шо нового

Звуки города. Сидней
14:12/01.10.2008

В Сиднее есть здание самой известной в мире оперы, родительский дом Майкла Хатчинса и студия группы Midnight Oil. Это что касается музыкального прошлого. А еще в Сиднее, как, впрочем, и во всей Австралии, вода закручивается в раковину не по часовой стрелке, а против. Хочется верить, что этого не происходит с пластинками австралийских диджеев, иначе они бы уже давно выдумали новый музыкальный стиль. Еще в Сиднее есть несколько вполне приличных современных групп. Они пытаются подружить шугейзинг с танцполом, сочиняют тинейджерский поп, знают о слове «нью-рейв» и дружат с европейскими экспериментаторами типа Яна Елинека. Об этих и других событиях в мире сиднейской музыкальной сцены подробнее на страницах нашего журнала «Мурзилка». Шутка, просто читайте внимательно дальше.

Van She

«Сочинять музыку — наиболее естественное занятие для всех нас. Кажется, мы занимаемся этим уже сто лет, — говорит барабанщик группы Van She Томек Арчер. — Мы с нетерпением ожидаем каждого концерта, причем совершенно неважно, в каком состоянии находятся участники группы. Ну, знаете, все эти бурные ночки и затяжные вечеринки… Но это не имеет никакого значения. Примерно как не имеет значения то, что ты только что плотно поел и совершенно не голоден, когда тебе протягивают порцию мороженого. В общем, вы понимаете, о чем я…» Группа Van She организовалась три года назад. Придумали ее двое австралийских тусовщиков Ник Рутледж и Мэтт Ван Ши. «Как-то меня попросили поиграть на одной из вечеринок, — вспоминает Ник. — Я пришел в клуб. За вертушками стоял Мэтт и крутил какую-то диско-панк-пургу типа групп ESG и Roxy Music. Сначала меня чуть не стошнило, но спустя некоторое время мы уже ставили пластинки через руку. Затем мы с Мэттом собрались организовать группу. Первоначально она называлась Van Schie (Мэтт — голландец, и поэтому ему не повезло с фамилией), но на афишах наше название всегда коверкали, и никто не мог его правильно произнести. Поэтому мы решили его упростить…»
Пару лет назад группа выпустила дебютную пластинку «Van She» с несколькими электрогитарными песнями в духе Манчестера 80 х. Этот саунд беспроигрышен уже довольно долго. Во-первых, манчестерские бэнды типа New Order или Happy Mondays у инди-публики котируются высоко, во-вторых — интерес к музыке этого города регулярно подогревается фильмами о манчестерской тусовке того времени, ну и потом — 80 е, в общем, все никак не выйдут из моды. Спустя год после появления пластинки Van She уже колесили по миру в качестве opening act перед концертами Daft Punk, а Ник Рутледж параллельно с гастролями зарабатывал себе звание самого бронебойного ремиксера нью-рейва. Пик его работоспособности пришелся на прошлый год. Ник наштамповал гору ремиксов модным группам, впрочем, насколько хитовых, настолько же и однообразных. Кстати, участники Van She говорят, что на их творчество повлиял Фил Коллинз и группа Sepultura. В музыке это влияние просматривается слабо, а вот в ремиксах Рутледжа — еще как! Чего только стоит его версия «дафт-панковской» нетленки «Around the World» — ее вполне могли бы сделать бразильские металлисты.
Менеджеры лейбла Modular Recordings считают группу Van She своим главным козырем, а о ее музыке говорят, будто она самая что ни на есть свежая, то есть — фреш, даже похлеще Fresh Prince. Пару месяцев назад Van She, наконец, выпустили полноценный альбом. «Мы хотели сделать его более разнообразным, чем наша первая пластинка, — объясняет Ник Рутледж. — Как минимум, сделать упор на песни, а не на треки для танцполов. Мы все-таки группа с инструментами…» Пластинка Van She «V» получилась довольно вялой. Там много вариаций на тему «новой волны» 80 х, утяжеленных гитарными приемами шугейзера. Скорее всего вживую все это звучит прилично, а в записи — уж лучше переслушать пластинки My Bloody Valentine. «Некоторые упрекают нас в коммерческом подходе к делу, мол, мы опошляем великий и могучий стиль шугейзинг, — признается Ник. — Что ж, думаю, самое время объявить, что мы придумали новое музыкальное направление под названием «старгейзер».

The Vines

Сиднейская группа The Vines — это австралийский ответ всему модному британскому рок-н-роллу. Некоторые песни коллектива звучат в духе Franz Ferdinand, большая часть их творчества похожа на фирменный брит-рок 90 х, а упрекать вокалиста The Vines Крейга Николса в том, что он растягивает куплеты и припевы на манер Лайама Галлахера, по большому счету, не стоит: когда гитарные партии превращаются в вялый и не особенно стройный рев, кажется, петь под них по-другому просто нельзя. «Все мы в юности заслушивались психоделикой 60 х, — говорит Николс. — Я имею в виду такие группы, как The Beatles, The Kinks, Джимми Хендрикса… Это очень трансцендентная музыка, сродни гипнозу. Естественно, на нас она оказала огромное влияние. Но мы терпеть не можем, когда кто-нибудь начинает обвинять современные коллективы во вторичности. Когда нам говорят что-то вроде «ага, ясно, вы еще один вариант «Нирваны»», это последнее, что произносят подобные умники перед тем, как мы с ними прощаемся навсегда…»
The Vines были созданы в 1999 м парой работников сиднейского «Макдональдса». Крейг Николс и Патрик Метьюс решили завязать с лепкой гамбургеров и попробовать пробиться в большой шоу-бизнес. На первых выступлениях The Vines играли каверы на группу Nirvana, а дебютное демо записали при помощи самого дешевого оборудования. «У нас есть песня под названием «Factory». Отчасти она навеяна нашим опытом работы в «Макдо», — рассказывает Крейг Николс. — Представьте себе парня, который выполняет скучную однообразную работу, замешанную на дегенератской идеологии. Вокруг — серость. Коллеги — унылые зануды. Да, Господи, я был счастлив слинять из этого мракобесия!.. Думаю, слушатели эту песню оценили. Просто многие из них наверняка работают в какой-то такой же хрени. Я же работал…»
Спустя три года после основания The Vines очутились на обложке Rolling Stone. Тогда музыкальный журнал решил посвятить одну из тем номера очередному грандиозному возвращению рок-н-ролла, созданного беспредельщиками и оторвами. The Vines были названы адептами этого жанра, а с ними через запятую указывались группы типа The White Stripes и The Strokes. «Журналы много чего пишут, — объясняет Николс. — Но не стоит все принимать за чистую монету. Меня, например, любят называть кошмарным психом, но это, уверяю вас, не так. Зато остальные участники The Vines — те еще типы. Или вот, нас все сравнивают с The Strokes. Ничем мы, прямо скажем, не похожи. Разве что нашим наплевательским отношением к качеству записи демо-дисков и тем, что мы несколько грубы в общении…»
Летом у The Vines вышел очередной альбом. Пластинка «Melodia» добралась до 12 места в австралийских чартах и стала первым альбомом The Vines, который музыканты выпустили, не прибегая к услугам мейджоров. «Мы во всем любим простоту, — говорит Крейг Николс. — И чтобы поменьше всяких напрягов. Отсюда и такие банальные названия пластинок. Да что там, первоначально наша группа именовалась Rishikesh — это название индийской местности, в которой любили проводить время The Beatles. Но в результате мы решили упростить наше имя и стали The Vines. Так называлась группа моего отца. Они играли каверы на Элвиса…»

Ben Lee

Австралийский актер и музыкант Бэн Ли занимается музыкой с 13 лет. Начинал он в группе Noise Addict, которая играла маловразумительный поп-панк, отчего-то пришедшийся по вкусу Торстону Муру из Sonic Youth и Майку Ди из Beastie Boys. Первый помогал группе с промоушеном на территории Америки, а второй выпустил пластинку группы на лейбле Beastie Boys. Дело было, вероятно, не в феномене музыки Noise Addict, а в банальном коммерческом расчете. Бэн Ли, кстати сказать, против коммерции ничего не имеет. Говорит, что он всю жизнь ориентирован на «поп», будь то музыка, кино или что-либо еще. Мол, в попсе нет ничего стремного, если делать ее качественно и от души. «Я всегда всем говорю, что занимаюсь музыкой для масс, — признается Бэн. — Даже в самом начале моей карьеры, когда я записывал песни на простом оборудовании, в своей комнате. Когда у меня появились деньги, я арендовал приличную студию и нанял хороших музыкантов, но никакими экспериментами мне заниматься никогда не хотелось…»
Бэн Ли выпустил семь альбомов и получил столько же наград от ARIA — австралийской ассоциации музыкальной индустрии. Собственно, таких музыкантов, как Ли, подобные организации разве что на руках не носят. С одной стороны, Бэн сочиняет простую и понятную поп музыку, с другой — хорошо, что в ней нет особой брутальности и топорных хитов. Такие песни 30 лет назад звучали в молодежных мелодрамах, звучат они там и теперь, да еще и стали симпатичным ретро, в некотором роде одним из трендов сегодняшней музыки. Позитивные клавишные аккорды, бой акустической гитары, элементарная ритмика — есть подозрение, что такие композиции можно сочинять не напрягаясь, пачками, но Бэн Ли уверяет, что его действительно прет. «Хорошая поп-песня может иметь какие угодно ингредиенты, — рассуждает Бэн. — Нет ни правил, ни границ. Я это осознал лет пять назад. Знаете главный принцип? Если вашу музыку понимают и оценивают дети, то она действительно хороша…»
В начале этого года Бэн Ли женился на голливудской актрисе Айони Скай, снимавшейся в эпизодических ролях у Тарантино и Финчера. «Многие теперь говорят, что Айони никогда бы не обратила на меня внимание, если бы я не был дружен с персонажами типа парней из Beastie Boys, — признается Ли. — Но это же не так! Я против какой угодно корысти или расчета. Понимаете, я простой парень, который пишет простые песни в надежде, что ими проникнутся люди, станут добрее и радостней, откроют в себе что-то хорошее… а, черт! Да, конечно же, я хочу записать альбом, который продастся гигантским тиражом и сделает меня суперзвездой мирового масштаба!..»

Pivot

Сиднейский проект, который выпускает свои пластинки на Warp Records, организовался в конце 90 х. То, что играют Pivot, можно охарактеризовать размытым термином электро-рок — то есть вместе с синтезаторами и ноутбуком они используют гитары. В общем-то, этим термином в случае Pivot можно и ограничиться: музыка проекта — это танцевальная электроника с гитарами, несколько, может быть, мрачнее и злее, чем общепринятый для такой музыки стандарт, да еще и некоторый перебор по части аккордов в духе группы Space, вот, собственно, и все. «Мы не то чтобы студийные черви, — говорят участники группы. — Никакой бюрократии и всего остального в этом роде. Терпеть не можем группы, которые, как только у них появляется какая-нибудь идея, бегут в митинг-рум, чтобы потратить пару часов на ее обсуждение. Когда кого-нибудь из Pivot осеняет творческая мысль, он просто открывает файл на компьютере и тут же его редактирует. Писать эпические произведения — не наш метод…»
Проект Pivot придумали братья Ричард и Лоуренс Пайки. Лоуренс, ко всему прочему, еще и играл в отличном сиднейском коллективе Triosk. В прошлом году эта группа прекратила свое существование, а до этого успела записать совместный альбом с немецким экспериментатором Яном Елинеком. Австралийцы сочинили гору джазовых партий, переслали их Елинеку, который искромсал эти партии в фарш и слепил их заново по-своему. В итоге получился альбом «1+3+1». И Елинек, и Triosk тогда чуть ли не в каждом интервью объясняли, какая это крутая штука — Интернет. Не нужно никуда ехать через полпланеты, а можно просто слать друг другу файлы и чувствовать себя отлично.
Европейские журналы любят записывать Pivot в компанию к остальным модным австралийцам типа Midnight Juggernauts, Cut Copy или The Presets. Недавно вышедший альбом сиднейцев, «O Soundtrack My Heart», по словам участников группы, должен убедить всех, что это не так. «Мы совершенно не похожи хотя бы на тех же The Presets, — уверяют Pivot. — Хотя, наверное, это должно расстроить некоторую часть модников — они все время ждут от нас остроактуальной музыки. Впрочем, пусть ждут. Мы не против срубить немного денег на всем этом тренди-саунде…»
Pivot говорят, что совершенно не рвутся в мейнстрим, хотя у них сейчас есть все шансы стать поп-звездами — их музыка котируется у тысяч маргиналов, и если ее немного причесать, то есть шанс затесаться в звезды где-то между The Chemical Brothers и Daft Punk. «Понимаете, у нас даже нет лидера-вокалиста, — объясняют участники группы. — И нам это, в общем, не очень-то и нужно. Наш герой — Жан-Мишель Жарр, человек, который возится со своими синтезаторами, пишет космическую музыку и не лезет в рок-герои. Или вот еще, Брайан Ино. Он гениален, и гениально все, к чему только прикасаются его руки… Исключая, конечно, последний альбом «Coldplay»».

Sneaky Sound System

Два года назад Sneaky Sound System выпустили отличный альбом ретро-электроники. На нем был симпатичный диско-фанк с примитивными синтезаторными партиями, хип хоп-речитативами и манерным и отчаянно-прекрасным вокалом девушки по имени Конни Митчелл. На песни с того самого альбома было сделано множество рейвообразных ремиксов, а продвинутые блоггеры разве что только не облизывали группу. Затем Sneaky Sound System сопровождала в австралийских турах Jamiroquai, Роби Уильямса и Scissor Sisters, появилась на Glastonbury, а девушку по имени Конни Митчелл позвал петь на своем альбоме Канье Уэст. Казалось, после такого сиднейцы должны непременно записать какой-нибудь поп-альбом из серии «мы ничем не хуже нашей соотечественницы Кайли Миноуг». Но Sneaky Sound System выдали все тот же диско-фанк, только уже не симпатичный, а какой-то слишком вымученный.
Группу Sneaky Sound System придумали несколько сиднейских тусовщиков. Начиналось все с именных вечеринок под названием Sneaky Sundays, которые в конце концов переросли в проект. Sneaky Sound System все еще выступают в формате dj-team, но теперь, говорят, на диджейские сеты у них остается все меньше и меньше времени.
Музыканты объясняют, что не сра¬зу решились сочинять стильную ретро музыку. Каждый из участников Sneaky Sound System имел какие-то собственные мысли относительно саунда, они долго экспериментировали в студии. Группа начинала играть то как LCD Soundsystem, то как Talking Heads, порой становилась похожей на французов Phoenix, а в конечном итоге зазвучала как модный проект с нью-йоркских вечеринок 80 х. «Мы хотим делать в первую очередь хорошую музыку, — говорят Sneaky Sound System. — Будет она модной или нет — дело десятое. Просто сейчас выходит уйма необязательных альбомов, которые больше одного раза слушать не хочется. Нас совсем не прельщает слава еще одной группы-филлера…»
Недовольны Sneaky Sound System и современным положением дел в австралийском шоу-бизнесе. Даже несмотря на то, что отхватили несколько престижных наград. Говорят, индустрии по сути нет, лейблы занимаются не пойми чем, всюду процветает говно-попса и реалити-шоу типа «Поп-Идол». Как с этим бороться и нужно ли вообще лезть на баррикады, Sneaky Sound System не знают, но для себя твердо решили в первую очередь покорять Европу. Там всегда что-то происходит, возможностей куда больше, да и публика будет поблагодарней и поразборчивей. «Все как-то невообразимо завертелось вокруг, — признаются музыканты. — Мы где-нибудь играем и видим в первых рядах кучу народа в наших фирменных футболках. Они знают все тексты наших песен и пронзительно орут. А еще мы недавно узнали, что у Sneaky Sound System есть несколько неофициальных фан-клубов».

Pnau

В 1999 году дуэт Pnau выпустил дебютный альбом «Sambanova», который стал лучшим танцевальным релизом года по версии австралийского аналога «Грэмми» ARIA Awards. Примечательно, что за неделю до церемонии награждения тираж альбома был полностью изъят из австралийских магазинов — треки пластинки содержали семплы из чужих композиций, права на которые Pnau не удосужились «очистить». Спустя год альбом вышел снова и уже на мейджоре Warner, а участники проекта признались, что по-другому и произойти не могло: «Все вокруг были без ума от нашей музыки, но никто не мог ее нигде достать».
Проект Pnau придумали сиднейские электронщики Питер Мейс и Ник Литлмо. Ник вообще довольно авторитетный австралийский музыкант. Кроме Pnau он играет в интернациональном денс-рок-проекте Teenager и в группе Empire of the Sun — локально популярном в районах Сиднея и Мельбурна поп-бэнде. О себе Литлмо любит говорить как о продюсере по запросу. К нему регулярно обращаются какие-нибудь австралийские проекты с просьбой поставить им звук, Ник в ответ собирает вещи и немедленно выезжает в студию.
Музыку Pnau сравнивают со всем чем угодно из современной австралийской электроники. Основной ориентир — австралийский лейбл Modular Records. Если вам нравится музыка его артистов, Pnau тоже станете слушать с радостью. Питер и Ник ничего не имеют против нового рейви-саунда, в их треках детскими голосами читаются речевки, а самые интересные композиции проекта те, в которых сломана ритмика, например, песенка «Baby» — главный хит Pnau. В клипе на него компания детей пляшет в слегка облагороженных ку-клукс-клановских прикидах, а один из героев клипа — говорящая клубника. На протяжении всего видео она играет с желтой игрушечной молнией. В общем, налицо вирус нью-рейва.
«Мы хотим заниматься мощной и драйвовой электроникой, — говорят участники Pnau. — От нее должно реально вставлять, это — главное правило. Впрочем, мы не то чтобы снобы. Да, нас любит гуру Дарен Эмерсон, но, например, для записи нескольких партий треков с нашей пластинки мы пригласили гитариста Jamiroquai Роба Харриса, а эта группа, прямо скажем, не особенно прогрессивна…»
К последнему на данный момент альбому группы, который называется просто «Pnau», если что и поменялось в настрое музыкантов, так это их отношение к ритмическому рисунку композиций. Стандартный на четыре четверти бит парней не особенно увлекает, хотя с ломаными ритмами, по их словам, нужно тоже уметь не переборщить. Ник и Питер признаются, что не хотят в итоге угодить на территорию брейкс-тусовки. Им не особенно близка эта эстетика, да и вообще генеральная линия творчества Pnau ориентирована на публику, предпочитающую Justice и компанию. «Нас очень увлекает саунд конца 70 х — начала 80 х, — объясняют Ник и Питер, — весь этот фанк и электронное диско. А еще мы без ума от пионера электроники Франсуа Кеворкяна. Вот где-то примерно такой музыкой нам и хочется заниматься. Мы просто вспоминаем свою юность — ранние 90 е, все эти рейвы, дух свободы, ну, вы нас понимаете…»

Текст: Влад Азаров

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 97820 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode