шо нового

Головокружение нового времени
22:45/01.11.2012

Недавно влиятельный британский журнал Sight & Sound провел грандиозный опрос среди более чем тысячи критиков и режиссеров. Этот опрос по традиции проводится каждое десятилетие, начиная с 1952 года. В самом первом — главным фильмом были названы «Похитители велосипедов» Витторио Де Сики. Все последующие 50 лет — главенствовал «Гражданин Кейн» Орсона Уэллса. Оттого-то удивление вызвал новый результат, показавший, что в XXI веке творение Уэллса — уже не лучший фильм всех времен. Отныне его место занимает «Головокружение» Альфреда Хичкока.
текст: Станислав Битюцкий

Казалось бы, не велика потеря. Но здесь очень важно понимать, что рейтинг Sight & Sound — это не просто самый влиятельный опрос в мире, но еще и важное мерило изменений, происходящих в кино каждое десятилетие. Так, в далеком 1952 году, когда еще не существовало киношкол, практически не было изданий о кино и большинство фильмов можно было увидеть едва ли не единственный раз в жизни, в десятке лучших оказались исключительно черно-белые фильмы, шесть из которых — немые, и два — послевоенного периода. Даже «Гражданин Кейн», вышедший в 1941 году, тогда был обделен вниманием критиков. В то время главным событием стал неореализм, и фильм Де Сики полностью отражал эти настроения.
С каждым десятилетием возможность доступа к фильмам увеличивалась. Многочисленные кинотеатры, киноклубы и киношколы, пиратские диски, а отныне и пиринговые сети открывали зрителям широкие возможности доступа к новым и старым фильмам. В этом были как свои плюсы (большая объективность, «насмотренность»), так и свои опасности (большая разрозненность в выборе). Новинка кинотеатра и забытый немой фильм Раффаэлло Матераццо — отныне одинаково доступны. Грань между ними окончательно стерта. И довольно показательно, что в этой величайшей вселенной сегодня главенствует наименее классическая из всех классических лент. Впрочем, объяснение этому феномену легко найти в истории последних 20 ти лет.
Так, в 90 е в мире изображения наблюдалось засилье образов — от красочных фильмов Альмодовара и Тарантино до бума MTV. Клиповый монтаж, агрессивный месседж — зритель был во власти увиденного и, подобно герою «Видеодрома» Дэвида Кроненберга, оказывался единым целым с монитором или экраном кинотеатра. Пришедшим следом 2000 м пришлось расплачиваться за эту «свободу». Главным режиссером десятилетия стал медитативный Апичатпонг Веерасетакул — большой экспериментатор и минималист. Среди других фаворитов критики — Цзя Джанке, Педро Кошта, Лиссандро Алонсо и Бела Тарр. Их фильмы по большей части были лишены нарратива, были неспешны по темпу. Нарратив стал разменной монетой. От него пришлось отказаться, как от излишества прошлого. История в этом смысле всегда была довольно безжалостна к своим недавним героям. Так же как во Франции после «новой волны» с американским образом мысли, началась эпоха 70 х, с очищением в виде неспешных, тяготеющих к театру фильмов (фильмы Веккиали, Бьетта, Риветта). Однако ни Веерасетакул, ни Джанке не попали даже в 20-ку лучших, где из фильмов, снятых после 1968-го года, нашлось место только «Апокалипсису сегодня» (1979-й год) и «Зеркалу» (1974 й). Зато среди лучших оказался Ясудзиро Одзу — первый великий минималист в истории кино (в списке критиков его «Токийская повесть» стала третьей, а «Поздняя весна» — пятнадцатой). И это важное явление, которое говорит о последних тенденциях кино. Так же как и появление в списке «Человека с киноаппаратом» Дзиги Вертова, второго документального фильма, вслед за «Историей Луизианы» Флаэрти попавшего в десятку лучших. А мы ведь помним, что смесь документального и игрового, документалистика, тяга к авангарду – были важными особенностями 00-х. То есть, как ни парадоксально, но именно ротация классических лент становится мерилом настоящего. «История нужна, чтобы понять себя», — говорил один из героев Годара. История кино нужна, чтобы понять современность.
И в этом смысле «Гражданин Кейн», довольно громоздкий, фильм автора-изгоя, идущего своим путем, сегодня оказывается менее актуальным, нежели фильм режиссера, которого долгое время высмеивали как вульгарного шоумена. Однако Хичкок доказал своей настойчивостью (и при помощи критиков Cahiers du Cinema), что жанровое кино может быть произведением большого автора. Тем более что мы живем в эпоху пост¬модернизма, и в ней «Головокружение» оказывается своим, в то время как работа Уэллса скорее пережитком модернизма. «Гражданин Кейн» был большим декоративным экспериментом; «Головокружение», несмотря на весь глянец, по-прежнему остается напоминанием, что кино — это самая прекрасная фантазия на свете. В фильме Уэллса доминировала техническая сторона, в картине Хичкока, — не исключая ее, — на первом плане оказывался человек и иллюзия, и возможность их единения посредством кино. То есть два главных ингредиента того, что делает кинематограф таким притягательным. Один из героев Алессандро Барикко говорил, что человек, смотрящий много фильмов, живет в сотни раз дольше, так как каждый фильм дает возможность еще одной жизни. Герой Джимми Стюарта в «Головокружении» на наших глазах создает себе новую жизнь и нового человека (не этим ли сегодня занимается телевидение и не это ли сегодня является лейтмотивом жизни многих из нас?). Связь человека и иллюзии как ключевой момент нового времени. Подобное можно отыскать и в фильмах Джефа Никколса, Николаса Виндинга Рефна, Эвана Глоделла, Кристофа Хоххойслера — уже нового поколения режиссеров, которые сегодня на слуху у критики. Как и Хичкок, все они снимают жанровое кино, оставаясь большими авторами. Жанр в 2000 х казался преступлением против этики, жанр нового десятилетия — важное дополнение режиссерских поисков. Последнее относится и к переосмыслению канонов кино. Так, в Англии, на родине Sight & Sound, самым интересным режиссером оказывается Бен Уитли, который спокойно смешивает мотивы студии «Хаммер», фильмы ужасов и психоделическое кино. В США целое поколение некогда безнарративных режиссеров движения Mymblecore, неожиданно обращаясь к жанру, находит нового зрителя, при этом не особо изменяя своим старым принципам (последние фильмы Аарона Катца, Эндрю Буджалски и братьев Дюплас тому лучшее подтверждение). В консервативной Германии такое консервативное объединение режиссеров, как «берлинская школа», распадается, чтобы его члены могли снимать свои авторские триллеры, детективы или мелодрамы («Драйлебен», «В тени», «Орли»). А их лидер Кристиан Петцольд, получивший приз на последнем Берлинском кинофестивале, не скрывает, что его главным вдохновителем всегда был Хичкок. Именно возвращение жанрового автор¬ского кино (или назовем его «нарративным авторским кино») и выходит на авансцену нового десятилетия. Зритель и критик соскучились по подобным фильмам и режиссерам. И хичкоковское «Головокружение», пожалуй, как никакой другой фильм может быть флагманом этого возрождения. Ведь давно известно, что все в этом мире движется по спирали, и кино — не исключение.

читать далее

рейтинг:
5
Средняя: 5 (5 votes)
(5)
Количество просмотров: 29808 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode