шо нового

Заповедная зона
20:38/09.07.2012
 

Заповедная зона

Сеть — это место, где можно все. Здесь можно быть эльфом, можно троллем, здесь гадят в души и подтираются общественным договором. Это интернет, детка. Тем не менее, сама по себе информационная технология ни плоха ни хороша. Она не способна превратить человека в циничную берроузовскую головожопу, плюющуюся виртуальным ядом и живущую простейшими импульсами. Человек сам изыскивает возможность стать ею — с помощью этой технологии. Впрочем, виртуальная среда позволяет найти занятия и поинтересней. Поэтому лучше не оглядываться ностальгически в сторону аналогового мезозоя, а изучить вызовы информационной эпохи, которые, несмотря на всю свою виртуальность, имеют вполне конкретное влияние на нашу реальную жизнь. Сейчас информация — это самое ценное из того, что может храниться в банках.
иллюстрация: Гриця Эрдэ

 

Информагия

Информация — это сырье, с помощью которого сегодня ведутся не только информационные, но и самые настоящие войны. Обладание информацией означает контроль над ситуацией. Это магия.
текст: Ник Загорски. иллюстрация:  Гриця Эрдэ

Но для начала необходимо выяснить две вещи. Что такое информация? И что такое магия?
Итак, первое. Ну, тут, разумеется, вряд ли можно удовлетвориться каким-то одним вариантом ответа. В квантовой физике информация считается объективной физической величиной наряду с массой, силой и энергией. Согласно квантовой теории пространственно-временной континуум на мельчайшем уровне состоит из дискретных ячеек — кубитов (квантовых битов) — квантовых разрядов или наименьших элементов для хранения информации в квантовом компьютере. А так как Вселенная представляет собой совокупность кубитов, то в таком случае она и является гигантским квантовым компьютером, в котором содержится все. Абсолютно все. С ним можно проводить различные операции, и получать результаты.
И второе. Что такое магия? Обратимся за определением к известному оккультисту Алистеру Кроули. Его формулировка чрезвычайно простая и в то же время довольно емкая: магия — искусство вызывать изменения в соответствии с Волей. А истинная Воля — это изначальное предназначение человека, к которому он должен прийти в процессе познания себя.
Поэтому информационная магия — это искусство вызывать изменения посредством воздействия на информацию.
Кибермаги рассматривают Вселенную как гигантскую компьютерную программу, которая состоит из программ поменьше. Вместо имен богов кибермаги оперируют кодами и применяют методы компьютерного программирования в магических целях.
Когда генетики расшифровали структуру ДНК, они поняли, что столкнулись с чем-то доселе невиданным. Каждое существо имеет неповторимый и индивидуальный генетический код. А зная этот код, можно им манипулировать. Об этом говорили и древние маги, утверждавшие, что, зная настоящее имя существа, будь то человек или божество, им можно управлять. И современные ученые, расшифровавшие код ДНК, получили могущество, прежде доступное лишь богам. Или демонам.
Преодолев порог индустриальной цивилизации, человечество оказалось в новой эре. С появлением интернета информационное общество воплотилось в реальность. Киберпространство стало дубликатом повседневного мира, который с каждым днем все заметнее сближается с виртуальным. Наши тела живут в мире чувственном, тогда как сознание все больше и больше занято делами в виртуальном пространстве.
В декларации независимости киберпространства Джона Барлоу сказано: «Киберпространство состоит из взаимодействий и отношений, мыслит и выстраивает себя подобно стоячей волне в сплетении наших коммуникаций. Наш мир одновременно везде и нигде, но не там, где живут наши тела». Программист Марк Песке в интервью Эрику Дэвису, автору книги «Техногнозис: миф и мистицизм в информационную эпоху», сказал: «И киберпространство, и магическое пространство — суть подлинные проявления воображения. Эти пространства полностью определяются вашими мыслями и верованиями. Коржибский говорит, что карта — не есть территория. Ну а в магии карта — это и есть территория. То же самое справедливо и в отношении киберпространства. В нем нет ничего, что не было бы привнесено туда вами».
Если мы взглянем на киберпространство сквозь призму маклюэновской теории о средствах массовой информации, то вспомним, что, по Маклюэну, СМИ выступают как дополнительная нервная система. Но сама несопоставимость их приводит к моменту, когда одна система заменяет другую. И новая «нервная система» вытесняет первую, атрофирующуюся.
Мозг каждого из нас практически постоянно находится под обстрелом. В рекламе, музыкальной шоу-индустрии, политике, новостных сводках, блокбастерах заложена цель КОНТРОЛЯ. Выдать чьи-то желания за ваши. Меня часто посещают мысли о том, действительно ли все мои мысли и желания, которые я принимаю за свои собственные, принадлежат мне?
СМИ работают с информацией, а значит, и с энергией масс, которую они высасывают подобно вампирам. Если всмотреться в саму суть управления, то мы увидим настоящий завуалированный ритуал, осуществляемый могущественными магами, манипулирующими потоками информации.
Говорить, будто мир, в котором мы живем, человеческий в полной мере — неверно. Мир как единое информационное поле можно представить как поле битвы различных эгрегоров, постоянно соревнующихся друг с другом за обладание нашими умами. Сам термин «эгрегор» означает энергоинформационную структуру, состоящую из эмоций и мыслей сообщества людей, объединенных единой целью. Каждая религия, государство, культ, политическая партия, рекламная кампания или сообщество имеют свои эгрегоры, которые сильны и могущественны настолько, сколько энергии они потребляют. А энергию им предоставляют их приверженцы.
Контроль, о котором говорил Берроуз, эволюционирует так же, как и человек. И принимает все более и более изощренные формы. Вернее, не имеет какой-либо фиксированной формы, а постоянно переходит из одной в другую. Его девизом могли бы стать слова Хасана ас-Саббаха: «Ничто не истина — все дозволено». В самой извращенной форме.
Что же касается магических ритуалов в информационном пространстве, приведу несколько примеров информационной магии как таковой.
Все, кто смотрел фильм «Миссия невыполнима. Протокол Фантом» с Томом Крузом, помнит, что в фильме запечатлен взрывающийся Кремль. Конечно, это можно списать на сюжет, и что, мол, в этом нет ничего такого… но мы забываем, что Голливуд — это один из механизмов американской военной машины.
Разрушение Кремля в фильме направлено на уничтожение старого реального идеологического врага. Вы можете спросить, как событие на экране может воплотиться в реальности? Но ведь дело не в том, чтобы взорвать Кремль, а в том, чтобы уничтожить идеологического врага. Кремль использован как символ. Сама же суть данного действия аналогична внушению. Тем более что своих идеологических врагов в кино Голливуд меняет как перчатки, но строго согласно генеральной линии Белого дома. Позавчера это были русские, вчера мусульмане, сегодня… опять русские.
И напоследок можно упомянуть видео¬ролик об аресте «Владимира Путина». Превосходный образец информационной магии. Этот ролик — визуализация желаемого результата, который послан в информационное пространство с целью сделать желаемое действительным путем собирания как можно большего количества просмотров. И в определенном смысле создатели ролика добились своего, несмотря на то, что Путин вновь сел в президентское кресло — но теперь уже и в качестве персонажа из анекдота про машину времени: старый президент стал новым, люди опять идут на «Титаник» и несут деньги в «МММ»…

 

Клика лайков

Интернету спето немало дифирамбов: пора подвергнуть его
нещадному огню праведной критики.

текст: Ник Загорски. иллюстрация:  Гриця Эрдэ

Виртуальная реальность? WTF! Реальная реальность во сто крат лучше! И во столько же дороже… Виртуальность — это нереальное попадалово, которое осознается лишь тогда, когда оно превращается в попадалово реальное. Вся иллюзорность френдов из социальных сетей постигается в полной мере лишь в тот момент, когда нужна реальная дружеская рука помощи, а не приподнятый большой цифровой палец. Репостом горю не поможешь. К тому же, LOL, чье-то настоящее горе может сильно усугубиться тем, что многие люди зачастую ходят в интернет, как в сортир, дабы испражниться в душу ближнему своему и подтереться общественным договором: возможность, прикрывшись от собеседника щитом монитора, побыть мерзавцем, в реале доступная лишь самым обеспеченным господам мира сего, — одно из сомнительнейших достижений цифровой эпохи.
OMG, да если бы великие гуманисты прошлого стали свидетелями стриптиза черствых пустых душонок в сети, они вполне могли бы тут же разочароваться в собственных высоких идеалах!
Блогосфера, будучи сама по себе демократичнейшим инструментом общения, показала, что подавляющему большинству пользователей, с их пустыми постами и перепостами, попросту нечего продемонстрировать или сказать друг другу; на их фоне Андерс Брейвик со своим наполовину копипастовым манифестом выглядит практически Освальдом Шпенглером. Из тех же, кому есть что заявить, единицы способны выражаться внятно и связно. И зачастую это наталкивает на размышления — а не проплачены ли их складные посты в каких-либо мутных коммерческих или политтехнологических целях? Впрочем, можно утешаться призрачной надеждой на то, что не ведавший об интернете старик Данте определил личностей с подобным мутным родом занятий в самый нижний круг ада. Те же святые блогеры, которые совершенно бескорыстно постят в своих блогах хоть что-нибудь стоящее, частенько пожинают в комментах под своими размышлениями всю ту бездну человеческой скверны, от которой мог бы стать дыбом парик у Руссо. Пытаясь реализовать потребность во внимании к себе, комментаторы, стараясь втянуть кого-нибудь в спор, производят километры неконструктивной критики и прямых оскорблений. Все это — хорошая иллюстрация того, что столь излюбленный телевидением формат столкновения двух противоположных точек зрения является совершенно бесплодным видом дискуссии, направленным исключительно на закипание возмущенных разумов и, как следствие, выпускание паров недовольства в виртуальный свисток.
Единственным же конструктивным видом общения может быть лишь диалог единомышленников, хотя бы частично разделяющих точки зрения друг друга.
Пока же мы наблюдаем, что универсальный инструмент общения замусорен серой массой посредственного эксгибиционизма, помоями политтехнологических сливов и тоннами фрагментированной информации, ценность которой стремится к нулю, как «Война и мир», разбитая на твиты по 140 знаков, перемешанные в произвольном порядке. Вычленить для себя что-то полезное из ежеминутно возрастающего кома этой информационной шелухи — занятие весьма неблагодарное. Как справедливо заметил в одном интервью старый брюзга Дженезис Пи-Орридж, чтение нескольких тысяч твитов информационного шлака не сделает вас умнее, хотя объем усвоенной таким образом информации сопоставим по размеру с книгой.
С ним сходится во мнении и самый виртуальный из ныне живущих русских писателей Виктор Пелевин. Автор, раскрывший в девяностых тему насаждаемого телевидением вау-фактора, считает, что если тогда надо было показать средний палец телевизору, то сейчас его же необходимо продемонстрировать компьютерному монитору, поскольку действительно ценная информация никогда не попадает в блогосферу, так как имеет очень большое выражение в денежном эквиваленте. Однако и весь тот поток казалось бы малозначительной информации, который денно и нощно продуцируют пользователи социальных сетей, тоже имеет вполне конкретную стоимость.
Каждый лайк, каждый клик и каждый коммент, даже если он был написан по пьяни и стерт с бодуна, остается на серверах и запоминается индексирующими роботами, которые связывают эти действия с вашим профилем. Как остроумно заявил в своем нашумевшем докладе об уходе анонимности из сети известный американский детектив Стивен Рамбам, Большой Брат следит за вами — для того, чтобы впарить вам именно то, что вы готовы купить с наибольшей вероятностью. Так что больше не стоит рассчитывать найти в интернете анонимность, поскольку идентифицировать людей в сети по сравнению с оффлайном очень просто. Для того, чтобы собрать многостраничное досье на активного пользователя какой-нибудь социальной сети, уже не нужно быть детективом. Достаточно погуглить.
Интернет ближайшего будущего, которое стремительно становится настоящим, — это персонализированный мирок для каждого, сотканный нами самими из кликов и лайков с помощью индексирующих роботов. Никому из нас не чуждо кликать порой на всякую херню вроде прикольных фотожаб или раскрытия темы сисек. В то же время мало у кого поднимется палец поставить лайк под чем-то вроде известия о геноциде в Руанде. Нетрудно догадаться, что индексирующие роботы постепенно будут исключать из лент социальных сетей и поисковых запросов в Гугле серьезные и острые темы. Восстание машин, только без спецэффектов как в фильме «Терминатор».
Ну и напоследок немного новостей науки для наших отсталых краев, которые в развитом мире уже давно не являются новостями. В США научились предсказывать будущее — и это не сообщение из желтой прессы, а заявление председателя совета директоров компании Google Эрика Шмидта, сделанное им пару лет назад. По его словам, любая деятельность пользователей сети порождает информацию, анализируя которую можно с большой вероятностью предсказывать поведение этих самых пользователей. Проанализировав ваши сообщения и другие сведения о сеансах в инете, люди, которым вы доверяете свои секреты и личную переписку, могут с высокой вероятностью предугадать ваше дальнейшее поведение и даже смоделировать его с помощью эмоциональной реакции на шок-контент. И возможно, прекрасный новый мир виртуальности окажется не таким уж и хорошим. Иначе зачем гугломобили, снимавшие в разных странах панорамы для Google Street View, параллельно «чисто случайно» скирдовали все доступные данные из открытых сетей Wi-Fi? Не для того ли, чтобы контролировать наше будущее?

 

Тема сисек раскрыта

Сочетать несочетаемое — хорошее правило в современном искусстве. Этим и увлекается герой фотоконкурса Best Of Russia 2011, чьи фотографии обошли рунет на волнах репостов.
подготовил Павел Лужецкий

Это неудивительно, ведь ничто так не волнует пользователей, как тема сисек, которую отлично раскрыл фотограф Ексей Пантелеев, подперчив ее бодипейнтами с неслабой дозой специфического программистского юмора.
Предоставим слово автору. «Сначала я называл то, что я делаю, Sexy Tips, теперь — Geekography — гикография. Также можно сказать, что мои работы — подвид более широкого течения: Geek Art. Мне близка идеология Open Source, и я думаю о том, как в буквальном смысле написать программный код по своим же работам.
Фотография — это мое хобби, в реальной жизни я программист. Интернет позволяет показать картинки миллионам. Меня радует, что мои работы видят все больше людей, я читаю их комменты, так что моральные дивиденды от работы имеются. Мне нравится читать комментарии, то, как люди обсуждают гикографию и иногда подают мне новые идеи, было бы здорово если бы на выставках можно было оставлять аудиокомментарии. Я чрезвычайно восприимчив к мэм-культуре, она моего времени, она люто, бешено меня прет!
Я за виртуализацию, она делает людей более открытыми и общительными в реальном мире, появляется желание его менять: например, посмотрите, как построены дома, в которых мы живем, они антисоциальны, я хотел бы, чтобы лифт спускался прямо в торговый центр, чтобы дом больше был похож на отель со своей микроинфраструктурой. Мы хотим большей социальности, внимания от других людей, потому и залипаем в соцсетях; я считаю это позитивным явлением, оно перерастает в действие. Негатив исходит лишь от попыток как то контролировать и цензурировать поведение в соцсетях, например, мне не нравится жесткая модерация в ФБ. Я люблю учиться новому, и идея гикографии возникла как желание помочь легче запомнить параметры CSS или тэги HTML и их функциональное предназначение. Я верю, что в каждой технологии мы повторяем себя, наш, человеческий способ воспринимать этот мир, — и в частности то, как мы видим наши тела. С детства я восхищался красотой женского тела и нахожу, что любое обнаженное тело красиво. Когда я устаю от написания кода, мой мозг начинает искать связи между женским телом и технологиями, я не вижу в этом эротики — лишь показываю эту связь, духовную и концептуальную: как наше сознание создает языки разметки и программирования, так же оно создает наш мир и нас самих. 

 

П’ята влада

Понять «реальність» і «віртуальність» порізно більше не існує. Тепер це єдине ціле, яке об’єднує практично все те, що колись було придумано, обмежено чи вилучено за дужки…
текст: Оноф. ілюстрація:  Гриця Ерде

Гадаю, офіційно можна розпочати відлік нового, реально-віртуального часу з появи по всій країні карикатурних, але зрозуміло страшнуватих іміджевих плакатів центрального мобільного оператора України з зображенням зека, що тримає табличку «додати друга». Звичайно, можна подякувати оператору за багатозначність саме такого напису в контексті, який для не надто тупих набуває ще одного, політичного змісту. Але будемо дякувати за інше: за офіціоз, за публічний вияв усім зрозумілого і всім відомого, та ще не декларованого в реальності — за перехід virtus, потенційного і можливого, в realis, дійсне і речове. Тепер потенційне можна дійсно відчути: наприклад, у подихові педофіла, на якого натякають «мобільні» плакати із попереджувальним написом «розкажи дітям про безпеку в інтернеті». Інтернет і його віртуальна суть, комп’ютерна реальність, більше не є за дужками. Інтернет, як той робот Т1000 з другого «Термінатора», просто пройшов крізь грати. Не будемо продовжувати фантазування — про якесь містичне втілення чи ще більш абсурдну персоніфікацію не йдеться: це не агент Сміт входить в матрицю нашого життя, це наша матриця життя створила «містерів та місіс сміт», і лише заради відмазки поселила його (їх) у якесь там невидиме електронно-аналогове тіло.
Віртуальний світ став реальним. Про подібне писав ще 30 років тому Жан Бодрійяр, але писав він це під впливом від Сполучених Штатів, де, як він побачив, знак війни з телевізору так міцно втаврувався у свідомість людей, що страх її почав творити реальність. Це було пророцтвом — згадаємо: війна в Перській затоці почалася з того, що Буш заявив про наявність в Іраку зброї масового знищення. Зараз найбільш логічно було б уявити меркантильні причини заяви Буша, про які було вже писано-переписано. Але позаяк ніхто свічку не тримав, можна припустити, що війну породила американська військова паранойя, яка у свою чергу породила в Буша впевненість у іракській загрозі.
Зараз страх стосується всього, а війна натомість виглядає чимось далеким, принаймні значно ближче за неї чатують педофіли. Можливо, їх і не так багато, як здається, але коли телебачення про це говорить з усіх кутків і дірок, коли величезні бігборди переконують у цьому ледве чи не вустами самих педофілів, люди автоматично починають у це вірити. Може, таким чином і не педофіли стають педофілами?
За таке припущення реально було б отримати і помідором у пику, та реальність показує, що помідори сиплються на все людство.
Ще не так давно, наприкінці 80 х — початку 90 х, коли тривимірні віртуальні світи, подібні до Second Life, були лише мрією всіляких замкнутих на собі страхопудів життя, ботанів і «синіх панчох», а фільм «Газонокосильник» за оповіданням Стівена Кінга здавався крутим, життя виглядало класичним, традиційним, консервативним. Потому все помінялося. Син одних знайомих — класний хлопець, я його особисто знав, — ще посеред 2000 х «залип» у віртуальних світах, де знайшов собі віртуальну коханку. Кілька років він жив з нею «там». А потім привіз її, реальну, додому, і сказав: «Мамо-тато, це моя дружина». Все було б добре, мовляв, інтернет став чудовим місцем для знайомств, якби не те, що молодята тепер удвох сидять в інтернеті, «залипаючи» у віртуальних світах і виконуючи разом все — і, здається, навіть подружні обов’язки — в комп’ютерній уяві. З цього приводу згадалася фраза того ж таки Бодрійяра: «Віртуальна людина стає остаточно омертвілою за екраном комп’ютера»…
Щось подібне для більшого загалу описав у фільмі «Кімната самогубців» поляк Ян Комаса. І хоч описав він це кривувато, стрибаючи між темами юнацької сексуальної та соціальної самоідентифікації, та висновок у нього був чіткий — «залипання» веде до могили. Це досить цікавий висновок. Ні, це не залякування смертю — молодь взагалі смертю залякати неможливо, хіба що насильницькою і з подробицями описаною. Цікаво те, що смерть стоїть при вході до іншої реальності та при виході з нашої якимсь таким безумовним знаком. Вбивала касета із записом в «Дзвінку» Хідеа Накати. Вів до смерті запис переживань вмираючої людини в «Мозковому штурмі» Дугласа Трамбалла. Смертю у «Страх. сом» закінчувалися відвідини сайту Fear. сom… Так, до слова, смерть переродила і причетного до творення і популяризації комп’ютерів і відповідно віртуальних світів, геніального рекламіста Стівена Джобса, коли йому сказали про рак.
Зв’язковим у цій історії із смертю, страхом та інтернетом є, як це не дивно, — чи як це не очевидно — секс. Тобто від сексу можна і померти, причому не через фізичний контакт, як в «Основному інстинкті» Пола Верхувена. В даному випадку так стверджувати є крамолою, адже з часу зрощення реального і віртуально, коли секс з усіма його нормальними збоченнями перейшов із інтимного простору чотирьох стін у безмежжя комп’ютерної реальності, з’явилася порно-віртуальна реальність. Це креатура найновіших ігрових секс симуляторів, що, вплавляючи гравця у «порно»-простір, перетворюють його на актора з купою можливостей: міняти парт¬нерів, антураж, одяг, кольори і навіть власне тіло. Все, що для цього потрібно — електронні гроші і комп з оперативною пам’яттю 512 МВ, «вінтом» на 500 і відеокартою на 128. І спілкуйся собі гарненько хоч з інопланетянкою, хоч з людиною-невидимкою (попередження: чоловічої статі).
Власне, саме через секс люди найбільше тяжіють до інтернету і всіх можливих віртуальних, видуманих реальностей. Порно тішить самітників і нереалізованих фантазерів, та воно, порно, і вони, фантазери, майже невинні. Винні соціальні мережі. Принаймні так стверджує статистика, телебачення і плакати за вікном. Винні чати, «ютуби» і шалена їх популярність. Ця сила, мов чорна діра, притягує до себе усе, навіть погляди, і, кажуть, вже не випускає, як та сама чорна діра. Що там відбувається, можна собі лише уявити, відомо тільки те, що 60 % усіх відвідувачів соціальних мереж час від часу зустрічаються зі своїми «друзями». На одному з українських телеканалів провели експеримент: списалися з «друзями», які спілкувалися з неповнолітніми дівчатками і хлопчиками, приліпили до себе приховану камеру, і з’ясували, що їх «друзі» — сонм хворих, бізнесменів, суддів, зеків та інших калік нашого часу.
Інтернет — це вже не віртуальна реальність. Вигадки вже немає. Ми в неї так повірили чи так сильно захотіли її оживити, що стали Франкенштейнами і притягли з «того» світу чудовисько, яке перед цим самі ж і створили, закривши, як в Тартарі, хаос наших проклятих душ. Тепер інтернет тайфуном ходить по планеті чи за допомогою хакерів, чи за допомогою терористів, що по суті одне й те саме. Інтернет став новою формою тероризму. І це з усією силою неполіткоректності, відтак об’єктивності, шокуюче показав британський міні серіал «Чорне дзеркало». Там вже у першій серії за збереження життя викраденої принцеси прем’єр міністру країни пропонувалося у прямому ефірі трахнути свиню, і про це дізнався увесь народ, ласо переглядаючи ролик викрадача на «ютубі». І прем’єр виконав вимогу: бо народ любив свою принцесу і почав вимагати «врятувати за будь-яку ціну», бо на носі ви¬бори, бо народ, телебачення і преса не вибачили б прем’єрові слабкості…
Якщо журналістика є четвертою владою, після законодавчої, виконавчої і судової, то інтернет перетворився на п’яту владу. І віртуальна реальність, яка колись була «можливістю», тепер бере під контроль реальність, стаючи «втіленням». Чи, може, це хтось смикає за нитки уявного / матеріального? Влада ніколи не існує само по собі, вона — в чиїхось руках. Ми вкотре приходимо до «теорії змови», і вкотре є сенс подумати — паранойя це чи ні. Використаємо бритву Окама?
Та навіть якщо неможливо точно відповісти, хто за цією владою стоїть (а це неможливо), можна спробувати відповісти на більш дрібні питання і з’ясувати-таки: хто винний у педофілічній привабливості соціальних мереж? хто прирік мого знайомого і його дружину на «омертвіле існування» в комп’ютері? хто придумав перенести секс з фізично-відчутного задоволення до уявно-вигаданого віртуального світу? Може, це власники і креатори Силіконової долини під Сан-Франциско, де створили тривимірний світ Second Life? Чи винний Марк Цукерберг, засновник і генеральний директор Facebook, найбільшої та найшвидше зростаючої мережі? Чи, може, представники Пентагону, де придумали інтернет? А може, насправді винний Стів Возняк, розробник першого персонального комп’ютера? Чи ще краще — Стів Джобс, який розрекламував комп’ютер на весь світ? Чи все ж таки Білл Гейтс, що поширив операційну систему, без якої ПК — нікому не потрібне залізо? На жаль, знайти винного не означає знайти відповідь, чому так завжди стається, що ми все оригінальне, цікаве, життєдайне, глобальне і далекоглядне перетворюємо на дріб’язкове, небезпечне, мерзенне, вбивче і апокаліптичне… Питаннями краще не задаватися. Врешті, ми не владні й над своїми життями…

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 9196 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode