шо нового

Звуки города: Белград
14:53/01.03.2008

В советское время побывать в Югославии удавалось только самым удачливым членам социалистического общества. В данное время и социальное устройcтво наших государств другое, и приоритеты изменились, и балканские страны очертили свои границы, стали доступнее. Столица бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославии — Белград — насчитывает больше миллиона жителей разных национальностей и тысячи лет истории, которая началась с кельтского поселения.

Сегодняшняя Сербия, с Косово, краем Воеводина и центром в Белграде — это земля, пережившая тиранов, бомбардировку в 1999 году, неоднозначные отношения с ЕС, однако радушная и искренне добрая. Политики здесь такие же недалекие, как и во всем мире, но музыканты исключительные, создающие увлекательную картину сербской музыки, с красочными фрагментами. Мы добрались до Белграда, попытались осмотреться и вслушаться.

Turbo-Beograd

Если вы въезжаете в город на поезде, вам вряд ли удастся избежать удивительного зрелища: поселения цыган, которые похожи на настоящие гетто, с хибарками, сколоченными из фанеры, полуголыми ромами и их детьми. Впечатление от картины реальной бедности непередаваемое, но сам Белград со своими солидными строениями мгновенно выветривает навязчивое желание понять цыганский уклад жизни.
Балканская музыка серьезно пропитана цыганским духом. Сотни духовых оркестров и тысячи народных групп выступают на похоронах маленьких людей и на больших фестивалях. Кто-то бесславно лабает на улице в свое удовольствие, а трубач Бобан Маркович сделал свой оркестр известным, и теперь к удовольствию прибавляет неплохие гонорары. Но традиционную, народную музыку оставим в стороне: о ней мы имеем некоторое представление, даже по творчеству порядком надоевшего боснийца Горана Бреговича, хотя ничего не знаем о современной жизни Балкан. А в ней достаточно забавного, даже курьезного, как, например, «турбо-фолк». Это привлекательное название возникло в начале 90 х и обозначило рождение ужасающего чудовища генетически модифицированной поп музыки, скрещенной с турецким фольклором и синтезаторными мелодиями. Клоны турбо-фолка производились оптовыми партиями, но одна особь женского пола стала символом всего движения, имя ей — Цеца. Певица Светлана Ражнатович, со сценическим псевдонимом Цеца, целое десятилетие не сходила с телеэкранов, поражая воображение силиконовым достоянием и сладкими ритмичными песнями. Она завоевывала не столько слушателей, сколько зрителей, а попутно еще и респектабельных мужчин, которых женила на себе без остановки. Один из мужей сделал Цецу председателем футбольного клуба «Обилич», второй — оставил в наследство склад оружия, из-за которого певица отсидела четыре месяца за решеткой. После выхода на волю Цеца издала очередной альбом с грустным названием «Горе од лубави».

Современники

Дунай и Сава, две реки, которые пронизывают город, в теплое время года на своих берегах собирают всех гуляк и тусовщиков. Многочисленные клубы и локальные танцевальные движения находятся именно на корабликах различной величины и вместимости. В начале июля они наверняка пустеют, в это время в трех часах езды на электричке проводится EXIT, самый большой музыкальный фестиваль в Сербии, о нем уже несколько лет подряд с упоением пишет британская пресса. В столице для получения музыкальных впечатлений придется погрузиться под землю, в буквальном смысле. «Andergraund» — клуб, в котором последнее время неизменно привлекательное расписание, находится в стене крепости Калемегдан, главного исторического памятника города. Молодых рок-артистов можно услышать в клубе «Akademija»: его нужно искать в одном из зданий на улице Князя Михайла, по которой любят бродить туристы. Без посторонней помощи вход в заведение найти тяжело, внутри легко потеряться — подземные лабиринты еле освещены, музыка играет параллельно в двух залах. В первом — танцы под рэгги, во втором мы застаем группу Manisent I Mentalnost, играющую кричащий рок. Звук отстроен чудно, на сцене появляются девушки из коллектива Zalutale sa rejva; они обычно прибавляют к имени слово saundsistem и могут гордиться своей басисткой. Молодая шпана, в меру изобретательная и заводная, уступает место главной группе вечера — Kanda, Kodza & Nebojsa. В сербской традиции, где уместна как латиница, так и кириллица, название этой банды может быть прописано также, как «Канда, Коџа и Небојша», но суть неизменна в любом варианте. Как и вокал фронтмена Оливера Никтариевича, который узнаваем и в некоторых пассажах сравним только с голосом ширококостных чернокожих певиц. 16 лет назад эту группу собрал гитарист Растко Лупулович, давший коллективу название некой игры «в слова», а сам через годик увлекся более серьезными играми, оставив рок в мире, и уехав в монастырь Дечаны, что в Косово. В 1996 м появился дебютный альбом ансамбля, записанный живьем в белградском Доме молодежи и клубах «KST», «Bitef». То, что сочиняет Kanda, Kodza & Nebojsa, легче всего назвать альтернативным роком под серьезным влиянием музыки рэгги. В балканских краях, как бы ни хотелось, рэгги прорастает холодный, более пронизывающий, оригинальный; не удивительно, что следующий альбом «Igračka plačka» стал одним из самых значительных альбомов 90 х годов в Сербии. После записи третьего, уже англоязычного диска «Become» вокалист уезжает в Лос-Анджелес. Позднее группа возобновляет работу с новой силой, получает приглашение на EXIT, выпускает чудный диск «Prekidi stvarnosti», берется за сочинение музыки к рок-опере «Mozart… Luster… Lustig» и на сцене выглядит великолепно.
Занимательно то, что сербских рэгги-проектов существует немало. Из интересных отметим коллективы музыканта Койота. Он дует очень хорошо, выступая с тромбоном под именем Hornsman Coyote. А его настоящее имя — Неманья Койич Койот, и кроме сольного проекта он занимается группой Eyesburn, смешивающей рэгги и… хардкор. С 1994 года этот оригинальный коллектив издал семь дисков, познакомился с Максом Кавалерой и даже записал один трек совместно с его группой Soulfly. Сводила их судьба на одних площадках также с Asian Dub Foundation и Ли Скретчем Перри.

Классики

А в начале были слова. И музыка Клиффа Ричарда и Beatles, заметно повлиявших на музыку Югославии в 60 х. Страна находилась вовсе не на краю зем¬ли и — что было гораздо важнее — не вошла в «Восточный блок», развивалась в духе европейских тенденций. В Сербии сборники югославской рок-классики печатаются регулярно и радуют чудесными именами, популярными когда-то: Crveni Koralji («Красные кораллы»), Zlatni Akordi («Золотые аккорды»), Roboti. Последние, кстати, вместе с группой Kameleoni в 1966 году разделили первый приз конкурса Championship of Yugoslav bands. В 70 х годах в Белграде уже работала не одна команда, к которой можно было бы привязать стилистику прогрессивного рока. Из тех коллективов совсем недавно напомнила о себе Pop-MaŠina, группа, работавшая до 1976 го, издавшая альбом «Kiselina», который недавно был переиздан, потому как стал классикой рок-жанра.
В начале 80 х британский NME опубликовал рецензию на дебютный альбом белградской постпанк-группы Električni orgazam. Она играла неспешный психотропный рок, используя всевозможные электроорганы и вокалиста с дикой, отрывистой манерой исполнения. Električni orgazam вместе с командами Idoli и Šarlo Akrobata стала если не изюминкой, то перчинкой музыкального Белграда того периода.
Еще одна заметная единица с именем Partibrejkers была не столь экспериментальной командой, но не менее громкой. Потому что рвала струны в духе того самого панк-рока, который ассоциируется с Игги Попом. Записывая песни, Partibrejkers легко обходились без бас-гитары, а их первые три альбома вышли без названий. Музыка группы — плоть от плоти рока, с сырым звуком, гитарными запилами — сыграна убедительно, на одном дыхании. Эти белградцы могут быть наглядным объяснением, почему сегодняшние рок-персонажи не выглядят героями: раньше музыканты верили в то, что их песни могут быть оружием. У артиста существовала мотивация, он знал, что или запишет альбом, или умрет. Как можно жить, если ты не высказал того, о чем думаешь? Само название Partibrejkers возникло, когда будущие участники группы осознали, что диско и поп оккупировали телевидение и радио, превращая слушателя в невольного посетителя бесконечной и бессмысленной вечеринки. В начале 90 х команда вышла на уровень национальной популярности — на очередном международном кинофестивале в Белграде она отыграла концерт вместе с гитаристом Джонни Дэппом и Джимом Джармушем в качестве бэк-вокалиста. В ноябре 2007 года, после пяти лет перерыва, Partibrejkers издали новый альбом «Sloboda ili nista». Понятно, что новое — это старое, но забытое, и все-таки запись вышла бодрой, стариками участников команды называть слишком рано.
Сербы народ душевный, и наверняка о приключениях за кулисами рок-сцены можно написать не мало, тем более что белградское музыкальное и арт-окружение было тесным, все знали друг друга. Лидер Partibrejkers Зоран Костич по прозвищу Цане в какой-то момент собрал еще один коллектив — Radnička kontrola. В нем за барабанной установкой восседал Срчан Тодорович, успевавший параллельно сниматься у Кустурицы — на его счету роли в фильмах «Черная кошка, белый кот», «Underground». К тому же барабанщик поигрывал в великой и могучей альтернативной группе Disciplina kičme.

Moj grad Beograd

Койа — человек с бас-гитарой, изменивший представление о том, как должен звучать югославский рок. В 1981 году он создал группу «Дисциплина кичме», в которой кроме вокала, баса и барабанов не было ничего. Хотя на концертах иногда появлялась дополнительная ударная установка — хорошего не может быть много, считал Койа. Своим настойчивым, даже нагловатым фанком он заряжал публику, находя для каждой композиции оригинальную основу и звуковые эффекты, рождавшиеся где-то внутри бас-гитары. Его настоящее имя (Душан Койич) и псевдоним (Зеленый Зуб) стали известны всей стране, но в начале 90 х он увез группу в Лондон, дав ей транскрипцию Disciplin-A-Kitschme. Британских ценителей музыки группа сражает на повал, однако, записав три альбома, сербы не находят широкой популярности и возвращаются домой, где им всегда рады. Они выпустили уже больше десяти альбомов в одном узнаваемом стиле, который вводит слушателя в транс, проглатывает его и тщательно пережевывает. На концерте песни Койа слушаются как настоящее откровение, а сам музыкант, несмотря на легкую упитанность, показывает мощь молотобойца, свойственную реальным рок-звездам. Disciplina kičme частенько выступает в Белграде, но мы застали группу на барже «Артемовск-38», пришвартованной в Будапеште. Украинское судно с 1968 года отслужило свое и стараниями венгров превратилось в большой, но уютный клуб на берегу Дуная. На его борту под названием «Moj grad Beograd» не так давно проходил трехдневный фестиваль, объединяющий в одной географической точке культуру двух народов-соседей. «Дружба» — длится, это не только «имя» плавленого сыра. С сербской стороны, кроме прочих, выступал авторитетный коллектив Darkwood Dub, диджей Марко Настич, чьими делами занимается берлинское агентство, и великолепная группа «цыган 21 века» с незабываемым названием KAL. По заверению участников бойкого ансамбля KAL, они выросли в тех самых цыганских трущобах, которые встречают каждого путешественника на подъезде к Белграду.

Текст: Вадим Куликов
Слушать в Сети:
www.37.co.yu/kkn
www.myspace.com/eyesburn
www.partibrejkers.net
www.myspace.com/disciplinakitschme

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 42930 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode