шо нового

Звуки города. Барселона
18:14/01.09.2008

Удивительная, солнечная Барселона лежит на берегу Средиземного моря, где­то так далеко от наших земель, что, кажется, не доплыть. Но, равняясь на Колумба, памятник которому выстроили рядом с барселонским портом, мы готовы искать что­то новое в области музыки и звукоизвлечения, даже на краю земли. Однако то, что многим из нас кажется диковинкой, в главном каталонском городе считается обыденной жизнью, со множеством приятных моментов, включая сиесту! Например, фестиваль Sonar, ежегодно собирающий главных электронщиков и экспериментаторов со всего мира. Или Площадь Reial, что была спроектирована Гауди и где в помещении бывшего борделя находится заведение Sidecar Factory, считающееся самым старым рок­клубом в городе. Или масса интереснейших музыкальных ансамблей. Итак, краткое исследование музыкальной почвы города читайте дальше.

Латина
Muchachito Bombo Infierno — это один человек, Хаиро Перера, который в середине 90 х начинал свою карьеру музыканта на улицах Барселоны, играя песни под гитару. В какой-то момент ему пришла в голову мысль, что с большим бас-барабаном он мог бы выглядеть солиднее. Именно такой инструмент по-испански называется bombo. Вскоре парень приобрел барабан, и на его звук сошлись друзья Переры из музыкальной тусовки. Вместе они организовали не то группу, не то маленький оркестр, исполняющий солнечную танцевальную музыку с элементами румбы и свинга. Ансамбль достаточно быстро доказал, что хочет быть самым оптимистичным молодым коллективом, выступающим на территории от Мадрида до Пальма де Майорки. В 2005 году Muchachito Bombo Infierno издал дебютный альбом и сыграл около 80 концертов по всей Европе, после чего испанское издание журнала Rolling Stone назвало группу «лучшим новым артистом». На живых концертах музыку создает целый комсомольский отряд, во главе с «мучачито Хаиро», который ногой выбивает ритм на своем барабане, руками обнимает гитару и поет хриплым голосом. Кроме этого, на каждом шоу, пока музыканты играют, штатный художник группы Сантос де Веракруз создает большое художественное полотно.
Среди множества молодых оркестров, ощутивших на себе влияние латинской музыки, но пытающихся играть ее по-своему, можно упомянуть Zulu 9:30. Его участники неравнодушны к рэгги, наверняка обожают Ману Чао, и каждая их песня звучит как саундтрек к счастливой жизни под солнцем Барселонеты.

Рок
Среди местных команд, которые появляются на сцене самого большого клуба Барселоны — Razzmatazz, коллектив Camping будет всегда желанным гостем для публики. Участники группы хотят называть свой стиль «пост-что-бы-то-ни-было», но на самом деле показывают настоящий рок, с крепкими зубами. Местным продюсерам было бы не дурно вывести его на международную сцену, ради прямой конкуренции с британскими рокерами и нью-йоркскими постпанками. Участники Camping не против, потому пишут песни на английском и умудряются даже просочиться в списки артистов фестиваля Sonar, который к рок музыке относится скептически.
С большой иронией на все окружающее смотрят участники более популярной барселонской рок-банды Love Of Lesbian. Если какая-то местная радиостанция задумывается о том, кого пригласить на концерт по поводу своей очередной годовщины, часто вспоминается именно Love Of Lesbian. За их милейшими мелодиями и трогательными клипами с детскими машинками и солдатиками прячется сарказм и скрытое дуракаваляние. Участники группы развлекаются и признаются, что обожают буффонаду. С другой стороны, они выросли на The Cure и R. E. M. и зачастую дают выход своим романтическим образам, записывая типичный для Средиземноморья поп-рок, за что и получают любовь публики.

Электроника
Популярное трио The Pinker Tones тоже из Барселоны. За 7 лет группа издала четыре пластинки, и кое-что о них слышали в наших краях. Возможно, только этот проект приходит сразу на ум, когда пытаешься вспомнить современных испанских музыкантов. Однако электронная музыка настолько легко меняет форму, находя компромисс с прочими стилями, что ее развитие неизбежно, и перечисление молодых команд, активно использующих электронику, может быть утомительным. Тем не менее из молодых дарований в последнее время выделяется, например, дуэт First Aid Kit, на концертах вырастающий до электроакустического квартета. Команда много выступает в Барселоне и может быть местной достопримечательностью для любителей чего-нибудь помягче, да помелодичней. Не так давно ее участники, Агнес Аран и Карлес Куэрво, записали второй альбом «Plaits», то есть «косы», собравший кристальной чистоты песни на английском языке и ангелов в качестве бэк-вокалистов.
Еще один дуэт отличился минувшим летом, разродившись очередным альбомом, — это проект La Monja Enana, то есть «Монашка-карлица», которая существует уже более десяти лет. Группа записывает электро-поп, иногда соскользывающий в пропасть электро-трэша. Простейшие синтезаторы, девичий голосок, воспоминания о саундтреке для старинного румынского мультфильма и о дискотеке в советском пионерлагере. На концертах участники дуэта, Анна и Хуан, выглядят достаточно просто: он жмет кнопки, она поет, ритмично приседая, — но во время фотосессий музыканты устраивают театральные шоу, представляя себя людьми из светского общества, жившими лет двести тому назад. Напротив, модниками хотят казаться участники диско-рок-группы Virüs, выдающие бодрые речевки, с логичными электронными линиями, уверенным, мужественным голосом и фразами типа: «Сталинградо акупацьон». Барабанщик группы заслуживает отдельной грамоты за заслуги, как и звукорежиссеры, старающиеся довести студийный материал команды до блеска. Первый альбом Virüs записывал в 2005 году сам Кристиан Фогель, экспериментатор-электронщик в прошлом, ныне респектабельный саунд-продюсер. Третий релиз коллектива, над которым работали в одной из самых престижных студий Испании — Music Lan, появился в 2007 м под именем «Manual del perfecto Cardiaco».

Психо-фолк и эксперименты
В Каталонии живет свой каталонский The Knife, группа Cuchillo, чье название переводится именно как «нож». Ее музыка может вполне напугать слабонервных, хотя в ней слышатся звуки живой природы, сэмплы окружающей реальности. Немного душевней и радостнее звучит инди-группа Squarehead, которая вполне могла бы записывать музыку для кино. Если бы нечто подобное предложили проекту El Guincho, то не трудно догадаться, что это кино получилось бы весьма и весьма экспериментальным. За этим психо-фолковым, экспериментальным проектом стоит участник барселонского коллектива Coconot, которого зовут Пабло. Его вкус должен прийтись по душе любителям группы Animal Collective, как приглянулся американсим критикам, оценившим альбом El Guincho «Alegranza!» на отлично. Сам Пабло говорит, что хотел, чтобы эта запись будила воображение и уносила нас в экзотические земли и даже в космические дали. Действительно, коктейль в альбоме получился с тропическим вкусом — голоса туземцев, африканские ритмы, сэмплы из рок-пластинок наваливаются на вас и заставляют ощущать некое легкое сумасшествие. Пабло без задних мыслей стремится к тому, чтобы все вокруг радовались солнцу и танцевали, желательно на берегу океана, но танцы под такое сопровождение получаются абсолютно шизонутыми. Ощутить на себе эффект от этого психоделического поп-эксперимента в 2008 году пожелали организаторы почти всех больших музыкальных конференций, включая фестивали Sonar, Benicàssim, Pukkelpop и чикагский Pitchfork Music Festival.
Еще более необычным кажется lo-fi дуэт Thelematicos, он использует только гитару и барабаны и называет свои скрипучие пассажи религиозной музыкой. Участники группы, Начо и Серджо, кажутся немного не в себе, чем и привлекают, как и своим психотропным панк-роком. Именно такие звуки обожают каталонские журналисты — в данный момент Thelematicos занимает первое место в редакционном чарте хорошей музыкальной газеты Mondo Sonoro.

 

Мелодии в голове доктора Тикова

Барселона открыта для любого творческого человека. Сюда переехал выросший в Великобритании чилиец Кристиан Фогель, финский дуэт Pan Sonic и прочие музыканты, среди которых московский музыкант Дмитрий Тиков. В свое время он работал с Дэном Калашником в проекте NETSLOV, а позже записывал музыку для своего «Моря Спокойствия». Теперь он реализует идеи одновременно в нескольких направлениях, включая мультипликацию и разработку новых музыкальных инструментов. В 2008 году Тиков записал альбом Dr Tikov «Barcelona Groove», который представляет собой музыкальные впечатления от города, который его заворожил.

ШО Почему у вас возникло желание жить в Барселоне? Чем она хороша для музыканта?
— Впервые я побывал в Барселоне в 1999 году, и всего за три дня мое сознание претерпело радикальные изменения. Вернувшись в Москву, я стал записывать музыку в студии; сначала я работал вместе с Дэном Калашником над пластинкой «Outernational» для проекта NETSLOV, а потом уже сделал «Трубку Мира» — первый релиз своего сольного проекта «Море Спокойствия», который был выпущен в 2003 году украинским лейблом «Партия рекордс». Эти альбомы были навеяны странной атмосферой старинного средневекового города. Время шло, и постепенно у меня появилась навязчивая идея — переехать в Барселону навсегда. К 2007 году Москва превратилось в нечто малопригодное для жизни и творчества, и я с легким сердцем сел в поезд и отправился на поиски приключений. Я решил превратить свои смутные желания в реальность. Пальмы, зеленые попугаи, удивительные здания, отсутствие снега, Средиземное море, странные люди со всего мира. Иногда мне кажется, что это всемирная столица фриков, иногда — что это аномальная зона. Один мой друг утверждает, будто Барселона — это страна ОЗ. Также здесь есть некоторые моменты, которые можно назвать супердемократическими… Например, по местным законам можно растить несколько кустов марихуаны на крыше дома или на балконе. Это не считается преступлением, как и то, что здесь можно ходить голым по улице, за это не посадят в лечебницу и не заберут в полицию. Легально работают «гровер-шопы». А также прямо в центре города существует индо-пакистанское гетто, от которого исходят весьма странные импульсы. Очень нравится старый готический район города, где уже через минуту погружаешься в атмосферу средневековья. Ну и, конечно же, безумный гений Гауди: при созерцании того, что он сумел построить, фантазия пробуждается, и в голове сами собой начинают звучать необычные мелодии.

ШО Что вы попытались записать на новом альбоме? Это личное ощущение пространства в городе?
— Альбом «Barcelona Groove» записан на двух дисках — дневная часть и ночная. 12 треков дня и 12 ночи, что в сумме дает 24 часа звуковых и психоделических вибраций Барселоны. Дневной диск более прозрачный и эмбиентный, в ночном больше напряжения и техно-ритмов. Кроме того, в альбоме есть элементы даба, минимал-техно, построка и этно-электроники. Альбом я писал в домашней студии, и многие гости, приезжавшие в Барселону отдохнуть и потусоваться, оставили в нем свой след. Пожалуй, нужно особо отметить участие виолончелиста Дмитрия Долганова, гитариста Наиля Курамшина, саксофониста Макса Оро, флейтистки Маричель и певиц Симоны и Машакали, которые сделали этот альбом действительно ярким.
Кстати, единственное место, где можно легально приобрести альбом «Barcelona Groove» — это вебсайт www.tikov.com

ШО Что вы знаете о музыкальной жизни Барселоны?
— Она невероятно насыщена, но, мне не удается посетить многие перформансы, поскольку помимо музыкальной деятельности я еще активно работаю над собственным кино. Сейчас в производстве находится фантастический фильм «Реактор Времени». Также занимаюсь трехмерной графикой и мультипликацией. Тем не менее раз в неделю я обязательно куда-то выбираюсь. Это помогает налаживать общение с испанскими музыкантами, хотя, конечно, языковой барьер дает о себе знать. Но мое знание английского позволило создать несколько интересных проектов с американцами и англичанами. В частности, сейчас я работаю над видеопроектом для Дэвида Брауна из группы Brazzaville, который в последнее время тоже живет здесь. Если захотите приехать в Барселону, я бы рекомендовал посетить несколько интересных мест, связанных с музыкой: клубы Razzmatazz, Moog, City Hall и Niu BCN.

 

ВеликолеТний Summercase

Однажды летом в двух крупнейших испанских городах все активные, небезразличные, культурно­подкованные жители собираются для того, чтобы серьезно погудеть, то есть покричать, выпить пива и послушать артистов, выступления которых будут вспоминать весь год.

Для того чтобы понять значимость испанского двухдневного фестиваля Summercase, нужны нехитрая математика и желание разобраться в актуальных музыкальных проектах. В 2008 году фестиваль проходил всего в третий раз, но уже к этому времени он стал популярным событием для многих европейцев, благодаря организаторам, поставившим себе конкретные задачи, которые легко выполнялись из года в год. Как на любом уважающем себя мероприятии такого размаха, масса музыкального материала проходит серьезный отбор, и в итоге слушатели получают имена мирового уровня и молодые команды, уже наделавшие немного шороха, но широкой общественности не известные. Кто из них интересней, каждый решает для себя сам. В случае с Summercase можно выбрать также место фестиваля — он проходит параллельно в Мадриде и Барселоне. Все участники опен-эйра делятся на два лагеря и меняются местами, вернее городами, во второй день.
Открытая музыкальная площадка в Барселоне, Parc del Fоrum, выглядит гораздо привлекательней, чем мадридская, хотя бы потому, что располагается у моря. Воздух и проплывающие яхты — прелестное дополнение ко всему происходящему на четырех музыкальных сценах, хотя и не главное, потому что с началом фестиваля посетители поглощены передвижением между этими площадками в надежде увидеть абсолютно все. Расписания создаются так, чтобы конец одного выступления примерно совпадал с началом концерта на другой сцене, но каждый слушатель все равно пропускает что-то интересное и в какой-то момент задумывается о приоритетах и важности того или иного артиста. Порой, устав от гонки за впечатлениями, слушатель останавливается у одного из фестивальных баров, разменивая концерт кого-то из рок-ветеранов на пару пива. Напитки и еду на Summercase можно купить только за валюту, имеющую хождение на территории опен-эйра, а пиво и прочие вкусные жидкости вам нальют только в ваш личный стакан из плотного пластика, который тут же, в баре, подарят и покажут, как его следует пристегнуть карабином к одежде.
В 2008 году больших, звонких имен артистов в расписании двух дней было много. Blondie, Grinderman, The Verve, Primal Scream, Sex Pistols и прочие практически небожители явились на Summercase в добром здравии, словно и не было предыдущих десятилетий, которые сделали их звездами. Каждый из них стал больше чем артистом, уж точно давно закончил с миссией обычного смертного, перебравшись на следующий уровень. Но показалось, что Ник Кейв слишком увлекся психоделическим звуком, Ричард Эшкрофт стал сочинять горько-сладко-однообразные песни, а вокалист «пистолетов» стреляет только холостыми. Спокойствие. Это только взгляд со стороны, и никто не сможет уличить уважаемых музыкантов в непрофессионализме, они, как и прежде, живут ради музыки (и, наверное, ради нескольких сотен фунтов стерлингов), но не так часто удивляют, как раньше.
Хотя не всегда возможность удивлять сочетается с умением сыграть все четко и красиво. Многим артистам пошла бы на пользу стабильность в творчестве, чтобы выждать, пока выкристаллизуется собственный стиль. В таком состоянии сейчас находится американская группа We Are the Scientists, открывающая фестиваль. Ее участники стабильно мелодичны — такие романтики, пережившие рок музыку, но до откровенных танцев не опустившиеся. Здесь же Maximo Park, с прыгучим вокалистом и несколькими настоящими хитами, по которым сохнет вся Британия. Возможно, в сравнении с ними Kaiser Chiefs покажутся проще, но публика выбирает дикие танцы под песню «Ruby» и ничего другого. На Summercase этот ансамбль не только излучал вибрации счастья в нагрузку к своей музыке, но и получил кое-что. Вокалист группы Рики Уилсон всегда говорил, что его день рождения — это день, когда Джон Лайдон покинул группу Sex Pistols. В этот раз Kaiser Chiefs выступали сразу же после старых панков на одной сцене — момент для молодого коллектива наверняка запоминающийся. По сообщениям очевидцев, вокалист Sex Pistols еще кое-кому сделал тот вечер запоминающимся, именно лидеру Bloc Party Келе Окереке (читай музыкальные новости в этом номере). Но интересно то, что группа Келе не была заявлена на фестивале. Она выступала здесь в прошлом году, и скорее всего Bloc Party были впечатлены мероприятием, что снова привело Окереке на испанскую землю, хотя бы для того, чтобы поддержать за кулисами таких ребят, как Neon Neon и Foals.
Группа из Оксфорда Foals в нынешнем году выпустила дебют «Antidotes» с ритмичными психо-поп-песнями, стала гостем британских фестивалей в Рэдинге и Лидсе, а также выступила на огромном голландском опен-эйре Pukkelpop. Не менее интересным молодым британским коллективом оказался Whitey, прописавший половину музыкальных партий в лэптоп и валяющий дурака на сцене, изображая рок-звезд, которые не приемлют блеска шикарной жизни. Вокалист в широкополой помятой шляпе, с таким же выражением лица, поет через глухую примочку; на голове басиста цилиндр; гитарист в поношенной футболке с изображением Джанет Джексон большую часть шоу почему-то держит в руках барабанные палочки, которыми изредка бьет по небольшому барабану. Whitey выглядят полными отморозками, но вживую их слушать одно удовольствие — простые заводные песни, без вкуса пластика. Правда, записанный ранее материал скучноват и очень отличается от того, что делает группа в данный момент. И кажется, под этим именем раньше работал только один человек.
Абсолютной одиночкой выглядит Leila, несмотря на то, что на фестиваль она привезла нескольких вокалистов, в подмогу. Девушка прячется за грудой музыкального «железа», колдует, поэтому иногда ее называют музыкальным алхимиком. Внешность этому посодействовала, девушка родилась в Иране, и на арабском языке ее имя значит «ночь». Такой же темной, хотя весьма оригинальной, рождается и ее музыка. По легенде, молодую неопытную Лейлу заприметил сам Ричард Ди Джеймс и приютил на лейбле Rephlex. В июле 2008 го барышня издала полноформатный альбом на уважаемом Warp, диск получил название «Blood, Looms & Blooms».
Среди множества электронщиков, для которых была отведена четвертая сцена, также запомнились австралийцы Midnight Juggernauts со своими сумасшедшими звуковыми петлями и густым космо-диско-настроением; Этьен де Креси, соорудивший на сцене огромный световой куб, в который влез сам; и неподражаемый Cornelius. За этим именем стоит Кейго Оямада, один из великих японских архитекторов звука и, как оказалось, драматург и перформансист. На Summercase он прибыл с живой группой и четко отрепетированной программой, которая была синхронизирована с видеорядом до секунды. На экране живые электроприборы и умирающие огни на ночных трассах вплотную сосуществовали с ритмами Оямады, а он, с гитарой в руках, все время пытался раскачать ритм своей фантастической, фонтанирующей музыки, записанной как на альбоме «Fantasma» — десять лет назад, так и в последние годы.
Мастера в области гитарной музыки Interpol и Mogwai на фестивале давали не концерты, а мастер-классы, хотя последние отыграли тихую программу «Young Team», сочиненную еще в 1997 году. Неожиданно много зрителей собрал концерт новой сенсации из Шотландии Glasvegas, которая играет сдержанный ретророк, отсылающий к романтическим временам расцвета серф музыки. Выступление группы продолжалось совсем не долго, после финального хита «Daddy’s Gone» музыканты вежливо попрощались. Тут можно было бы вспомнить, что ни одного диска команда до этого момента не выпустила, а значит, и песен не накопила — у нее все впереди. Как и у валлийцев из Los Campesinos!, чей дебют «Hold On Now, Youngster…» показался таким сладким танцевальным безумием… На сцене они действительно энергичны, словно сбежавшие из интерната дети, вместе с крашеной поклонницей панка на басу и ее противоположностью со скрипкой. Вокалист — абсолютно неконтролируемый мальчик-истеричка, который очень странно двигается, кричит высоким голосом, а в одной из финальных композиций прыгает в толпу, где и умудряется удачно завершить песню. Вернувшись на сцену, он объясняет, что, в отличие от своих коллег по группе, в школе учил не испанский, а немецкий язык, поэтому он много чего не понимает в Барселоне, но был рад показать испанцам свою харизму и полюбил Summercase. Иначе и быть не могло, Summercase оставляет после себя неподдельные эмоции и впечатления, которые для каждого имеют разный вес, но точно кое-что значат. Еще в Каталонии ты ловишь себя на том, что чувствуешь себя как дома. А чувствам лучше всего открыться, всем приятней будет.

Текст: Вадим Куликов

рейтинг:
5
Средняя: 5 (1 голос)
(1)
Количество просмотров: 71217 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode