шо нового

Африканский рок­-н­-ролл
17:01/01.10.2009

Йоханнесбург — столица следующего чемпионата мира по футболу, который состоится в 2010 году. Самое время разобраться, что там происходит, в частности с музыкой. В двух словах: мы нашли одну супергруппу и несколько приличных коллективов из разряда «филлеры для фестивалей». Супергруппа бешено прекрасна! Называется она BLK JKS и скоро станет повелевать миром. Ведь давно известны две вещи. Первая: музыка — самый простой способ объединить массы и управлять их коллективными эмоциями. Вторая: сегодня по¬настоящему мощным сверхгосударством стоит считать Китай, но после его упадка масонская ложа переедет в Африку. Хотя бы потому, что этот континент еще ни разу не был «самым крутым на планете». Ждать осталось недолго. Максимум — лет двести.

BLK JKS

В этом году уйма журналов, с Rolling Stone во главе, назвала группу BLK JKS «лучшим африканским коллективом». Восторги понятны: йоханнесбургские музыканты, чтобы сразу навести прицел, — это что то вроде ответа нью-йоркским TV on the Radio. BLK JKS (произносится как «Блэк Джэкс») мешают в кучу арт-рок, фанк, мелодии и ритмы Ямайки и африканское шаманство. Песни группы — пафосные, с шизофреническими гитарными соло в духе Омара Родригеса-Лопеса, с изломанной в самых непредсказуемых местах ритмической частью, с фри-джазовыми импровизациями, психоделикой, в общем, со всеми ингредиентами, благодаря которым та самая куча прессы обычно объявляет группу очередным «нашим всем». Сами музыканты, собственно, на ярлыки внимания не обращают. Говорят, играют африканский рок-н-ролл, а то, что в их музыке больше от Европы и Америки, чем от музыки родного континента — дело десятое.
Участники BLK JKS признаются, что психологически им было сложно начинать. В Йоханнесбурге все от них шарахались, когда узнавали, что группа играет рок. «Тут с начала 90 х все подсажены на рейвы, — объясняют музыканты. — Еще всегда был в почете хип хоп. На людей с гитарами в городе смотрят с недоверием…»
BLK JKS «выбиваются» не только из йоханнесбургской сцены, но, в принципе, и из общемировой. Мимо трендов и тенденций — это какая то параллельная реальность, созданная из массы цитат не самой простой музыки прошлого. Современный академизм или что то в этом духе — BLK JKS в свете всех этих дел называют «светочем новых демократических веяний в ЮАР»: апартеид закончился, старый мир гниет и разваливается, на его месте вырастают новые свежие цветы добра.
Миру коллектив открыл диджей и продюсер Diplo. С его подачи BLK JKS поиграли на нескольких крупных фестивалях и получили в продюсеры Брендона Кертиса из The Secret Machines. Совсем недавно у группы вышел дебютный альбом. Называется «After Robots». Слушать можно по кругу, особенно если перемешать песни с треками TV on the Radio.

Gently Scar’d
«Мы играем достаточно жесткую музыку, которую принято считать андеграундом, — говорит вокалистка йоханнесбургской группы Gently Scar’d Кэрис Гуссенс, — но это совсем не бессмысленное стандартное рубилово. Я очень заморачиваюсь насчет стихов, так что каждая наша песня звучит как положенная на ноты житейская история, почти рассказ».
Группа Gently Scar’d появилась пару лет назад. Главная в ней — Кэрис Гуссенс. Девушка написала большинство мелодий и все тексты песен коллектива. С их тематикой проблем не возникает. Во-первых, объясняет Кэрис, ЮАР в целом и Йоханнесбург в частности — одни из самых известных местностей по части социально-политических проблем. Во-вторых, в свободное от музыки время певица изучает медицину и часто посещает клиники родного города, а там, рассказывает Гуссенс, — история на истории. Например, у Gently Scar’d есть композиция, в которой поется о том, как важно быть сильным и не превращаться в размазню в любых жизненных ситуациях.

Эту песню Кэрис написала после беседы с пациенткой онкологического отделения, которая там проходила химиотерапию.
В музыкальном плане Gently Scar’d — родом из 90 х. Точнее, их музыка — калька со всех известных поп-рок-групп прошлого десятилетия, в которых у микрофона стояли девушки (вроде The Cardigans и The Cranberries). Немного патетики, много лирических мажорных нот, куплеты поются монотонно, на припевах врубаются гитары. В музыке Gently Scar’d достаточно романтики, что для поп-рока — давно устоявшийся стандарт. Но романтика — холодная и просчитанная. Кэрис Гуссенс можно заподозрить в феминизме. Как то девушка попала в больницу после неудачной тренировки по кик-боксингу. Друзья подарили ей большой букет розовых цветов. Гуссенс возмутилась, сказала, что жизнь не похожа на такие вот букетики, дарить ей эту дрянь не нужно, и назвала новый альбом «No Pink Flowers». С этой пластинкой группа объездила пол-Африки, выступила на нескольких американских фестивалях и заключила контракт с EMI. «Честно говоря, — признается Кэрис, — в ЮАР не очень то развита музыкальная индустрия. Зарабатывать деньги музыкой — сложно, хотя пока нам в этом смысле везет. И все таки я решила не бросать учебу. Если вдруг Gently Scar’d перестанет интересовать шоу-бизнес, я по крайней мере смогу работать врачом».

Zola
Люди из южноафриканской шоу-бизнес-индустрии говорят, что артист по имени Zola — второй бренд их страны после Нельсона Манделы. Имя первого чернокожего президента ЮАР — нобелевского лауреата и борца за гражданские свободы — южноафриканцы, кажется, приплетают по поводу и без. Музыка — не исключение. Основной посыл в этом смысле: с классикой и народными напевами все ясно, но музыкальный прогресс начался примерно с конца 80 х — тогда же, впрочем, когда в ЮАР начался прогресс и социально-политический.
В отношении Zola — это не совсем притянутое за уши сравнение. Музыкант регулярно получает статуэтки африканских аналогов премии «Грэмми», выступал на интернациональном мероприятии Live Earth, и записал дуэт с Тупаком Шакуром (песня была издана после гибели американского рэпера).
Zola — один из главных людей в южноафриканском хип хопе. Вообще же спектр его творчества чуть шире. Zola руководит студией звукозаписи Guluva Entertainment, продюсирует молодых артистов, снимается и снимает документальное кино, выпускает одежду.
В дискографии Zola — шесть альбомов. Звучат они вполне по европейски, музыкальных традиций родной страны артист не особенно придерживается — народная африканская музыка появляется разве что в виде коротких семплов. Под не очень быстрый прямой бит Zola читает куплеты и припевы. Самые душевные из его песен те, в которых к стуку драм машинки присоединяется партия гитары. Самые драйвовые похожи на замедленный хаус. Такая разновидность хаус музыки, кстати, — изобретение южноафриканцев. Стиль называется «квайто». История его создания, в двух словах, следующая: в начале 90 х в ЮАР пришли рейвы. Из всего разнообразия музыкальных направлений, которые звучали на этих рейвах, более всего по душе африканским тусовщикам пришелся чикагский хаус. В общем, квайто — это что то вроде его дальнего родственника: начинка осталась практически без изменений, скорость убавили почти в половину, вместо вокалисток, поющих о любви и вечеринках, раздали микрофоны местным правдорубам, рассказывающим о насущных проблемах жителей развивающейся страны.
Последнее время, правда, Zola открещивается от звания квайто-артиста. Говорит, то, что эта музыка вдруг стала популярной в мире, ее же и испортило — вокалисты стали косить под гламурных гангстеров и петь о какой то модной, безобидной чепухе, о чем Zola даже заикаться не с руки.

340 ml
Группа 340 ml сочиняет вполне предсказуемую, как для популярного африканского коллектива, музыку — от афробита и хип хопа до фанка с соулом. 340 ml — это эстрада Африки, то есть поп музыка с явным влиянием народных мелодий и ритмов. Коллектив, впрочем, везде, где только можно, проходит под тэгом «alternative». Верно это только отчасти: с одной стороны, в музыке африканцев масса сложных структур и наслоений, мало предсказуемая ритмика, мелодика находится в ноте от шаманских напевов. С другой — композиции вылизаны в плане продакшена, и на каждый аутентичный ход приходится по два-три приема из классики американской музыки 70 х.
У участников 340 ml до досадного банальные творческие биографии: дружили с детства, репетировали, записали демо, стали выступать в клубах Йоханнесбурга и Кейптауна… Коллектив несколько раз менял название. Остановиться на 340 ml предложил басист группы — эту фразу он вычитал на банке
«Кока-колы».
Больше всего на свете коллектив ненавидит собственные старые песни. Музыканты говорят, что стараются их даже не переслушивать — хватает и того, что приходится играть на концертах. В репертуаре 340 ml около двух тысяч композиций. Большую часть из них группа никогда еще не исполняла, но задел даром не пропадет. Музыканты уверены, что выражение «творческий кризис» не про них — если вдруг начнется застой, им будет из чего собирать новые альбомы.
Уже несколько лет 340 ml в ЮАР находятся в статусе «самых нестремных отечественных поп-звезд». Это значит, что группа становится хедлайнером любого более менее коммерчески ориентированного африканского фестиваля и выступает на разогреве у всех приезжих звезд. Вершина карьеры в этом смысле — выступление 340 ml вместе с Black Eyed Peas. «У нас практически не было провальных выступлений, — признаются музыканты 340 ml. — Единственная проблема коллектива — это наш бас-гитарист. Трудно припомнить концерт, на котором он бы не играл пьяным. Время от времени это приводит к непредсказуемым вещам…»

Seether

Йоханнесбургский проект, который существует почти десять лет и играет причесанный альтернативный рок. Первое время коллектив назывался Saron Gas. Затем подписал контракт с серьезным по меркам группы лейблом (Wind-up Records — седьмая вода на киселе от Sony Music) и сменил имя.
Seether играют весь спектр популярной гитарной музыки — от гранжа до классического хард-рока. Больше всего напирают на мелодичный метал. А еще — вокалист поет с интонациями фронтмена Aerosmith — Стивена Тайлера. С такими исходными данными трудно было не стать самой востребованной рок-группой ЮАР.
К настоящему моменту Seether продали пять миллионов копий своих альбомов. Для Южной Африки — это почти что группа U2.
Если не знать, откуда Seether родом, их не отличишь от сотен гитарных коллективов, идущих косяком в эфире канала MTV. Группа записывает дуэты с американскими коллегами типа Эми Ли из Evanescence и часто попадает в западные хит-парады. Мировое господство — одна из любимых тем участников группы. В интервью они одинаково основательно рассуждают как о перипетиях творческого процесса, так и о продажах и сводках чартов. «Мы довольно часто выезжаем играть где нибудь в Европе или в США, и если выступаем в новом месте, часто нарываемся на непонимание у публики, — говорят музыканты. — Они почему то считают, что раз мы — африканская группа, то должны исполнять африканскую музыку. Но это же смешно! Мы, знаете ли, не числимся в экспонатах национального краеведческого музея ЮАР».
За десять лет Seether записали четыре альбома, несколько раз отменяли гастроли из за проблем того или иного участника с алкоголем, увольняли и снова брали в группу одних и тех же музыкантов и отдали пару своих песен в киносаундтреки. Уточнение: «своих» — потому что, откровенно говоря, Seether лучше всего удаются каверы. Лучший они сделали на трек Джорджа Майкла «Careless Whisper». Испортить эту песню крайне тяжело. Всего дел — аккуратно, нота в ноту, переиграть мелодию. Она такая, что вытянет любую, даже самую провальную аранжировку.

текст Влад Азаров

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 32176 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode