шо нового

Поэт для нашего времени
11:57/12.05.2016

Ведущий специалист по творчеству Бродского, профессор Кильского университета Валентина Полухина — о знакомстве и общении с великим поэтом, о собственном взгляде на творчество и понимание Бродского.
беседовала: Ольга Шварова (Лондон).
фото: из личного архива Валентины Полухиной

ШО Расскажите, пожалуйста, как вы познакомились с Иосифом Бродским?
— Я познакомилась с Бродским в 1977 году, уже живя в Англии. Однажды меня пригласили в дом, где гостем был Иосиф Александрович. Помню, я сравнила его с Пушкиным. Иосиф сурово посмотрел на меня и сказал: «Валентина, имейте в виду, что на меня такие вещи не действуют. А если вы действительно так считаете, докажите!» Доказательство — мои 17 книг о Бродском, но не все еще верят, что Бродский — новый Пушкин. И чем больше я о нем пишу, тем больше в этом убеждаюсь.

ШО Почему вы выбрали его творчество как работу всей своей жизни?
— Со стихами Бродского я была знакома еще в 60-х годах в Москве, но тогда они не производили на меня такого сильного впечатления. Я была увлечена Цветаевой, до которой он тогда еще не дорос. А поселившись в Англии в 1973 году, я прочитала внимательно сборники его стихов, вышедшие в Америке, и поняла, что я современница гения. Что такое «гений», не знает никто, хотя мы чувствуем его отличие и величие. Марина Цветаева говорила о молодом Пастернаке: «Я и еще несколько человек знаем, что он гений, остальным придется подождать до его смерти». Бродского еще при жизни признала гением сама Ахматова. Татьяна Яковлева, парижская любовь Маяковского, как-то сказала, что она знала в жизни только двух гениев: «Пикассо и…» Все ожидали, что она назовет Маяковского, но она сказала: «…и Бродского». Он излучал особую энергию, особый магнетизм. Когда я спросила известного московского поэта и эссеиста Татьяну Щербину, которая была влюблена в его стихи с 14 лет, что она почувствовала при первой встрече с Иосифом Александровичем в 1989 году, она ответила: «Наверное, то же, что я почувствовала бы, если бы встретила Христа». И я после встречи с Бродским изменила тему своей докторской и начала изучать его метафоры. Исследование этой темы открыло мне его родство с английскими поэтами ХVII века и с Цветаевой. Тема для нескольких диссертаций и на много лет.

ШО После эмиграции Бродского многие обвиняли в том, что он «потерял русскость». Как вы считаете, русский поэт Бродский или русскоязычный (еврейский)? Отразился ли на его поэтике «статус еврея в русской культуре»?
— Этот вопрос я задала самому Бродскому в августе 1995 года в Хельсинки во время его встречи с журналистами. Его ответ: «Грош цена той русскости, которую можно потерять». По-моему, если поэт пишет на русском языке, он русский поэт, вы ведь не считаете Пастернака и Мандельштама еврейскими поэтами. А Бродский не просто писал на русском языке, он был влюблен в этот язык, повторяя: «Пока существует русский язык, великая поэзия неизбежна». О теме России я подробно писала в статье «Ритмы России в поэзии Бродского». О еврействе Бродского я допрашивала в своих интервью Михаила Хейфица, Игоря Ефимова, Давида Маркина и др. Чтобы не повторяться, отсылаю к третьему тому своих интервью «Бродский глазами современников».

ШО Нужно ли знать биографию Бродского для того, чтобы понимать его стихи?
— Знать биографию Бродского желательно, но не обязательно. Зная его биографию, невольно задумываешься о еще одной параллели с Пушкиным — поэт и царь. Хрущев в 1964 году устроил первый после смерти Сталина суд над поэтом; Брежнев выслал Бродского из страны в 1972-м; Горбачев навестил его в Вашингтоне в Библиотеке Конгресса в 1992 году, когда Бродский был поэтом-лауреатом США; Ельцин прислал венок на могилу Бродского в Венеции в июне 1997 года.

ШО Бродский не перестает быть если не самым значительным, то одним из самых значительных поэтов второй половины XX века, и сейчас в России происходит вокруг его имени то, что можно назвать литературной канонизацией. Как вы считаете, это результат классической силы его стихов или интереса к его личности, его судьбе, «персональному мифу» его изгнания?
— Бродский не перестанет быть одним из самых значительных русских поэтов и через сто лет по двум причинам. Во-первых, он обессмертил русский язык XX века в совершенной поэтической форме, впустив в свои стихи лексику партийной пропаганды, жаргон уголовников и политических заключенных, а также молодежный жаргон и крестьянские диалекты. Во-вторых, никто из русских поэтов XX века не заимствовал столько поэтических приемов и жанров у английских поэтов-метафизиков XVII века. Еще одна параллель с Пушкиным, который пересадил французскую поэзию на русскую почву.

ШО Что превалирует в поэзии Бродского, вариант абсолютного, окончательного изгнания или вариант успешного бегства? Мотив отчуждения или «само-отчуждения»?
— Ни то ни другое. Бродский был занят универсальными темами: жизнь и смерть, вера и безверие, любовь и предательство, человек и государство, в частности, маленький человек в империи (см. его пьесу «Мрамор»). У Бродского, больного с детства, был очень ранний опыт переживания смерти. И это переживание, по мнению поэтессы и критика Ольги Седаковой, имело освобождающее начало. Отсюда, возможно, исходит его независимость, независимость от любой системы, от любых организаций, которые хотели бы его присвоить, будь то евреи или диссиденты. Отчуждение или одиночество у Бродского присутствует, но как метафизическое понятие, как одиночество каждого из нас, потому что мы все смертные, все умрем, и никто нас не защитит; наша суть — это наше одиночество.

ШО В интервью вы задавали многим людям, знающим Бродского, вопрос о том, по какой причине он не мог приехать в родной город. Какая из этих причин вам самой кажется наиболее убедительной?
— Причина простая — его все слабеющее здоровье, ведь к 1991 году, когда Бродский получил приглашение от Собчака посетить Санкт-Петербург, он перенес уже две операции на сердце. И он сам («И мрамор сужает мою аорту»), и его близкие боялись, что, окажись он в центре всеобщего внимания, его сердце может не выдержать.

ШО Что вы считаете самым важным в поэтике Бродского, то, что отличает его стихи от стихов современников? Это его метафизика, высокий и ровный тон или скорее «технические характеристики», такие как семантика и структура тропов?
— Все вместе, что и составляет плотность стиха. Почти любое стихотворение Бродского имеет несколько уровней интерпретации: тематический, метафизический, ритмический, лингвистический, семантический, даже его рифмы часто образуют между собой метафоры. Опять отсылаю к своему анализу стихотворения 1980 года «Я входил вместо дикого зверя в клетку…». Мне повезло, что я была на 40-летнем юбилее у Иосифа дома, в тот день он написал эти знаменитые стихи.

ШО Многие знают о влиянии на творчество Бродского английской и американской поэзии. Как вы считаете, было ли это влияние сильнее, чем влияние друзей его молодости и русских поэтов предыдущих поколений?
— Когда я однажды задала ему подобный вопрос о влияниях, то получила ответ: «Навалом и ни одного». Я уже упоминала о заимствовании Бродского из английской поэзии, что касается русской поэзии, то его поэтические родители — это Цветаева и Хлебников, а прародители — Державин и Пушкин. Влияние его друзей молодости минимальное, он скорее от них отталкивался по принципу «написать лучше».

ШО Расскажите, пожалуйста, о религиозных мотивах поэзии Бродского. Сам он упоминал многие религии, которым симпатизировал: буддизм, кальвинизм, ветхозаветную трактовку Бога — что, по-вашему, отражало его религиозные взгляды?
— Я знаю, что Бродский ребенком был крещен, об этом его мать Мария Моисеевна говорила с Натальей Грудининой. Почти наверняка она рассказала историю его крещения и своему сыну. А помня русскую пословицу: «Еврей крещеный, как вор прощенный», Бродский никогда об этом ни с кем не говорил. Однако в своих интервью он повторял, что он плохой христианин, плохой еврей, плохой русский, плохой американец, но хороший поэт. Или: «Несмотря на все превосходства индуизма, это не мое. Я придерживаюсь христианства». Или: «…моя работа по большому счету есть работа во славу Бога». Нам достаточно знать, что Бродский был верующим человеком.

ШО Расскажите, пожалуйста, о политических взглядах и симпатиях Бродского после эмиграции.
— Судите сами по тому, что он сказал: «Между поэзией и политикой общего только две буквы». Или при встрече с Горбачевым в 1992 году на его вопрос: «Я слышал, что вы не одобряете мою политику?» Бродский ответил: «Я совершенно равнодушен к вашей политике и надеюсь, что это взаимно».

ШО Как вы относитесь к часто встречающейся в поэзии и прозе Бродского идее о конце культуры и об уменьшении количества людей, хранящих ее, в новом поколении, о своего рода культурной амнезии?
— И как это грустно, что он оказался прав. Бродский считал, что самый опасный враг человека — это вульгарность человеческого сердца. Прислушайтесь, как люди громко по мобильным телефонам обсуждают самые личные свои дела на улице и в общественном транспорте. Разве это не вульгарно? Как мало люди стали читать, закрываются библиотеки, книжные магазины. Министерство культуры России прекратило дотации библиотекам страны для подписки на толстые журналы. А при любом политическом конфликте страдает прежде всего культура, у любого государства для ее поддержки не остается денег. То, что происходит сейчас в Европе, изменит ее до неузнаваемости.

ШО В своей статье «Проза Иосифа Бродского: Продолжение поэзии другими средствами» вы пишете, что на Западе Бродский известен больше как эссеист. Скажите, пожалуйста, до какой степени проза Бродского является продолжением его стихов и почему в случае Бродского его прозу и поэзию можно рассматривать как один корпус текстов?

— Многие темы для исследования творчества Бродского я беру у самого Бродского. Он в предисловии к двухтомнику Марины Цветаевой в 1979 году писал: «…проза была для Цветаевой всего лишь продолжением поэзии, но только другими средствами». Не меняя ни слова, то же самое можно сказать о прозе самого Бродского: то же ускорение мысли, аналогичные приемы композиции, общая тематика — вера, смерть, язык и заимствования из своего поэтического арсенала. Так в его эссе «Набережная неисцелимых» масса прямых цитат или отсылок к собственным стихам. А тот факт, что он известен на Западе больше как эссеист, не должен нас удивлять, поскольку русская проза обширнее переводима на английский, чем поэзия.

ШО В этом году вы выпустили новую антологию «Из не забывших меня» и провели огромную работу по подбору стихов и прозы, посвященной творчеству Бродского. Расскажите, пожалуйста, как вы отбирали стихи, вошедшие в эту книгу.
— Ввиду большого количества собранных мною стихотворений, посвященных Бродскому, отбор был необходим. Критериев было два: биографический и эстетический. Что нового читатель узнает из посвященного стихотворения о самом Бродском и об отношении к нему каждого поэта? В особую группу попали поэты — друзья Бродского или близко знавшие его. Но главным для меня было качество стихотворений, а личный вкус я держала под контролем. Помогал мне в отборе и мой издатель, поэт и переводчик Бродского и Шекспира, Андрей Олеар, у которого почти безупречный поэтический вкус, даже не вкус, а нюх.

ШО Ваша последняя книга о творчестве Бродского посвящена его палитре, цветам, использованным в его стихах. Расскажите, пожалуйста, в чем заключается важность этой работы.
— Материалом словаря послужили 1361 пример из стихотворений на русском языке и 183 примера — из стихотворений, написанных на английском. Это самый обширный материал для описания и анализа цветовой палитры поэзии Бродского, охватывающий все опубликованные и все неопубликованные стихи и наброски, вошедшие в самиздатский четырехтомник, составленный Вл. Марамзиным; большая часть набросков — из архива Бейнеке Йельского университета и из архива Российской Национальной библиотеки Санкт-Петербурга.
Помимо цветообозначений, в словарь включены названия цветов, растений и деревьев, поскольку все они являются индикаторами цвета. Впервые предпринята попытка выделить цветовую палитру в английских стихах Бродского, что позволяет прояснить, влечет ли переход с одного языка на другой изменение цветового тезауруса; чем объясняется относительная бедность цветоописания в английских стихах Бродского.
На основании этого словаря возможно ответить на вопрос, под чьим влиянием формировалось цветовосприятие поэта и описать взаимодействие искусства и поэзии. Словарь позволит исследовать цветообразы в разных поэтических жанрах: в жанре эклоги, в длинных стихотворениях, в любовной лирике и т. д. Насколько традиционна символика? Что Бродский усвоил и присвоил из фольклора и книжно-поэтической традиции? В какой степени цветовое поле передает специфические эмоции и настроение поэта?
В словаре систематизирована огромная информация. Он поможет детальнее и глубже изучить колористическую символику стихов Бродского, не искажая его поэтический мир.

ШО В своей первой книге о Бродском 1989 года вы называете его поэтом «для нашего времени», следуя высказыванию Бродского о Вергилии. Кого бы вы назвали поэтом нашего, этого времени, когда Бродского уже нет?
— Титул «поэт для нашего времени» для меня значит больше, чем почетная степень доктора самого известного университета, больше, чем Нобелевская премия. В стихах такого поэта вы найдете ответы на любые личные или социальные проблемы. Такой поэт рождается раз в сто лет.

P.S. На вопрос, особенно интересующий редакцию, об анализе стихотворения Бродского «На независимость Украины» Валентина Полухина отвечать отказалась, назвав простую причину: Иосиф Бродский при жизни запретил публиковать и распространять это стихотворение.

читать далее

рейтинг:
1
Средняя: 1 (1 голос)
(1)
Количество просмотров: 10574 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode


Подробнее читать в интернет магазине https://feelbeauty.com.ua/