шо нового

Кучок кала
18:14/01.07.2008

Войцех Кучок, молодой польский писатель, рассказывает о многозначности дерьма, а также советует не писать книги, если в этом нет глубокой необходимости.

ШО С чего началась ваша писательская карьера?
— Парадокс в том, что 10 лет назад я решил, будто моя профессия — писатель. Жил тем, что зарабатывал литературой. В первые годы приходилось много писать фельетонов в газеты, рецензий на фильмы, кроме этого я успевал еще писать и прозу — рассказы.

ШО Это правда что вы самый младший призер премии «Нике»? За какую книгу вы ее получили?
— В свое время это было так. Сейчас уже нет. Пару лет назад Дорота Масловская обошла меня.
Книга «Дрянье» (аналог в украинском переводе «Гівнюк», в оригинале название книги «Gnoj») очень продаваема, она и награждена премией «Нике», которая считается самой престижной литературной премией в Польше.

ШО Что-то изменилось после награждения?
— Как автор книги-бестселлера я уже дальше не мог жить, ничего не сочиняя. Я мог бросить все то, что был вынужден писать — критику на фильмы и в газеты. Теперь я могу сидеть и ждать, когда возникнет желание написать новую книгу.

ШО В чем секрет вашего успеха? Почему книга стала такой популярной?
— Профессия писателя — это не конечность написания. Важно, чтобы написанное продавалось и в Польше, и в других странах.
Но не нужно писать, если нет в этом глубокой необходимости. Боже упаси писать по принужде¬нию.

ШО Чем объясняется несовпадение названия при переводе на разные языки?
— Просто слово «Gnoj» многозначно. С Юрием Чайниковым, который переводил книгу на русский, мы быстро нашли общий язык. Он быстро сориентировался — настоящий современный переводчик, всегда знает, что делать.
Я не знаю, почему так происходит. Например, при переводе на французский эту книгу назвали «Антибиография».

ШО Что заложено в названии книги?
— Для меня навоз — это субстанция в самом негативном значении. По моему, это очевидно, как можно жить в таком дерьме? Это для меня много значит и было моей первой задумкой. Важно, чтобы книга хорошо продавалась, а как можно не купить книгу, на обложке которой написано слово «Говно»?

ШО Какая основная цель написания этой книги? Что вы хотели сказать этой книгой?
— Основная цель написания этой книги — вложить в нее антимещанский пафос. В этой захламленной среде, где везде употребляется какой-то паршивый язык, в таком же обществе. И эта книга задумана как провокационная. Книга антимещанская, поэтому название «Дерьмо» — еще один повод раскритиковать ее.

ШО Символом чего является дерьмо в романе?
— Дерьмо можно воспринимать в книге как метафору отношений в семье, как диктатуру, которая хозяйничает в семье, доминируя физически и психически. Не писаны законы поведения в семье, поэтому нет границ дозволенного, нет остановки перед чем-то запретным.

ШО В романе описывается только тоталитаризм в семье, или его можно воспринимать как описание тоталитарной системы вообще?
— Тоталитаризм всегда построен на диктатуре, которая его вводит. Как в семье, так и в мире все покоряются для общего мирового покоя, живут под давлением, исключающим возможность протеста.
Дерьмо одновременно выступает как метафора тоталитарной системы, которая наваливается и вызывает у человека огромный страх.

ШО Какой смысл вложен в имя отца К.? Можно ли это соотносить с определенной литературной традицией, например, Кафки?
— В первую очередь, это первая буква моей фамилии (смеется).
Но это имя персонажа также осмысливается на нескольких смысловых уровнях. Герой Йозеф К. есть в романе Кафки «Замок». Но это очевидно, нет смысла это комментировать.

ШО Почему изображаете героя именно в детстве, а не зрелым человеком?
— У меня это единственная книжка такая про детство. Детские годы это именно то, что человек запоминает на всю жизнь. Хотя жизнь не кончается детством, но то, что мы запоминаем в детстве — наиболее осмысленное, важное. Как ребенок воспринимает мир — всегда оставляет глубокий отпечаток на всей его жизни.
Во-вторых, я сам не перестаю быть ребенком.

ШО На основе этой книги был снят фильм. Бытует мнение, что вы стали популярны также за счет этой экранизации?
— Я писал одновременно книгу и сценарий. Это не адаптация книги. Вначале они повторяли друг друга, но к середине разошлись в две разные стороны. В фильме можно видеть часть взрослой жизни героя, что с ним случилось после смерти матери. Изначально они планировались как одинаковые, фильм и сценарий. Но фильм появился позже, чем книга, когда я был уже достаточно популярным писателем.

ШО Приобрели ли вы большую популярность благодаря фильму?
— Нет, совсем нет. Я уже написал новый сценарий для этого режиссера. Теперь, наоборот, пишу книгу, адаптируя уже готовый сценарий. Надеюсь, что презентация книги и фильма будет одновременно.

ШО Что вы думаете о кино вообще?
— Я ведь был кинокритиком, всегда жил кино.
Вообще я люблю старое кино. Считаю, что не обязательно ходить в кинотеатр, особенно сейчас: ввел в Google, что хочешь посмотреть, и сразу получаешь авангардное чешское кино или короткометражки хоть даже с Украины. Это для меня очень важно. В связи с этим считаю, что текст должен иметь альтернативную версию: книга и фильм должны быть не одинаковые, а взаимосвязанные друг с другом. Получается хорошая зависимость одного от другого.

ШО А как соотносятся текст книги и сценарий?
— Пишу сценарий, могу его использовать для написания романа: есть диалоги, сюжет, герои, есть целая фабула. Остается только нанизать это все на текст и нагрузки психологической добавить. Естественный для меня способ развития текста.

ШО Что, по вашему мнению, лучше воспринимается читателями: большие тексты или маленькие?
— У меня уже выпущено несколько сборников рассказов.
15 лет назад я считал, что лучшая форма — стихи. Писал стихи, потом начал писать рассказы по нескольку страниц. Чем становился старше, тем больше меня привлекали большие формы. Написание романа требует терпения, дисциплины, времени. Чем становлюсь старее, тем более склоняюсь к большим формам.

ШО Какие у вас творческие планы?

— Пишу рассказы. Осенью в Польше будет презентация моей новой книги и премьера фильма на фестивале. В перерыве хочу написать новый роман.
Я стараюсь каждую новую книгу писать новым языком. Так, свой первый роман я написал, подражая Томасу Берхарду. Наибольшим признанием является для меня роман магического реализма — огромная романная эпопея. Сейчас собираюсь написать что-нибудь в натуралистическом ключе: так пишет Инна Острецька, звезда нашей польской литературы, и Эльфрида Елинек, которая изображает людей, как насекомых. Хочу написать такую книгу, которую хорошо читали бы и в ВУЗах, и на кухне.

беседовала Ольга Костенко
фото Милы Тешаевой

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 16883 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode


фейерверк шоу