шо нового

Внутренняя политика
19:09/03.01.2013

Одна из лучших британских рок-групп 90-х, Skunk Anansie, прославившаяся своими кровоточащими балладами и опытами по превращению альтернативного рока в мелодичный метал, снова в строю. После затянувшегося периода самосозерцания, участники группы опять работают вместе с привлекательной, грустной и гладковыбритой певицей Скин на авансцене и новым альбомом «Black Traffic» в руках. Размышлениями о достоинствах такого взрывоопасного коллектива и о недостатках современного общества — с журналом «ШО» поделился Кэсс, харизматичный басист Skunk Anansie.
текст: Людмила Погодина

ШО Скин когда-нибудь повышает свой голос за пределами сцены?
— Никогда. Обычно она разговаривает очень тихо. У нее писклявый голос, и поэтому, когда она говорит негромко, часто приходится переспрашивать. Я — самый громкий в группе! Я тот, кто повышает свой голос и кричит.

ШО По какой причине тебе приходится кричать?
— Мне не приходится, мне это нравится! (смеется) У меня громкий голос, а еще у меня есть собаки, которых я каждый раз во время прогулки зову через весь парк. Я умею хорошо доносить свою мысль.

ШО На первый взгляд кажется, что Skunk Anansie никогда не составляло особого труда попасть в хит-парады, и это при том, что вы работаете не в чистом жанре, а используете смесь музыкальных стилей. Как вам удавалось добиться такого расположения?
— Мне кажется, нас никогда особенно не принимали. А та музыкальная смесь, которую мы создаем, возникает в результате совместной работы четырех индивидуумов. Не важно, что мы пытаемся играть, каждый раз все выходит слегка асимметрично, с искривлением в какую-нибудь сторону. Это связано с тем, что у каждого из участников группы свой бэкграунд. Хотя у нас со Скин схожее происхождение, у каждого особый взгляд на вещи и при этом очень сильный характер. Выходит, каждому в группе нужно наложить свой отпечаток на все, за что бы мы ни взялись.

ШО С чем был связан перерыв в работе группы?
— Когда мы создали Skunk Anansie, то моментально попали в колею и находились в туре по 9 месяцев в году. Через семь лет такой жизни мы стали разваливаться на части. У нас ничего не осталось. Тогда мы остановились. Мы не пререкались, не ругались, просто у нас не осталось прежней страсти к нашему общему делу. После этого каждый занялся чем-то своим. Наш гитарист Эйс записал сольный альбом, в работе над которым я принял участие. Скин сделала соло-проект, в котором я также играл. Собственно, и я начал работу над сольным проектом, в котором поучаствовал барабанщик Skunk Anansie Марк Ричардсон. Мы продолжали работать вместе, просто нам не хотелось быть одной группой.

ШО Что изменилось в музыкальном бизнесе с тех пор, как вы разошлись?
— Интернет! Возможность скачивать музыку. Раньше это была целая музыкальная индустрия, с помощью которой люди делали деньги. Когда Skunk Anansie впервые появились на свет, все было заполнено толстыми директорами компаний звукозаписи на огромных машинах, и вдруг… все это как будто исчезло! Потому что возможность добывать музыку бесплатно означала утечку прибыли крупных компаний, и всем этим жирным котам пришлось уйти. Согласно моей философии, — несмотря на то, что я предпочитаю, чтобы люди не скачивали музыку бесплатно, — лучше отдать музыку друзьям, чем кормить толстого парня в офисе.

ШО То есть вы смирились с ситуацией?
— Ну, пришлось смириться. Поздно пить «Боржоми», если процесс уже не остановить. Но! Прелесть в том, что невозможно обесценить живые выступления. Если ты можешь давать концерты, значит, ты все еще можешь зарабатывать на жизнь, занимаясь музыкой. Не знаю, что там они собираются делать с бесплатными скачиваниями фильмов и музыки — это будет подобно приручению зверя — но вместо того, чтобы с этим бороться, можно идти в ногу со временем и оставаться в деле.

ШО Что вы успели сделать за те восемь лет, пока группа была в «отпуске»?
— Эйс, кажется, написал книгу. Я оставался в бизнесе — спродюсировал пару альбомов, работал с Гэри Муром и занимался музыкальной школой для детей из бедных семей в Лондоне, в районе Хокни, в эпицентре беспорядков.

ШО Что, по-твоему, спровоцировало эти беспорядки?
— Мне кажется, они возникли как следствие развития общества потребления, консервативной политики государства и банковской системы. Она подрывает жизнь рабочего класса, в котором немало людей, у которых нет совсем ничего. Я не согласен с тем, что происходило, уличные беспорядки — это неправильно, хотя я отлично понимаю, почему люди вышли на улицы. Я работал с этими детьми. У них нет своей ниши в обществе, так как общество не поддерживает их и не дает возможность получить образование. Все, что они могут делать, это пойти работать в McDonald’s — во времена, когда благодаря реалити-шоу все хотят быть звездами и миллионерами. Образуется огромная пропасть между реальностью, в которой они способны разве что драить чертовы полы, и тем, чего они хотят. И нет никакой возможности добиться желаемого. Никакой возможности исполнить мечты. В результате этого они полностью потеряли веру в общество и готовы извлечь выгоду из первой подвернувшейся возможности. Кроме того, на нынешнюю ситуацию в британском обществе оказала влияние обезумевшая политкорректность. Потому как родителям больше не дозволено дисциплинировать своих детей, школам не дозволено воспитывать детей, следовательно, дети потеряли всякий страх, никто не может с ними совладать. Вот и получается, что стоит полицейский в полном обмундировании, в шлеме и с дубинкой в руках, а напротив — подросток, который кричит ему в лицо: «Ну? И что ты можешь мне сделать?!» Четырнадцатилетний подросток. Вот и приплыли.

ШО А о ком печется государство сегодня?
— Я не знаю, как у вас, а политика Англии приспособлена для присматривания за высшими слоями общества. Поэтому порядки этого общества не работают для таких подростков. Знаете, я всегда был немного революционером, но мне уже стало казаться, что слово «революция» давно превратилось в пустой звук, потеряло свое значение и умерло. Однако потом революции охватили весь мир… слава Богу, что революция еще жива!

ШО А в Беларуси музыкантов за такие высказывания запрещают.
— Дело такое, если слишком долго колотить по ногтю молотком, ноготь отвалится. Скажите вашему белорусскому парню, что он рубит сук, на котором сидит. Потому что то, что он творит, однажды ухватит его за зад.

читать далее

рейтинг:
5
Средняя: 5 (5 votes)
(5)
Количество просмотров: 17010 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode