это природа, а природа неизменно имморальна: то, что способствует выживанию потомства — хорошо, а то, что не способствует — должно быть уничтожено.
Гендерная тема — вопрос спекуляции общества, которое глобально теряет интерес к сексу. Из­за существующего в мире информационного прессинга, из за изменений в окружающей среде, из за перенаселения человеческая популяция теряет интерес к размножению и сексу. Так же, как его уже потеряли мишки панды, вымирающие не потому, что здорового потомства у них нет, а потому, что они больше не хотят заниматься сексом. Когда их к этому вынуждают, они нападают друг на друга, отгрызают ноги людям в зоопарке. В среде людей происходит нечто похожее. Истерика вокруг секса и сексуальности — это вымещение страха отсутствия желания секса. Подсознательно человек понимает, что не хотеть секса — неправильно. Возникает невроз, когда люди внушают себе, при колоссальном давлении массовой информации, что им очень хочется заниматься сексом, подо все подкладывают гендерную проблему. А ведь всякий шум вокруг чего то говорит о присутствии там пустоты. Это понятный процесс: поначалу мы говорим о том, что нас в тайне волнует, а затем утверждаем, что проблемы и вовсе нет. Так что с человечеством происходит не феминизация, а асексуализация — движение в сторону бесполости.

 

Мягкие Женские Голоса

Вера Агеева
литературовед

ШО Насколько проблемы, которые ставил перед собой феминизм, озвучены, понятны и решены в современном украинском обществе?
— В Украине феминизм случился скорее в сфере гуманитарных наук. Что же касается сфер политических и социальных, то в них, пожалуй, все гораздо хуже. Достаточно сравнить количество женщин и мужчин в украинском парламенте. До ситуации, к примеру, в Скандинавии, где мужчин и женщин в парламенте 50 \ 50, нам еще очень далеко.

ШО Многие считают, что украинская женщина всю свою историю была эмансипирована и поэтому феминизм Украине не нужен.
— Это очень приятный опиумный миф, который успокаивает украинских мужчин. Да, в 17—18 вв. иностранцы были поражены образованностью наших женщин, но никакой эмансипации, а тем более матриархата в Украине не было. Женские ценности — толерантность, мягкость, умение находить компромисс — в современной украинской политике присутствуют крайне эпизодически.

ШО Быть может, именно потому, что в нашей стране мягкость считается женской ценностью, так и не возникло радикального движения женщин, которые свои права не выпрашивают, а берут?
— Соглашусь, права не нужно выпрашивать. Что же касается радикального женского движения — такое дело, ну, значит, не возникло пока. Таково наследие Советского Союза, где присутствовало покорное согласие с происходящим. Впрочем, сегодня украинские женщины активно завоевывают публичное пространство — журналистику и тележурналистику. В этих сферах женщины ярче, интереснее, их, в конце концов, больше. Украинское телевиденье говорит женскими голосами.

ШО Что не мешает этим голосам распространять патриархальные ценности. Буквально вчера услышал: «Она не только смогла достичь успехов в карьере, но и заботиться о муже — идеальная жена».
— Не мы говорим языком, а язык говорит нами. Поэтому стереотипы очень мощно работают, и чтобы их преодолеть, нужно время. Запад давно пережил радикальный феминизм, а у нас всего этого не было. Из ничего ничто не возникает.

ШО Какой патриархат опаснее — когда муж бьет жену или когда на бензоколонке нет женского туалета, а женщины ездят со знаком «каблучок» на машинах?
— Да, проблемы деспотичного патриархата в Украине нет — наша женщина все таки может постоять за себя. Насилие в семьях по прежнему актуально, но это уже к вопросу о правовом сознании. Другое дело, что, к примеру, у нас во многих публичных местах нет специальной зоны, где женщина может перепеленать ребенка. Подобных примеров множество.

 

 

Авторитарная Украинская Мать

Нила Зборовская
психоаналитик, экс¬феминистка и бывшая директриса Центра гендерных исследований при Институте литературы НАН Украины

Украинская нация была колониальной, что наложило отпечаток, в частности, на украинский феминизм. При колониализме роль украинского отца была комичной и неавторитетной, а посему патриархат был извращенный, мягкий. Авторитарной была мать. Ей приходилось выживать и перенимать на себя функции отца. Поэтому основа у нашего феминизма несколько иная, чем на Западе. Ключевая украинская феминистка Милена Рудницкая говорила: «Феминизм — это духовное материнство». Эта концепция в 20—30 хх годах прошлого века легла в основу украинского феминизма.
Империя, Гомосексуализм, Извращения
Популярная в Америке Кейт Миллер связывала с феминизмом гомосексуальную революцию, после которой будут сняты все табу и произойдет тотальная феминизация общества. Я считаю, что для украинского общества — это слишком радикальные, неприемлемые меры. Гомосексуализм — продукт имперской культуры. Мы лишь недавно распрощались с колониальным прошлым и сейчас являемся нацией, которая ходит по пустыне в поисках государственности, а в основе любой государственности и культуры лежит патриархат. Здесь я согласна с Фрейдом.
При этом украинская женщина никогда не будет подчиняться авторитарному мужчине. Для нее, в первую очередь, важна авторитетность, и она хочет быть равной мужчине, а не подчинять его. Если же мужчина феминизируется, а женщина — маскулинизируется, то это — результат колониальной психологии. Что касается «идеального бесполого существа будущего», то подобные идеи продуцируют лесбиянки и гомосексуалисты, большинство из которых нуждается в утверждении своей маргинальной, ни мужской, ни женской, сущности. Гомосексуальные извращения рождают опасные идеи, ведущие к авторитаризму. История это доказала. Достаточно проанализировать сталинизм.
Обыватель и Аристократия
Возникает вопрос: как преодолевать проблемные ситуации национального масштаба? Простой, массовый гражданин неспособен продуцировать собственные идеи — он лишь имитирует идеи и модели поведения, которые характерны для представителей власти. И если эти представители не будут образованней и культурней, то и рядовой гражданин не станет лучше, чем есть. Ныне ситуация демократии переходит в ситуацию тотального хамства, анархии и хаоса. В стране назрела необходимость появления аристократических структур в пространстве власти, задача которых, в частности, демонстрировать массовому гражданину адекватные, современные, демократичные модели поведения.

Иллюстрация: Татьяна Гершуни, Свинные языки/Rosen Blumen (из серии «Delikatessen»), 2003

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 55317 перепост!

комментариев: 1

  • автор: Donnellkes
  • e-mail: krpu94o8aw@yandex.ru

Обожаю собственного самого близкого друга. Эх, но у него есть женщина. Произнесла, что обиделась на него. Берет за стул, к для себя подвигает, мизинец протягивает и гласит: "Давай мириться", щечку под поцелуй ставит... Так по-детски, но страшно мило. :*

опубликовано: 21:38/17.07.2015
Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode