шо нового

Украина-Россия: культура трещит по швам
14:33/16.11.2014

Человек русской и человек украинской культуры: испытание друг другом. Насколько возможен диалог, общие проекты, сотрудничество и личное общение во время войны на востоке Украины?  На эти вопросы отвечают известные писатели, ученые, музыканты, продюсеры, культуртрегеры и блогеры Украины, России и дальнего зарубежья.

иллюстрация: Максим Богдановский

Жалеть или не жалеть?

Наталья Ворожбит
драматург (Киев)

Нужно понять простую вещь, что множество людей культуры в России чувствуют себя и являются жертвами путинской политики. У нас хотят отобрать Украину, отбирают жизни. У них отбирают тоже важные вещи — свободу, честь страны и красную рыбу. И это только начало. И они это понимают. И им трудно жить там, где большинство это все поддерживает, где ты чужой среди своих. Они в ужасе и отчаянии, на самом деле. Я еду по Киеву, вижу все в желто голубом цвете, и я умиляюсь. У них при виде государственной символики возникают совсем другие чувства. Мои российские друзья, знаете, что говорят все время? Ну, у вас все равно все будет хорошо, а вот у нас п…ц. Я возмущаюсь, говорю, что это у нас п…ц, вы бомбите наши города, вы сделаете все, чтобы нам было хуже некуда. Ну, в смысле, не они лично. Но сама, конечно, понимаю, что у них в определенном смысле п…ц больше. И я им очень сочувствую. Когда это поймешь — вопрос сотрудничать или нет отпадает. Конечно, мы должны вести диалог, совместные проекты, сотрудничество и личное общение. Этим мы внесем вклад в нашу общую с ними победу над общим врагом.
А если у них другая позиция? Если они «крымнаш»? Таких больше, мы знаем. Как с ними?..

фото: Александр Барбух

Показательной для меня была история с письмом в поддержку режиссера Юрова и Грищука, которые два месяца пробыли в плену у сепаратистов в Славянске. Письмо сочинила по моей просьбе мой друг, худрук Театра.doc Елена Гремина, письмо подписало большое количество известных и не очень людей, в том числе Табаковы-Могучие-Пореченковы… То есть те, кто подписывали письма в поддержку Путина. И именно их подписи могли бы иметь вес для сепаратистов, а не подпись Макаревича или Акунина. Тон письма был примерно такой: «Уважаемые ополченцы, отпустите наших театральных коллег, они много сделали для российского театра». Ну то есть вранье и лицемерие с нашей стороны. Ну вот как к этому относиться? Можно сказать, что это был мой совместный проект с этими людьми, которые подписали эти письма. Я услышала много упреков за это. Все понимаю. Ребят, кстати, не отпустили тогда. Но говорят, что после этого письма они были на особом положении, их больше не били, не унижали. А деятели, которые письмо подписывали, поняли, как минимум, что сепаратисты — не Павки Корчагины, потому что они им по телефону врали, что ребят уже отпустили. Такой вот маленький результат. Жалеть мне об этом письме или нет?

иллюстрация: Мария Фоя

иллюстрация: Мария Фоя

Про совместные проекты с людьми культуры из России. Любой проект, над которым ты собираешься работать, подразумевает общий интерес людей к одному делу. В творческих проектах обязателен взаимный интерес друг к другу, приязнь, как минимум. Ну, не состоится ни одного совместного проекта у людей с противоположными взглядами на эту войну. Я в это не верю. Даже если начнут — провалится. Лучше не начинать.
Про травлю. Не буду врать, испытываю почти катарсис, когда бойкотируют выступления российских пропутинских звезд в Украине. Но это просто, тут нет никакой неоднозначности. Однако есть такие тонкие вещи, такие нюансы… Выходит твое интервью, а тебе в личку пишут, что этому изданию нельзя было давать интервью, оно какое-то чье-то, кто плохой и предатель. А журнал-то обычный, гламурный, тебе и в голову не придет. Подписываешь контракт с компанией, а оказывается, что она там тоже чего-то… Или до войны подписал. И это не счет в «Сбербанке России», за час не закроешь. Дали приз на российском фестивале, поехал получать, получил от соотечественников волну осуждения. А у тебя на самом деле, может, благородные мотивации — смело посмотреть врагу в лицо и сказать правду на весь российский фестиваль. А может, этот конкретный фестиваль и не враг совсем? А надежный храбрый друг, как фестиваль драматургии «Любимовка»? Надо разбираться в каждом конкретном случае, и не всем миром, как будто дел других нет, а тому, кто принимает решение. В общем, я за личную ответственность и правильный расход энергии.

Иллюстрация: Mr.BrownGreen

Иллюстрация: Mr.BrownGreen

Де бог?

Мох
продюсер гурту «Перкалаба» (Івано-Франківськ)

фото: Ростислав Шпук

фото: Ростислав Шпук

Є  дві відповіді. Проста і складна. Проста полягає в тому, що культура і етика — одного поля ягоди. На цьому полі, з одного боку, Пьотр Павленскій — художник і акціоніст із Санкт-Петербурга — і Володимир «Адольфич» Нестеренко, письменник з Києва. Ці люди є, якщо можна так сказати, об’єктами і сутностями цього поля, ознакою є талант і тверезість сприйняття світу навколо. З другого боку — письменник з Кенігсберга Євген Грішковєц і співачка Ані Лорак з Чернівців. Вони є скоріше об’єктами, але навряд чи сутностями в такій же усвідомленій мірі. Неусвідомленість і нетверезість сприйняття світу навколо доводяться емоційною реакцією, яка побудована на матеріальних або его-рефлексіях. Простота в мужності переживання останніх часів, які, судячи з усього, таки наступають. Зараз тільки і залишилось одне — вести себе гідно з відчуттям постійної смерті поряд. Бусідо не бреше. Складна відповідь полягає в порівнянні російського і українського в цей час. Тут наскільки все ясно, що складно про це навіть щось сказати ще. Але одне сказати вважаю за потрібне. В українській культурі людей з’являється все більше, в російській — рівно навпаки… Людина культури чи російської, чи української має ознаки присутності Бога. От і дивіться навколо. Де Бог?

Письменницькі дискусії не закінчуються артилерійськими обстрілами

Сергій Жадан
поет, прозаїк, перекладач, лавреат премії міжнародного фестивалю поезії «Київські Лаври» (Харків)

Чи можливий діалог? Можливий, чому ні. Завжди можна порозумітися, навіть за ситуації, коли б, здавалося, між співрозмовниками немає нічого спільного. Інша річ — чи потрібен цей діалог бодай комусь. Стосунки між українською та російською літературами і до війни були не найкращими, а тепер узагалі важко зрозуміти, з чого можна почати розмову. Мені загалом іноді здається, що така ситуація всіх влаштовує — і наше культурне середовище, і російське. Все ж просто — є загальна недовіра, є загальна зневага, є зверхність, є комплекси, є агресія. Чому письменники мають у цьому випадку поводитись інакше, ніж, скажімо, водії маршруток? Ось вони так і поводяться. Поводились. Та і в майбутньому, очевидно, будуть поводитись. Тому що, чесно кажучи, у нас усіх, тут, в Україні, після останніх подій є що сказати нашим російським колегам. А ось чи стане нашим колегам такту, терпіння та совісті все це вислуховувати — зовсім не певен.

фото: Тетяна Давиденко

фото: Тетяна Давиденко

В будь-якому разі, якщо говорити відверто — непорозуміння між нашими літературами важить куди менше порівняно з непорозуміннями поміж нашими країнами. Письменницькі дискусії, слава богу, не закінчуються артилерійськими обстрілами, тому навіть чергове, цілком передбачуване погіршення стосунків між письменниками можна буде пережити. Ніхто внаслідок цього погіршення не змушений буде залишати свої домівки, нікому не доведеться (сподіваюсь) міняти громадянство, просто черговий вихлоп ненависті й несприйняття — хіба їх мало було? Проблеми літератури — просто проблеми літератури, кого вони, за великим рахунком, цікавлять. Всього лише ще одна цеглина в стіну непорозуміння та неадекватності.
Набагато серйозніше й важливіше, як далі будуть жити й співіснувати наші країни. Нас¬кільки взагалі вони здатні безболісно знаходитись поруч. Можливо, саме письменники й можуть у цій ситуації щось усім підказати. Ну, бо хто інший? Письменники, психоаналітики, священики. Ті, кому ніхто, зазвичай, не вірить. Ті, хто говорить, зазвичай, очевидні речі.

Личное дело

Борис Херсонский
поэт, переводчик, завкафедрой клинической психологии
ОГУ им. Мечникова, лауреат «Русской премии»
и специальной премии «Московский счет» (Одесса)

Прежде всего — мне почти не приходилось встречать в нашей стране человека чисто русской культуры и человека чисто украинской культуры. Всегда присутствует некая смесь, естественная в сообществе, где все по сути двуязычны, где даже в самой русскоязычной семье украинский язык живет в пословицах типа «не вмер Данила — болячка задавила» или песнях. Где практически все учили украинский в школах — ну, и т. д. И даже самый сознательный украинец помнит, что свои дневники и многие произведения Тарас Шевченко написал по-русски. А русский язык Гоголя полон украинизмов.

иллюстрация: Максим Богдановский

иллюстрация: Максим Богдановский

Мне кажется, именно эта смесь всегда вызывала раздражение у людей, жаждущих цельной и непротиворечивой идентичности. И для одних таких типично отторжение всего русского, а для других — всего украинского. Надо честно сказать, что и до, и после распада СССР в разное время и Россия и Украина много сделали для стимулирования таких реакций отторжения. Сегодня Россия в этом отношении резко вырвалась вперед. Но я далек от того, чтобы политику нынешней администрации РФ распространить на всю историю русско-украинских отношений. Эти отношения знали гораздо лучшие времена. И гораздо худшие — тоже.
Теперь о совместных русско-украинских культурных проектах. Сегодня они необходимы, как никогда. И, скажу честно, более необходимы для Украины. Нельзя допустить полной интернализации нашей страной внешнего конфликта, по крайней мере на уровне взаимодействия культур. Наши политики вовсю играли — и заигрались — на проблемах культурно-языковых (за полным нежеланием решать проблемы экономические и правовые). Но эти культурные проекты по понятным соображениям желательно осуществлять на территории Украины.
Личная этика и личная гигиена — личное дело каждого. Каждый волен не мыться месяцами. Но нельзя требовать от других, чтобы они не морщились, встречая такого человека. Внутренние запреты, которые налагаются на нас совестью, опять же — наше внутреннее дело. Я общался и буду общаться с моими российскими друзьями, если они не высказали открыто антиукраинской позиции. Даже если они как в рот воды набрали и молчат, как будто у нас ничего не происходит — это их право, вернее — их страх. Но деятели культуры, одобрившие аннексию Крыма, подхватившие риторику путинского режима и усиливающие ее — перестали для меня существовать. Я не перестану сотрудничать с российскими журналами, которые сохраняют лицо. И — без сожаления откажусь от публикаций в тех, которые открыто поддержали агрессию Путина. Но это, повторяю, — мое личное дело.
Временно (а в моем возрасте, возможно, и навсегда) я отказываюсь от личного присутствия на территории РФ. Но допускаю заочное участие в культурных мероприятиях.
И, конечно, не позволю себе ни отдыхать, ни работать в Крыму.

читать далее

рейтинг:
3.2
Средняя: 3.2 (6 votes)
(6)
Количество просмотров: 6508 перепост!

комментариев: 2

  • автор: SUNDUK
  • e-mail: magazinsunduk@gmail.com

Моя позиція стосовно народу РФ наступна.. Народ і політика різні речі, народ є масою, якою політичні сили маніпулюють як тільки можуть. Якщо політична сила спрямовує свою діяльність виключно у власних інтересах - вона дія проти свого народу. Те, що 80% народу цього не усвідомлює - це вже інше питання. 20% свідомих людей в РФ (а то й менше) теж мають різного роду фактори, що їх стримують: страх, неспроможність і так далі.. З яких лише малий відсоток, готовий щось робити, 5-10% вийде на вулиці, якщо взяти до уваги, що міст багато, а людей готових вийти мало, у містах вийде 20 людей, приїде уазик і забере їх, тим самим заблокувавши діянільсть цих людей. Саме тому майдану в РФ не буде, принаймні найближчим часом, тимпаче, що Путін вже попіклувався про це рядом законів.
Кажучи конкретніше люди РФ, навіть ті, що підтримують політику партії Путіна, не є ворогами, - вони лише звичайні обмануті люди.

опубликовано: 15:05/19.12.2014
  • автор: oktavio
  • e-mail: pasoktavio@rambler.ru

У России нет монополии ни на русский язык, ни на русскую культуру, особенно ту, что возникла еще до этого последнего имперского воплощения государства. И то, что было достигнуто при империи, и то, что при Союзе - это наше общее достижение. Нынешняя северная соседка может на свой счет записать только последних двадцать лет. Особенно, четырнадцать путинских, плавно перетекающих в нечто по Оруэллу. Украина же должна оставаться примером свободы и западных ценностей и для украинцев, и для русских.

опубликовано: 11:24/17.11.2014
Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode