шо нового

Из песка и тумана
17:01/01.10.2009

Карьера, как и жизнь, киевлянина Вадима Перельмана — это наглядный пример преображения из грязи в князи, рывок с горьковского дна к божественному Олимпу греков, каковым в современном кино-шоу­бизнесе является Голливуд. Прошедший на задворках кинотеатров последний фильм Вадима, «Жизнь перед ее глазами», тем не менее, не понизил градус внимания к режиссеру на Фабрике грез: один из наиболее ожидаемых римейков американского кино, «Полтергейст», доверили снимать именно ему. А недавно компания MGM объявила о дате выхода фильма — 24 ноября 2010 года. Ждать долго, но пока можно поговорить о проекте и о режиссере с ним самим.

Интервью началось забавно: услышав какой-то хлопок с улицы, Вадим Перельман в шутку допустил: «Террористы…».

ШО В Украине это не актуально…
— Пока.

ШО Не пугайте… Или у вас есть основания для этого? Знаю, ваша жизнь была не из приятных, и страдали вы предостаточно…
— Да, когда я родился в Киеве, мы жили в одной комнате коммунальной квартиры на Горького. А «мы» — это обе бабушки, оба дедушки, мама-папа-я. Вы, наверное, такие квартиры видели только в кино. А я в такой жил. Горячей воды там не было, зато на один туалет приходилось примерно 30 человек, и туалетное сидение всегда было теплое. Правда, у всех сиденье было свое. И лампочку тоже нужно было нести свою: был Советский Союз, но общей лампочки не было… (смеется)
Потом, с 7 до 9 лет, у меня умерли все бабушки и дедушки. А когда мне было 9 в автокатастрофе погиб мой отец. Я остался с мамой. Мы переехали на Саксаганского, уже в двухкомнатную квартиру. А в 77 м уехали из Союза. А вот куда уехали — не знаю…

ШО То есть как это — «не знаю»?
— Мы уезжали в эмиграцию. В Израиль нам не хотелось — там была война, а мама не хотела, чтобы я шел в армию. Конкретного места назначения у нас не было — мы просто два года скитались по Европе. Дольше всего были в Риме, где мама учила английский, а я — поскольку никакого пособия у нас не было — подрабатывал в ресторанах, где мыл посуду.

ШО Помните, в каких ресторанах?
— Конечно, помню! В Остии (припортовый городок под Римом, на реке Тибр, — прим. автора) был такой бар «Амстердам», там я и работал. А в это время мама, находясь в так называемом «коммунистическом» районе, учила английский, потому как я сказал: «Без английского — нам нечего делать. Пока его не выучишь, мы никуда дальше не поедем»… Так за эти два года я повзрослел. И уже взрослым, 16-летним, приехал в Канаду, в Эдмонтон, а он примерно как Новосибирск — далеко и там ужасно холодно. Там мама вышла замуж за русского человека… с которым мне было немножко сложно жить. Поэтому я просто ушел из дома. И последующие 5 лет я был… не криминалом, но хулиганом…

ШО Типа гоп-стопщика?
— Типа того.

ШО Не привлекались?
— Нет. Потом пошел в университет. Идея была в том, что можно прокатиться на транспорте «забесплатно» (смеется). В университете я стал изучать физику и математику, и мне нравилось. Пока не увидел «Скрипача на крыше» Нормана Джюисона, помните такой фильм? Но, собственно, не этот фильм, а документальный фильм о съемках «Скрипача…» так сильно повлиял на меня, что я захотел стать режиссером. Ну, конечно, пришлось пройти через все стадии — сначала я был монтажером, потом делал клипы, потом — рекламу. Для кого? Сейчас их никто не знает, это были фирмы из местных, так сказать. Зато два года назад я получил премию за один клип на MTV Awards.

ШО Как же вас судьба-то привела в Голливуд?
— Долгая история. И началась она, что интересно, опять же с Италии, с Рима, в котором я знаю каждый камень на каждой улице, потому что два года по ним шлялся. Я уже был большим рекламным режиссером и приехал в Рим, впервые с 70 х годов, на два дня, снимать рекламу. И там, в аэропорту, я нашел книгу — «Дом из песка и тумана». Я ее прочитал. Потом за свои деньги купил права на нее. Потом написал сценарий. Потом сделал фильм. И потом, когда был постпродакшен, к нам пришел Спилберг. Это была его студия (DreamWorks SKG, с уставным капиталом в 600 миллионов долларов, принадлежала Стивену Спилбергу, Джеффри Катценбургу и Девиду Геффену до 2006 года, когда ее было решено продать группе компаний Viacom за 1,4 миллиарда, — прим. автора). Ему понравился фильм, и он гордился, что фильм был сделан на его студии. Он мне тогда сказал: «Для этого я и создал студию, чтобы на ней делали такие фильмы».

ШО Я знаю, что после успеха «Дома из песка и тумана» вы готовились к съемкам «Талисмана», одного из наиболее интересных проектов по роману Стивена Кинга. Что не сложилось?
— Фильм уже хотели пускать в производство, а я побоялся начинать без законченного на 100 % сценария. Они взяли другого режиссера, но проблемы были те же, и проект, в конце концов, вообще закрыли.

ШО Между окончанием работы над «Домом…» и началом подготовительного процесса «Жизни…» — 4 года. Чем вы занимались все это время, если не считать возни с «Талисманом»?
— Я все время читаю книги. Или материалы, связанные с будущим проектом. В то время как раз я нашел книгу «Жизнь перед ее глазами» (роман американской писательницы Лоры Касишке, — прим. автора) и купил на нее права. То есть простоя у меня не бывает. Даже если есть время между фильмами, я до сих пор делаю рекламу. В том смысле, что у меня есть агенты, которые мне всегда находят работу.

ШО Думается, что у вас времени на рекламу уже не будет — вроде бы «Полтергейст» запустился…
— Сценаристы только что закончили сценарий, и я, будучи в Праге, его прочитал. В общем, фильм будет как первый (оригинальный «Полтергейст» был снят в 1982 году Тобом Хупером по сценарию Спилберга и стал классикой мистики, — прим. автора). Похожим, но не кадр в кадр. И более психологическим. Мистическим, но по-другому, поскольку самое главное, на что я делаю фокус — это на рассказ о семье, которая теряет дочь. То есть на фоне supernatural будет разыгрываться драма.

ШО Мне кажется очевидным, что темы семьи и потери, которые присутствуют у вас и в первом, и во втором, и, как выясняется, в третьем фильмах — отголоски вашего детства…
— Да, может быть. И еще дом… Мы как раз сейчас ищем в Аризоне или Нью-Мексико дом, где будем снимать.

ШО Неужели это не сознательно — все время рассказывать фактически об одном и том же, — а подсознательно?
— Подсознательно. Все — подсознательно. У меня нет плана, какой я буду делать фильм и как. Влюбляюсь — и делаю.

ШО В «Полтергейст», креатуру создателя «Техасской резни бензопилой», вы тоже влюбились?
— Не то чтобы влюбился, но загорелся идеей сделать по-своему, иначе, чем в оригинале. Создать свой «Полтергейст».

ШО Но это не будет так, как в случае с «Психо» Гаса Ван Сента, один в один переснявшего фильм Хичкока?
— Нет-нет, конечно. Я вообще не понял, почему он так сделал. Какой в этом эксперимент? Это же любой может сделать. Сложно Хичкока переделать, а повторить — не сложно совсем… Я всей душой надеюсь, что мой «Полтергейст» не будет просто римейком. А будет гибридом моих мыслей и оригинального фильма. Вот и главная героиня, на роль которой мы все еще ищем актрису, будет не блондинкой, а брюнеткой — я ж говорю: все должно быть немного по-другому.


беседу вел Ярослав ПИДГОРА-ГВЯЗДОВСКИЙ
фото Наталии Машаровой

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 11181 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode