шо нового

ТВ-кухня в натуре
14:12/01.11.2006

 

Руки мыли?

Первые кулинарные передачи вчерашние советские люди смотрели голодными глазами. Голодным людям они и предназначались. Они глотали слюнки, услышав маслянистое слово «авокадо» и щупали шершавым языком небо, представляя себе экзотический фрукт ананас

Впрочем, и в те заповедные годы телевидение, подразнив зрителя в сказочной передаче «Вокруг света» фантастическими рассказами об устрицах с шабли или супе из молодого бамбука, снисходило к потребностям простого человека. Периодически ему тепло и доходчиво объясняли с экрана, как из нехитрого набора доступных ему продуктов сварганить деликатес, который и не снился парижским гурманам. Упор обычно делался на то, как находчиво украсить блюдо перышками выращенного в стакане на подоконнике зеленого лука, или фигурно вырезанными кусочками помидора, либо красного перца. Еще в этих передачах давались дельные советы о том, как из ломтика заветренного сыра, двух подгнивших картофелин, пары яиц и ста граммов вареной колбасы, на вкус напоминающей промокашку, устроить пир для десяти внезапно нагрянувших гостей. Мы, впрочем, догадывались, что положение в таком случае спасут три бутылки водки, и, приняв ее, вслух зачитывали только что репринтно переизданную книгу рецептов Елены Молоховец. Тот ее незабываемый фрагмент, где дореволюционная повариха рекомендовала при появлении в доме нежданных визитеров спуститься в погреб и отрезать к трапезе увесистый кусок хранящегося там окорока. Пикантность состояла в том, что среди покатывающихся от смеха читателей Молоховец начала 90 х не все четко представляли себе, чем этот окорок отличается, скажем, от корейки.
Потом, в общем, с дефицитом было покончено. В дефиците оказались только ассигнации, на которые приобретались продукты. Но, любуясь на компанейского Андрея Макаревича, точащего лясы с гостями на кухне в «Смаке», удавалось еще позаимствовать у него какие­то несложные рецепты. Приятно было видеть, что ведущий, как в известном анекдоте о педагоге и педофиле, по крайней мере, любит еду. Как, кстати, и милейший Мирослав Владимирович Попович, куховаривший в «Завтраке с «1+1».
Этот кулинарный праздник на телеэкране, впрочем, длился недолго. Что ведь, на самом деле, самое пошлое в телевидении? Люди, которые, попав в студию, пребывают в самозабвенной уверенности, что они­то и есть главная новость. Или, применительно к теме, главное блюдо. Новую конвенцию отношений зрителя и телеперсоны, как по мне, олицетворяет веселый усач с авторской передачей о еде и не совсем аппетитной фамилией. Отвязный задор Макаревича в эпоху фетишизации вульгарного потребления и все более усиливающегося лакейства сменяет интеллектуальная проституция с самодовольными ужимками. Под исторические байки и пересказ энциклопедических статей зрителю беззастенчиво втюхивается дрянной майонез рекламодателя (галантерейно скалящийся ведущий норовит снабдить им каждое блюдо) и еще более сомнительное подсолнечное масло.
Момент символический: по¬видимому, уже все наелись. По крайней мере, те, кто смотрит телевизор. Зрительница, ждущая с работы мужа, офисного солдата с зарплатой от тысячи у. е., уже давно отличает базилик от кориандра, а балык от карбоната. Она уже пробовала суши и утку по¬пекински. У нее уже не вызывает ужас, как это было всего­то лет пятнадцать назад, слово «ингредиенты». С телеэкрана ей, в сущности, рекомендуют не рецепты пищи, а способ жизни.
Вот бойко носится по кухне, светясь счастливой мордашкой, Юлия Высоцкая, собираясь накормить сухопарого мужа и ораву его шумных гостей. У нее всегда в запасе свежая форель и сыр пармезан. Но чувствуешь, что если эти гости свалятся на голову уж совсем невпопад, барышня нырнет в холодильник и достанет банку осетровой икры, которой, как известно, очень здорово закусывать ледяную водку «Абсолют».
Вот радушно встречает среди спонсорской посуды и баночек со специями участников «Кулинарного поединка» барственный увалень Дмитрий Назаров. Гости, хотя и состязаются, все же по хорошему расслаблены. Кто¬то только что вернулся с гастролей в Лондоне, а кто­то неплохо отдохнул в Таиланде. Шипящая сковородка — гарнир к беседе, а царицей передачи оказывается рекламная пауза. Заполненная все той же удивительной кухонной утварью.
Глядя в последнее время кулинарные передачи, лично я задаюсь, пардон, возможно, нелепым вопросом: а мыли ли ведущие руки перед тем, как повязать фартушек с логотипом рекламодателя? Я не в аллегорическом, а буквальном смысле. Присмотритесь: они же все хапают руками. Понятно, инстинкт, но есть же и правила гигиены. Да и вообще поведения за столом. И в обществе. А ведь иногда кажется, что роскошный образ жизни нам демонстрируют невоспитанные неряхи. Эрудит Борис Бурда, нахваливая креветки на родном одесском рынке, с несдираемой улыбкой плюет шелуху себе под ноги прямо в кадре. Очаровашка Даша Малахова, шустренько готовя на «Интере» завтрак, даже блины умудряется подхватывать изящными пальчиками. И уж совершенно нестерпимо наблюдать, как варварски орудуют у накрытых столов ведущие ресторанных новостей.
Помяните мое слово: скоро к программам о вкусной и здоровой пище обязательно прибавятся передачи о бонтоне. Где какой­нибудь симпатичный, осанистый старичок или старорежимная старушка с учительской сединой будут толково объяснять наконец­то нажравшейся публике, в какой руке держать нож, какой из шести вилок подхватывать ломтики десерта и какими щипчиками раскалывать панцирь омара.

Текст: Сергей ВАСИЛЬЕВ

 

«Когда бифштекс – сильнее любви!»

Кулинарные передачи собирают огромную аудиторию по трем причинам. Первая — практическая: мы узнаем новые рецепты, поварские приемы и учимся готовить. Вторая — эстетическая. Сияющая кухня, нарядная утварь, удобная бытовая техника, все продукты под рукой тешат и успокаивают. И, наконец, причина третья — зрелищность

Популярность кулинарных телепрограмм бесспорна. Насыщение желудка — самая простая, доступная, а для кого¬то — и наибольшая радость. Слова Джулии Ламберт, героини «Театра» Сомерсета Моэма, вынесенные в заголовок, — тому подтверждение. Мир давно и, вероятно, навечно инфицирован телекухней. На одном из каналов США еда готовится круглосуточно. Ведущая израильской передачи «На кухне с Марголь» способна стряпать в любых условиях. Среди ее достижений — картофельная бабка, приготовленная на керосинке в женской тюрьме. Кухонные заслуги американки Джулии Чайлд, автора одного из первых в мире кулинарных шоу «Французский шеф­повар», были отмечены не только премией национальной телеакадемии Emmi, но и почетными степенями Бостонского и Гарвардского университетов. Последние новости телекухни таковы. «Ученые из корпорации Sony, в Сан¬Диего, Калифорния, работают над созданием «ароматической» приставки для телевизоров, которая позволит зрителям ощущать запахи, соответствующие тому, что показывают на экране. По словам специалистов, ощущение того или иного аромата возникнет у человека благодаря безопасным ультразвуковым сигналам, которые устройство будет посылать в нервные центры обоняния головного мозга. Таким образом, пользователи новинки­приставки получат возможность ощущать аромат и вкус блюд, которые демонстрируются в кулинарных программах».
Предтечей всех кулинарных программ на постсоветском пространстве был «Смак» Андрея Макаревича. На российском телевидении это шоу до сих пор — в двадцатке лучших развлекательных передач. Но самая, наверное, успешная в этом сегменте программа — «Едим дома с Юлией Высоцкой». За три года существования эта передача стала подлинным брендом: тиражируется на видео, экспортируется в другие страны (в частности, в Украину), рецепты ее ведущей изданы в этом году книгой.
Теперь о том, что происходит у нас. Украинское телевидение предлагает десяток передач по кулинарии, которые условно можно разделить на несколько тематических групп. Вначале информационно­развлекательные, обозначим их как «ресторанные хроники» или «ресторанные новости». Главная цель таких проектов — передать положительный имидж заведения, имидж, естественно, оплаченный. На киевском телевидении этим много лет благополучно занимается госпожа Алцибеева и вся ее семья. Младшая Алцибеева, Жанна, автор и ведущая программы «Коктейль», заявленной как «микс из вечеринок, событий и музыки, телевизионный журнал о ночной жизни города Киева». По факту «Коктейль» достаточно средний, чтобы не сказать слабый продукт, главные проблемы которого — анахроничная подача материала и вялая журналистика. И, наконец, «Путешествия со вкусом» — «телевизионная программа о гастрономии и кулинарных традициях разных стран мира», авторства все того же неутомимого семейства Алцибеевых. Диагноз для всей упомянутой телепродукции одинаков: симпатичный формат в банальном исполнении. Лучшей передачей о киевских ресторанах, как ни странно, представляются «Светские хроники» с Катей Осадчей. Динамичное шоу с яркой картинкой, яркой ведущей и яркими персонажами — самое прогрессивное в этой нише.
Другая группа программ может называться «кулинарной культурологией». Безусловный авторитет и фаворит здесь Борис Бурда и его «Вкусно». Еще в этом ряду — «Кухня для «чайников» с Анастасией Заворотнюк». В основе концепта — «Кулинарная кухня лентяйки», написанная Дарьей Донцовой. Повара столичных ресторанов по этим рецептам готовят, а ведущая акцентирует внимание «чайников» на новых (и для нее якобы тоже) знаниях. Например, что суши правильно макать в соевый соус только верхом, то есть рыбой, а имбирь, оказывается, антисептик. Приятная программа «Вкусная страна» получается у Александра Пономарева. Не всегда ровная из¬за порой косноязычных гостей, зато всегда забавная и живая в репортажах Константина Грубича. Он ездит на родину приглашенных звезд и разведывает у местных жителей аутентичные рецепты, по которым они тут же вместе и готовят блюда.
На закуску, или скорее на посошок, тип передач, который в нашей стране не представлен никак — шоу с поварами¬звездами, мишленовскими лауреатами, национальными героями. Последнее — не метафора, а самая что ни есть реальность. По результатам опроса граждан Объединенного Королевства, шеф­повар и ведущий кулинарных телепрограмм Джейми Оливер стал третьим «величайшим героем Великобритании» (первый — Шон Коннери, второй — пятикратный олимпийский чемпион по гребле Стив Редгрейв). Не хотелось бы заканчивать на пессимистической ноте, но пока, к огромному сожалению, великих поваров в Украине нет, как нет и высокой кухни. Еда — единственное, что связывает тело с душой, утверждали древние греки. Когда мы это поймем, то обязательно получим украинских Бокюзов и Дюкасов. А пока — просто bon appétit.

Текст: Александра Шелудько

 

Месть еды

Включить плиту. Взять сковородку и поставить ее на конфорку. Налить немного подсолнечного масла. Подождать. Вынуть из холодильника яйцо. Куриное. Разбить. Вылить на разогретую сковородку. Осознать, что все в порядке, и яйцо оказалось там, где надо. Посолить его. Подождать. Готово

Возможны и другие варианты. Например. Взять хлеб, масло, колбасу и нож. Сделать бутерброд.
Или даже вот как. Купить пакетик с волшебным словом «Мивина», положить его содержимое в чашку и залить кипятком.
Все это можно есть. А вот показывать по телевизору в кулинарной программе — нельзя. Потому что в подобных проектах должны звучать благородные слова, желательно — французского или японского происхождения, открывающие обывателю новые горизонты вкусовых галлюцинаций. Это не только догма и дань уважения советскому трепетному отношению к вкусной и здоровой, а потому дефицитной и виртуальной пище, но и отчаянное напоминание о давно утерянном формате.
Ранее сам жанр предполагал, что смысл такой программы — в практической пользе, рецепте. ТВ пыталось быть для зрителя стариком Хоттабычем, исполнять его желания и обязательно отвечать на письма с очень конкретными просьбами. Но вся эта познавательная угодливость со временем исчезла, так как зрителя надо теперь жестко развлекать. Зритель все реже хватает карандашик, чтобы записать ценные советы.
Итак, менее всего кулинарные проекты последних лет рассчитаны на то, чтобы научить вас ресторанным хитростям, — для этого существуют соседи, толстенные книжки, журнальные вырезки. Как и в большинстве праздных шоу, здесь все внимание сосредоточено на том, что разные звезды тоже «делают это». Ведь для многих граждан кумиры со сковородками — уже по¬своему восхитительное зрелище. Естественно, для программы намного лучше, если приглашенная звезда может заявить: «Да эти ублюдки в дорогих кабаках никогда даже не пробовали настоящего суши!» Но происходит это разве что в тех случаях, когда приглашают Макаревича. Или еще кого¬то из братьев по цеху. Намного чаще звезды приходят на телевизионные кухни, чтобы поболтать, блеснуть остроумием и рассказать пару¬тройку анекдотов. Ведущие для проформы чего¬то варят и тушат, потом вместе пробуют, закатывают глаза и прощаются. С тем же успехом они могли бы делать гимнастику или кормить кроликов — на смысл программ это не оказало бы большого влияния.
Время от времени, правда, какие­то телевизионные партизаны и террористы пищевой отрасли пытаются затолкать на экраны совершенно дикие вещи. Неизгладимое впечатление в свое время на меня произвел кулинарный апокриф под названием «Кухня для чайников» с няней Викой в главной роли. Участники шоу, на глазах у специально тренированной
аудитории, неутомимо рассказывали, как резать лук и не плакать, как чистить картошку и как правильно повязывать фартук. То есть под «чайниками» явно подразумевали более обидное слово. Еще меня умиляли эти очаровательные лица, произносящие слово «яйца». Не знаю почему, но ведущая и гости редко упускали возможность снабдить это слово какой­то шуточкой, смешком, чем­то тривиально¬застенчивым, пытаясь не увязнуть в пошлости, что получалось крайне редко. Из всего этого я сделал вывод, что слово «яйца» — самое трудное в судьбе телевизионного кулинара, если он не является доктором философии либо заслуженным эрудитом. Судьба последних в качестве ведущих кулинарных программ всегда вызывала жалость по другим причинам. Когда я смотрел на Мирослава Поповича или Бориса Бурду возле плиты, всегда вспоминал одного мальчика, который возмущенно спрашивал офицера танковых войск, почему тот едет в маршрутке, а не в танке. С другой стороны, эти крупнокалиберные личности никогда не давали возможности понять, что они там готовят.
Существует еще одна любопытная закономерность этого питательного жанра: люди обращают внимание на кулинарный эксперимент только в том случае, если в процессе кухонной магии ведущий предлагает использовать всякую дрянь. Или же нарочно пытается ошарашить зрителя рецептом, в котором рвотная составляющая должна пережить алхимическую мутацию и превратиться в чудо. А еще лучше, если ведущий в кадре, не мудрствуя лукаво, просто пожирает тараканов, червей, жуков и другие несъедобные микроорганизмы, интенсивно запивая их водкой, смешанной со змеиной кровью, и при этом корчит героические гримасы. Такими эффектами иногда развлекает публику ведущий документального цикла «В поисках приключений» — это хоть и не кулинарный проект, но прием всякой пищи, вызывающей отвращение, здесь приветствуется.
Кулинарная тематика — как повод поговорить — используется не только развлечения ради. Она вполне пригодна даже для того, чтобы обрамлять утреннюю православную проповедь, как это происходит на канале «Киевская Русь». Стоит возле плиты аскет, жарит яблочки в тесте, а пока они подрумяниваются, успевает притчу рассказать. Главная его забота в том, чтобы и проповедь не прерывать, и за яблочками поглядывать. Не всегда получается, но программа от этого только выигрывает.
Чем еще может удивить кулинарная программа — так это названием. Например, на «Интере» появилась «Картата потата» с Дашей Малаховой — стандартные попытки создать «сложное блюдо из простых продуктов», не забывая при этом поболтать, блеснуть остроумием и рассказать пару¬тройку анекдотов. Но название — это да. Когда у ведущей спросили, как же его расшифровать, последовал умилительный ответ: «В переводе с западно­украинского диалекта это значит «клетчатая картошка». И это «объяснение», видимо, вполне удовлетворяет «деловых женщин, которые наконец­то смогут порадовать любимых романтическим ужином, не отменяя важных встреч». Куда уж романтичнее — клетчатая картошка. Не пуговица Пушкина и не ложка Горького, конечно, но тоже ничего.

Текст: Михаил БРЫНЫХ

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 42925 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode


Купить автокресло для ребенка легко. Мы поможем вам в выборе. | Современные дровяные печи Harvia. | Только для вас турконверты на лучших условиях.