шо нового

Ехал грека через треки
18:11/01.12.2009

Чтобы избежать банальностей, в кратком описании современной музыки города Афины не будет остроумных аллюзий на сиртаки, Яниса Ксенакиса и народный инструмент бузуки. Во-первых, это — дурной тон. Во-вторых, все и так знают, что в Греции есть всё. Даже если взять только Афины, то конкретно в них живут и работают такие персонажи, как автор гениального эклектически-шизофренического проекта на основе греческого ретро-попа и немецкого краутрока, клоны современных британских рокеров, друг Питера Гэбриэла, последователи Depeche Mode и хипстерская шушера. Начнем, понятно, с гениев.

Fantastikoi Hxoi

О музыканте, который занимается проектом Fantastikoi Hxoi (произносится как «Фантастики Ичи»), толком ничего не известно. Зато не подлежит сомнению, что этот грек записал одну из лучших пластинок 2008 года. Двойной диск «Kyriarxoi Tou Sympantos» — ода балеарик-психоделики на все времена. Работа Fantastikoi Hxoi чем-то похожа на затею «Beyond the Wizards Sleeve» от светоча нью-рейва Эрола Алкана. Только британский турок развивал психоделические идеи венгерских и ливанских музыкантов 70‑х, а греческий электронщик — артистов родной страны. Причем для грека оригинальные песни были скорее поводом, чем рабочим материалом. В том смысле, что от оригиналов он не оставил практически ничего. Это касается как структуры и формы композиций, так и динамики с общим настроением.
Fantastikoi Hxoi — это греческая поп‑музыка тридцатилетней давности, греческий фолк, заунывный рок-н-ролл, превращенные в гимны гедонизму и научно-техническому прогрессу, каким его могли бы видеть футуристы, обкурившиеся опиума и опившиеся вина с маслинами. Наследие греческой эстрады музыкант скрестил с ритмами группы Can и минималистичной электроникой, затем — пропустил через массу фильтров и эффектов. В результате часть композиций похожа на музыку для шаманских ритуалов, переигранную на синтезаторах с драм‑машинками, вторая часть — чуть ли не на индусский транс 80‑х, в который добавили греческого колорита. Музыка, по сути, однообразна и монотонна: тот случай, когда берется один удачный ход, какая-то яркая партия, и растягивается на пять-семь минут. Мелодии традиционных инструментов сливаются с цоканьем секвенсоров, краут-рок местами едва не срывается в драм-н-бейс, есть отсылки и к джазу, и к эпическому построку, и к эмбиенту, в кульминационные моменты треков вступают хоры греческих вокалистов, а все вместе собирается в звуковой пучок из разряда «психоделики для модников». Вот что сам о себе говорит Fantastikoi Hxoi: «специфический ретрофутуристический проект, в звуковом и визуальном плане отсылающий музыку в прошлое, чтобы она настоялась, аккумулировала и определилась там с собственной идентификацией в настоящем». Короче говоря, сюрреализм и галлюцинации. Альбом, кстати, можно скачать бесплатно. Fantastikoi Hxoi выложил его в своем блоге.

Fingers Crossed
Афинский квинтет Fingers Crossed был организован семь лет назад. За это время он стал чуть ли не главным коммерческим инди-коллективом страны — его песни звучат в местных рекламных роликах, в греческих кинофильмах, и уже практически ни одна национальная музыкальная премия Греции не обходится без участия группы.
В музыкальном плане Fingers Crossed — это поп-панк, лирический рок, поп‑музыка с гитарами, в общем, играют они то, что принято обзывать расплывчатым термином «инди». Песни — производное от композиций авангарда глянцевого современного рок-н-ролла, типа коллективов Franz Ferdinand или Arctic Monkeys.

До оригиналов греки не дотягивают запалом и динамикой примерно настолько же, насколько по слащавости и пафосу не дотягивают до творчества группы The Killers — еще одних фаворитов Fingers Crossed. Впрочем, и те и другие вышли из англо-американского рок-н-ролла 60–70‑х, так что пенять на вторичность греков как минимум глупо, тем более что Fingers Crossed и не скрывают имен своих учителей: там все — от The Clash до The Beatles.
В прошлом году Fingers Crossed выпустили дебютный альбом. Синглы с него выходили на каких-то малозначительных лейблах, а саму пластинку (называется «Hopscotch») музыканты решили издать самостоятельно. То есть выложить на собственном сайте с пометкой «качайте и платите кто сколько захочет». Кстати, как утверждают участники Fingers Crossed, такую бизнес‑модель они опробовали за пару месяцев до того, как это сделали Radiohead, а значит — должны считаться пионерами.
Еще греки — абсолютные патриоты. В своем официальном заявлении по поводу выхода альбома сообщили о том, что их не продюсировал Рик Рубин, что они не записывались на Abbey Road, что сведением не занимался Брайан Ино, а диск все равно звучит по всем правилам последних мировых рок-тенденций. Другими словами, Fingers Crossed явно намекают на то, что Греция полна звукоинженерскими талантами. Может, и так, но только хорошо записать десяток рок‑хитов, кажется, не так уж и сложно — все огрехи и неровности относятся на счет драйва и вокальных данных фронтмена. А он у Fingers Crossed поет «как надо»: то басом, то фальцетом (привет Келе Окереке).

Dimitris Papaspyropoulos

Димитрис Папаспиропулос — один из тех музыкантов, которые занимались клубной культурой Греции практически с первых лет появления этого термина. На смену академическим экспериментаторам вроде Яниса Ксенакиса, Димитриса Терзакеса и Стефаноса Вассилиадиса в греческую электронику пришли более приземленные музыканты. В начале 80‑х в Греции организовалась масса пост-панк-синти-нью-вейв-групп, появились техно- и хаус-пластинки, а значит — целая орава диджеев, которые эти хиты клубной Америки и Британии заводили на вечеринках.
Папаспиропулос работает диск-жокеем с середины 80‑х. На его счету не одна серия разнообразных тематических клубных мероприятий и гора ремиксов на пачки греческих и не греческих электронщиков. Также он — известный в Греции радиоведущий, шеф независимого рекординга и автор самых популярных в стране компиляций из серии «легкая ненавязчивая электроника для меломанов с хорошим, но не привередливым вкусом».
Сольный проект Папаспиропулоса называется Last Chance. Под этим именем музыкант развивает идеи вялой, романтической электроники, главные элементы которой — низкий, едва слышимый бас и хруст виниловых пластинок. Основа этой музыки — трип‑хоп. Затем Папаспиропулос модифицирует ее то в электронику с прямой бас-бочкой, то в нечто эмбиентообразное, то в укрепленную синтезаторами версию world-music. Его ремикс на песню Питера Гэбриэла «Games Without Frontiers» даже входит в десятку лучших ремиксов по версии каких-то важных людей из world-комьюнити.
Судя по количеству сканов журнальных страниц, выложенных на сайте артиста, греческая пресса следит за каждым движением Папаспиропулоса. От журнала Playboy до каких-то греческих газет — в общем-то, никакого секрета в такой любви нет. Просто Димитрис Папаспиропулос делает ту «элитарную» музыку, которую вполне способны переварить широкие массы с претензией на интеллектуальность. То есть — подавляющее большинство офисного планктона. В этом смысле Папаспиропулос — родной брат австрийцев Питера Крудера и Рихарда Дорфмайстера или немца Михаэля Райнбота. Словом, Last Chance — типичный вариант универсальной, незаметной музыки, которая, кажется, обречена жить вечно.

D:tek
Афинский музыкант по прозвищу D: tek — один из участников греческого диджейского дуэта Replicas. О себе Replicas говорят, что они — самый экстраординарный и экстравагантный дуэт Греции, что их обязательно приглашают крутить пластинки на мероприятиях со звездами‑хедлайнерами вроде французов Cassius или британцев AutoKratz, что они организовали «самое вменяемое» интернет-радио WaveRadio, ну и вообще Replicas — проект, до которого большинству греческих клубных деятелей еще расти и расти.
Одна из мифологических идей дуэта — телега о «новых Адаме и Еве». Новые первые люди на Земле носят то хипстерские шмотки, то костюмы из латекса, делают макияж а-ля Дэвид Боуи и, в общем, всеми способами культивируют образ андрогинов. Все это, естественно, не ново, откровений никаких, но Replicas, впрочем, достаточно востребованный проект. Кроме Греции они регулярно выступают в Европе, а в Британии, например, кажется, не пропускают ни одного более‑менее авангардного слета дизайнеров и модельеров — греки там постоянно озвучивают чьи-либо показы мод.
Единственная проблема дуэта — он все еще не раскачался ни на одну запись сингла. В блоге Replicas время от времени появляются сообщения о том, что «так, всё, мы готовим пластинку», но пока треки, на стороне от коллеги, записывает один D: tek.
Его музыка — это манерные и прилизанные в смысле саунда электро-песни. К ним подходят эпитеты «фешен» и «глянец», но больше всего — определение «под 80‑е, и для клубов, в которых любят трендовую коммерцию». Нежный синтезаторный поп, в котором есть многое и от Pet Shop Boys, и от a-ha, и от Duran Duran, с романтическими мелодиями и пронзительным безэмоциональным вокалом. Чтобы окончательно навести прицел: не так давно D: tek сделал ремикс на песню российских хипстер-героев из группы Tesla Boy.
Сильнее всего, по словам D: tek, он вдохновляется роботами. И чья музыка — регионально — на него влияет, объяснил в виде комикса с разговаривающими синтезаторами (шведы, немцы и Америка). И чтобы окончательно развеять сомнения в том, что D: tek — греческий мессия неоновых дискотек, приводим его описание собственного творчества: свежее нью-электро, эйсид-диско, секси-дисторшен. Не хватает чего-то? Правильно: ярлыка «психоделик балеарик бит».

Marsheaux
Группу Marsheaux придумала пара жительниц города Фессалоники. В 2000‑м они переехали в Афины. Через три года организовали проект. Группа, объясняют девушки, понадобилась им для того, чтобы «выразить всю любовь и признательность электро-попу 80‑х и звукам синтезаторов с драм‑машинками, которые были в ходу четверть века назад».
Участницы дуэта — Марьянти и Софи — говорят, что долго размышляли над названием коллектива и в итоге пошли по пути наименьшего сопротивления: составили его из частей своих имен.
Дебютным релизом Marsheaux стал кавер на первый, видимо, планетарного масштаба, хит от электроники — композицию «Popcorn». Причем Марьянти и Софи исполнили не оригинальную версию, а переделку этого трека американской группой 70‑х Hot Butter. Почему именно так? Автор хита Гершон Кингсли хоть и наиграл «Popcorn» на «муговском» синтезаторе, в его версии все еще отчетливо слышалось влияние рок-н-ролла — от барабанных сбивок до двух партий аккомпанирующих гитар. Hot Butter же использовали электронику максимально, ну и вообще, по словам девушек, их вариант композиции куда ближе по духу и звучанию к любимым ими 80‑м.
Среди остальных авторитетов Marsheaux — Depeche Mode, Human League, OMD, Yazoo. Набор, в общем, стандартный для жертв моды на синти‑музыку.
Летом у Marsheaux вышел первый альбом. Там — готическое электро а-ля группа Ladytron, монотонное диско и наивные песни под синтезаторы (их наивность, впрочем, сидит уже в печенках). Интересней всего куча комментариев под постом про выход пластинки в майспейс-блоге группы. В основном они следующего характера: «Суперклёво! Девчонки, респект за то, что вернули мне / переоткрыли для меня 80‑е». Просто очень странно — лихорадка «восьмидесятых» бушует уж почти десять лет, а все равно до сих пор находятся люди, которые воспринимают чей-то очередной ретроальбом как некое откровение. Но это так — лирика.

Pop Eye

Pop Eye — греческий клон Depeche Mode. Даже для фотографий на постеры участники трио, кажется, старательно репетируют гримасы Мартина, Дейва и Флетча. Название коллектива откровенно вводит в заблуждение. От группы с именем Pop Eye ожидаешь чего-то несерьезного и стебного. Или в крайнем случае представляется подростковый бойз-бенд в хип‑хоперских шмотках и с прическами в стиле «пристойный альтернативщик» (короткий, обильно смазанный гелем «ежик»). Греки название объясняют просто: «наш любимый персонаж — моряк Папай, наша любимая музыка — поп». О Depeche Mode — ни слова, но на самом деле музыка Pop Eye — ода эпическим и романтическим хитам периода «второй половины 80‑х — первой половины 90‑х». Разве что электроника звучит «более электронно» (то есть жирнее и объемнее), да на вокале — человек, поющий не под Гаана, а под Мартина Гора. А так — смесь синтезаторов и гитар (гитары — на подхвате, на них почти не солируют). Когда барабанщик отстукивает прямой бит — перевешивают 80‑е, как только ритмика ломается — сразу вспоминаются песни из альбома «Republic» — самой популярной пластинки группы New Order (пластинка — начала 90‑х).
Дебютный альбом Pop Eye записали в прошлом году. Лирически настроенные, впечатлительные и склонные к пафосу парни и девушки диск точно оценят. Оценивают, впрочем, уже вовсю — группа не вылезает с инди-фестивалей и клубных гастролей. Музыканты говорят, что у них предусмотрено два вида выступлений: бюджетное и очень бюджетное. Второе — это диджейский сет. До того как организовать коллектив, все будущие участники крутили пластинки и компакт-диски на афинских вечеринках.
Греческого в музыке Pop Eye — ничего. Даже когда в песнях появляется аккордеон, звучит он на романтический французский манер, а не на раздолбайский балканский.

текст: Влад Азаров

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 65307 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode