шо нового

Меньше книг — больше тюрем
13:24/26.01.2016

Мы удивляемся низкой явке молодежи на выборы, говорим об отсутствии навыков у молодых специалистов, окончивших наши университеты, страдаем в фейсбуках о причинах, породивших проблемы на Востоке. Дело лишь в том, что образованность в нашем обществе перестала быть престижной, а интернет как источник системный знаний не заменил книгу.
текст: Александр Красовицкий, генеральный директор издательства «ФОЛИО» (Харьков). иллюстрация: Ezrena

Меньше новых книг в библиотеках сегодня — больше тюрем через 15–20 лет. Мы за 25 лет независимости создали ситуацию, когда в библиотеки не поступают новинки, физически и морально устаревшие книги воспитывают случайно заблудившихся посетителей по кодексу молодого строителя коммунизма, современные технологии практически не проникают в библиотечную сферу, а электронное пиратство, по сути, — порождение не воровской традиции в обществе, а отсутствия новинок в библиотеках.
Мы наверняка добьемся в 2016 году начала полноценной библиотечной реформы. Какая она будет — ждем результата диалога общественности с Министерством культуры. В любом случае результатом обязан стать единый электронный каталог и единый электронный читательский билет. А потом в Украине может быть как в Норвегии — доставка любой книги при помощи почты в любую точку страны, или как во Франции — библиобусы ездят согласно графику по самым отдаленным населенным пунктам; или как в Италии, где каждая община определяет, на каких языках, кроме итальянского, стоит закупать книги, или как в Дании, когда моноэтничное пространство страны компенсируется обязательной открытостью библиотечных фондов для книжной культуры на всех основных языках больших и малых народов Европы и мира; или как в Великобритании — тут авторы и издатели получают, кроме цены закупленной книги, еще много лет отчисления за каждое прочтение, или как в России, где решен вопрос автор­ского права на электронные книги в библиотеках, когда издатели ежегодно получают более 500 млн рублей за электронные права от библиотек. А в Казахстане, например, именно библиотеки определяют те книги и целые книжные серии, которые государство заказывает издателям, тем самым определяя и их политику на свободном рынке. А может быть — как в маленькой Хорватии, которая простимулировала развитие национального книгоиздания, закупая по 500 экземпляров каждой книги в библиотечные фонды. Я не говорю о Германии, где на душу населения закупается более 1 книги в год в библиотеки и каждая новая книга в течение первого года заказывается в среднем четырьмя читателями. В цивилизованном мире библиотеки давно превратились в медиатеки, и на равных с книгами там выдаются на жестких носителях либо через пароль доступа фильмы, музыка, компьютерные игры и программы. Те наши студенты, которые по обмену попадают в европейские вузы или учатся там с первого курса, возвращаются с привычкой проводить значительную часть свободного времени в библиотеках, ибо удобство инфраструктуры соответствует достаточной мере наполнения медиатек всем, что нужно для учебы и проведения досуга в современном информационном обществе. Естественно, в мире библиотечные фонды практически полностью оцифрованы и структурированы в удобные электронные библиотеки и базы данных. В Украине в 2014 году из бюджетов разного уровня выделены средства на закупки, по моим расчетам, около 0.03 книги на душу населения, каждая из закупленных книг в течение первого года попала в руки полутора читателей. Это — почти в полторы сотни раз меньше, чем в Германии. Неужели наши читатели настолько неразвиты, что им не нужны новые знания? Нет, просто многолетнее отсутствие привычки находить в библиотеках нужную информацию отучило нас даже пытаться искать ее там. Уход населения за досугом в практически бесплатный и безнаказанно контрафактный интернет принципиально изменил наше отношение к досугу. Частью образа жизни стали просмотры на торрентах и просто бесплатных сайтах новинок кинематографа, что привело не только к уменьшению посещаемости кинотеатров и превращению отечественного кино в полутруп, который от полного умирания спасают редкие впрыскивания нашатыря государственных денег, но и к уменьшению времени, которое читатели тратят на чтение, посетители спортзалов — на спорт, а любители семейных и дружеских застолий — на вечернее хождение в гости. Помните общенациональный шухер при попытке закрыть ex.ua? Даже плюющая на электорат государственная машина Януковича забуксовала. Представляете, как боятся наши законодатели принять поправки в закон об авторском праве, который вводит ответственность не только тех, кто размещает пиратский контент, но и провайдеров, зарабатывающих на пиратском кинотрафике, и, главное, как в Европе, потребителей пиратского продукта. Этот закон — не менее важен, чем законы о правоохранительной системе, он определяет не только революцию в образе проведения досуга, но и возвращает возможность получать достойную оплату за свой труд интеллектуальной элите общества — писателям, художникам, музыкантам, журналистам, режиссерам и актерам. Сегодняшняя культурная деградация в числе прочего связана с тем, что в интеллектуальную сферу все меньше идет действительно талантливой молодежи, которая не может заработать на достойную жизнь интеллектуальным трудом.
Непопадание в библиотеки новинок привело к неожиданному результату: доля качественной литературы в них упала из?за физического износа, зависимость надбавок к зарплате от количества книг в фондах привела к фактическому мораторию на списание морально устаревших книг. Поэтому ни для кого не секрет, что дети в сельских библиотеках воспитываются чаще всего на «пионерских библиотечках» и «пламенных революционерах», в лучшем случае на очень хороших, но давно написанных книгах Всеволода Нестайко или Ярослава Стельмаха, а не на изданиях об истории Украины с современным ее видением и произведениях ныне живущих детских писателей. Я убежден, что без решительных действий по освобождению библиотек от старых книг мы не сможем наполнить их новыми. Библиотечная система сопротивляется не хуже судебной. Был создан миф о том, что выбрасывать старые книги — кощунственно. Не хотите сдавать в макулатуру — попробуйте продать населению по бросовым ценам! В развитых странах в публичных библиотеках книги больше 10–12 лет не живут. Они или зачитываются до дыр и тогда закупаются заново у издателей, или никому не нужны и списываются за ненадобностью. Исключение — справочная литература и классика, которая не всегда имеет постоянный спрос.
Теперь собственно о наполнении фондов библиотек. Современные библиотеки должны быть ориентированы на читательский спрос. Это не всегда совпадает с выбором всевозможных экспертных советов при министерствах. Например, читателям, безусловно, нужна не только классика и качественная переводная литература, но и литература массовая, как на украинском, так и на русском языке. Это не обязательно должны быть Донцова и Маринина, украинский рынок в состоянии быстро сгенерировать подобную продукцию, но только при наличии гарантированного спроса со стороны библиотек. Украинские фантасты, например, много лет пишут для российских издательств — в связи с отсутствием именно библиотечного рынка на родине. Украинский любовный роман участвует в конкурсе «Коронация слова», но очень редко доходит до прилавков. Андрей Кокотюха, наш самый плодовитый детективный автор, в 2014 году насчитал на рынке всего 11 новых детективных книг украинских писателей, из которых 4 книги — его. Формирование среды для количественного роста пишущих столь же важно, как и создание новых фондов в библиотеках, как и уведомление читателей, что эти книги там появились, и они будут приятно удивлены, попав в библиотеки.
Вы бы хотели, чтобы вашего ребенка в ваше отсутствие воспитывал плохо одетый старик с допотопными взглядами? Или бандит с большой дороги, который научит его воровать? Но сейчас происходит именно так — первый ждет его в библиотеке, а второй на пиратском сайте.
Также важно избежать перекоса по полному пересмотру библиотечного ассортимента. Никуда не деться, книги Аркадия Гайдара или Олеся Гончара — не худшая часть той культуры, которой жили мы или наши родители. «Кортик» Анатолия Рыбакова воспевает чекистов, но является прекрасным детским приключенческим романом, равных которому современная литература не создала. Пример Рыбакова выбран не случайно, он прошел путь от чекистского «Кортика» до «Тяжелого песка» и «Детей Арбата», которые должен прочесть каждый образованный человек. Если перейти к полкам с украинской литературой, мы увидим бесконечные переиздания Шевченко, Франко, Коцюбинского и других классиков ХIХ века, в то же время лучшее, чем была представлена наша литература в ХХ веке, на полках библиотек отсутствует. Это и Расстрелянное Возрождение, и литература зарубежных украинских авторов, в том числе и уехавших в конце Второй мировой войны и потому выживших, и лучшие примеры украинской советской литературы, такие как книги Павла Загребельного и Романа Иваничука, изданные в советское время, давно зачитанные, а новые издания почти не закупаются.
Говоря об итогах года, следует упомянуть о прорыве в отношении закона по созданию Института Книги, предполагающего программу пропаганды чтения и появление инструмента для изучения книжного и в том числе библиотечного рынка; следом за ним можно рассчитывать на появление дорожной карты развития библиотек. Как же много сил приходится тратить в борьбе за очевидное!!!

читать далее

рейтинг:
5
Средняя: 5 (2 голосов)
(2)
Количество просмотров: 4887 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode