шо нового

Звуки города: Осло
18:14/01.01.2008

Отправляясь в Норвегию, остановиться в столице и не увидеть своими глазами сказочные пейзажи западной части страны — значит потерять половину жизни. Северные леса и водопады впечатляющи, в сравнении с ними достоинства Осло меркнут. Сам город спрятался в глубине восточного фьорда, за всю историю десятки раз горел, ныне возвел себя из стекла и кирпича и производит очень непростое впечатление. Собственно как и музыка, которая рождается в нем

Характер нордический

В самом начале знакомства с Осло город представляется тихим меланхоликом, не выказывающим свои чувства. При более тесном общении он тоже откроется не сразу. Учитывайте, что при этом вам придется расставаться с некоторыми стереотипами. Норвежская столица может удивить тем, что количество ее жителей составляет всего около 400 тысяч человек; одна из главных достопримечательностей центра города — гостиница Radisson, потому как выше всех; погода здесь не так уж и сурова, Осло находится на широте Питера.
Еще более удивительным нам может казаться, например, наличие рядом с королевским дворцом большой летней площадки музыкального клуба, которую обычно заполняет неформальная молодежь. На эту территорию вовсе не засматриваются бизнесмены, в надежде ее застроить, места здесь всем хватает. В теплое время года в три часа ночи ты можешь поймать себя на том, что играешь в пинг¬понг в самом сердце столицы, стоя у того самого клуба с ракеткой в одной руке и стаканом пива в другой. Клуб получил название «Spasibar», как объясняет девушка, выныривающая из¬за стойки, потому что хозяева заведения просто любят Россию. В интерьере ни намека на славянскую тематику, более того, пестрые стены, картинки в рамах и без, старинная мебель намекают на полное игнорирование всех концепций. Традиционно владельцы баров и клубов в Осло просто не забивают свои головы лишними мыслями о концепции клуба, а оформление заведений создается из подручных средств.
Самым уважаемым рок­клубом города можно без стеснения назвать «Mono» на улице Ploens, рядом с площадью Youngstorget, на которой время от времени проводят живые концерты, а вообще известной тем, что это место в городе отведено под демонстрации. В «Mono» выступают настоящие звезды, несмотря на то, что это помещение раньше занимала пиццерия и по размеру оно вовсе не велико. В районе Грюнерлекка спрятался еще один популярный клуб — «Bla», изначально ориентированный на новые стили джазовой музыки, а сегодня принимающий рок­группы и диджеев. Его интерьер не так примечателен, как пространство вокруг клуба, с разукрашенными граффити стенами и огромной люстрой, закрепленной между домами. Рядом с «Bla» появляется ощущение сюрреалистического кино, клуб расположился в квартале, который раньше занимала механическая фабрика, а буквально в пяти метрах от заведения протекает река, и слышен шум водопада. Речушка Акер в нескольких местах превращается в бурный поток, она скорее напоминает нашу Лыбидь, чем Днепр, но служит условной границей, разделяющей город на две части. В западной обитают преимущественно респектабельные граждане, в восточной части живут студенты, тут же нашли свое прибежище выходцы из стран Ближнего Востока. Компании арабских детишек замечаешь, блуждая по дворам Грюнерлекки в поисках клуба «Mir». Когда находишь, внутри узнаешь ту же обезоруживающую простоту интерьера, кроме того, портреты космонавтов на стенах, объясняющие, что название клуба взято у орбитальной станции.
Космические дали вспоминаешь в Норвегии достаточно часто, потому как в этой стране абсолютно заоблачные цены. Так, бокал пива стоит в баре никак не дешевле 50 крон, что равно приблизительно такому же количеству гривен. Но человек привыкает ко всему, например, жители Осло давно привыкли к постоянным гастролям серьезных музыкантов. Интересно наблюдать, как норвежцы ведут себя на концертах, практически не выказывая эмоций и не аплодируя музыкантам. Северный характер действительно своеобразен.

Под открытым небом

Фестивальная жизнь Норвегии не просто разнообразна, а разнокалиберна. Джазовые уик­энды в крохотных городах (например, в Нутуддене) собирают публику, число которой превышает количество жителей в два­три раза. Фестивали электронной музыки объединяются с программами видеоарта и затеваются в разных частях страны (в южном Кристиансанне, западном Бергене) вне зависимости от времени года. Один из самых больших музыкальных фестивалей Осло проходит в августе под названием «OYA». Украинскому журналисту аккредитоваться на него не представляется возможным, норвежские организаторы просто не видят смысла в том, чтобы пригласить или каким­либо образом помогать нашим пишущим людям добраться до фестиваля. Такая эгоцентричность встречается крайне редко в околомузыкальных кругах, что оправдывается только чудесной программой «OYA 2007», в которой числились Primal Screem, …And You Will Know Us By The Trail Of Dead, Coco Rosie, New Young Pony Club, еще десяток актуальных международных команд и легион скандинавских рок­героев. Единые билеты на все дни «OYA» были распроданы за несколько месяцев до первого, «клубного» дня фестиваля. В тот день из двух десятков клубных площадок мы выбрали «John Dee» — сюда приехали популярные шведы Shout Out Louds, издавшие в ушедшем году альбом «Our Ill Will», который стоило бы отнести к лучшим поп­альбомам 2007 го. Группа абсолютных романтиков, в невероятно узких джинсах, отыграла чудный концерт, не обращая внимания на расхлябанный звук. Разогревать публику, насколько возможно разогреть норвежцев, была вызвана банда All That and A Bag of Chips, обитающая в Осло и исполняющая «китч¬рок». Так участники группы объясняют свое направление, а оно на поверку оказывается весьма похожим на бодрые речевки в духе ранних The Killers.
Следующим утром «OYA» превращается в open¬air и вырастает на своем привычном месте — в Средневековом парке, считающемся частью Старого города. Это необычно, но нынешний центр Осло находится на приличном расстоянии от того места, где город зарождался. Все дело в том, что за тысячу лет норвежскую столицу завоеватели сжигали множество раз, и в какой­то момент город был перемещен западнее очередного пепелища. Посетители «OYA» в прямом смысле ходят по руинам королевского дворца и церкви Святой Марии, а останки стен торчат из¬под земли. Территория фестиваля ограничена небольшим заливом, над которым возведена автострада, с другой стороны виден Экебергшлетта — парк, где тот самый Эдвард Мунк услышал «крик природы», впоследствии изображенный им на полотне. На «OYA» тоже было кому покричать и повизжать, одним из первых артистов опен¬эйра стал бородатый пересмешник Bare Egil Band. Норвежский политически активный и морально нестабильный артист, чье настоящее имя Эгил Хегерберг, устраивает на сцене театр одного актера, переодеваясь то в полицейского, то в байкера, то в мусульманского священнослужителя. Весело и печально одновременно, потому как бородач читает и поет только на норвежском. Хотя его творчество известно далеко за пределами родины, правда, не в рамках сольного проекта. Эгил также участвует в знаменитой группе Hurra Torpedo, которая использует очень эффективно, но не по назначению кухонную мебель. Еще одно детище этого норвежца — группа Black Debbath, с серьезными на вид музыкантами, суровыми неулыбающимися парнями, играющими «чертов политический рок». Но серьезным быть скучно. Эгил об этом знает лучше остальных, в конце своего выступления вспомнив об Эми Уайнхаус, которая была заявлена в списке участников, но попала в больницу с подозрением на передозировку. «Чтобы как­то замять эту ситуацию, — говорит Эгил, — давайте я вам спою один из ее хитов». Тут же из бороды вылетает, наверное, его самый тонкий фальцет, выводящий песню поп­певицы.
Абсолютно серьезными на сцене выглядели Monomen, подающие надежды молодые норвежцы, явно выросшие на авторитете Depeche Mode. Их электро¬поп­рок уже задокументирован на дебютном альбоме, и, честно говоря, материал группы из¬за напора и удачных аранжировок стоило бы назвать зрелым, как и вокал ее лидера, напоминающий голос Роланда Орзабала.
Три сцены фестиваля представляли разных артистов, которые убеждали в том, что девушки с гитарами зачастую похожи друг на друга, на каком бы языке они ни пели, а публика на подсознательном уровне любит Трента Резнора, хотя Woven Hand выглядят куда серьезней. На «OYA» нас удивил еще один норвежец — электронщик Kim Hiorthoy, заплетающий крепкие петли звуков в ритмическую сетку живого барабанщика, и бразильские хулиганы¬плагиаторы Bonde Do Role, хотя за 4 дня каждый посетитель мог получить удвоенную порцию удивления.

Община

Именно «OYA» в 2004 году послужил трамплином для карьеры достаточно мощной команды Animal Alpha, которая появилась пять лет назад в Осло, но теперь со своими претензиями может пододвинуть кого¬либо на длинной скамье современного тяжелого рока. Тогда, на одном из первых шоу Animal Alpha, их заметили британские журналисты из Metal Hammer и дали группе хорошие рекомендации. Команда начала разъезжать по Европе и получила предложения на выпуск музыки от 11 лейблов. В итоге она выбирает маленький независимый Racing Junior, где издает свой дебют «Pheromones». Альбом был записан при поддержке Сильвии Месси, продюсера, работавшего со Smashing Pumpkins и Tool. В итоге диск занимает 11 место в национальном чарте Норвегии и частями ротируется на радио. Но главный успех Animal Alpha заключается в живых концертах, после которых люди выходят просто онемевшими от мощности этой группы и демонической изящности белолицей вокалистки Агнет Кйолсруд.
Xploding Plastix из того же города, но из «другой оперы» — это группа, заработавшая авторитет в области электронных экспериментов, сплавленных с фанком и джазом. Участники команды Йенс Петтер Нильсен и Хальвард Хаген, в начале десятилетия записавшие два диска сочных и оригинальных сочинений, получили от критиков звание «норвежских Orbital». В последнее время о них ничего не было слышно, но, оказывается, парни продолжают работать, выпустили EP под именем The Electones, записали несколько треков для Kronos Quartet, а сейчас выступают в составе группы Kiruna, которая выглядит еще более необычной по сравнению с их былыми коллективами. Собственно, здесь еще больше психоделии и джаза.
Говоря об экспериментальном джазе, обязательно нужно вспомнить Jaga Jazzist, команду из десяти человек, которые сочиняют удивительную прозрачную музыку, и хотя собрались они в городке Тенсберг, их визитной карточной последнего времени стала эпическая инструментальная пьеса «Oslo Skyline». По большому счету, эту композицию нужно было бы сделать гимном города.
Jaga Jazzist издаются на интересном лейбле Smalltown Supersound, выпускающем также Бьорна Тошке, группу 120 Days и прочих. Но об этих артистах найти информацию очень легко, мы же хотим открыть меломанам другой лейбл, основанный в Осло, — Metronomicon Audio. Эту фирму правильно было бы назвать коммуной или общиной, все ее сотрудники — большие друзья, придерживающиеся антиглобалистских взглядов и выпускающие музыку на CD¬R. Оппозиционная ко всей музыкальной индустрии организация считает, что музыканты должны контролировать не только музыкальный процесс, но и все остальные, включая оформление дисков. Кроме того, сами музыканты являются владельцами фирмы, и некоторые из них зачастую играют то в одной группе, то во другой. Из них к себе сразу же привлекает внимание команда Now We´ve got Members, которая очень легко и умело обращается с балканскими мелодиями и барахтается во фри­джазе. При этом участники группы не хотят делать слишком умную музыку, потому как больше всего любят, когда на их концертах танцуют. Забавно, что сейчас в команде около 15 человек, хотя изначально в ней не было ни одного музыканта, существовала только идея.
Koppen — новаторский, выросший из хип хопа и семплерной эстетики проект от Metronomicon Audio. Летом он издал диск с названием «Let’s eat crazyroom!!!! It’s time to be cool like a boy» — весьма занимательное приключение в дебрях ломаных ритмов, склеенных звуков из японских мультфильмов и оптимистичных духовых из Азии.
Традиционным для Скандинавии инди¬поп­ансамблем лейбл тоже радует — Truls and the Trees. О группе говорят сейчас больше, чем о других артистах компании, потому что она только издала дебют — «Ailanthus». Мелодичные и достаточно динамичные песни вызывают исключительно позитив, как и сам вокалист группы Трулс, милый защитник лесов и деревьев. Леса в Норвегии удивительные, монументальные, как и сами норвежцы, записывающие такую дивную и захватывающую музыку. О ней можно писать еще долго, но лучше вовремя остановиться и послушать звуки Осло.

Текст: Вадим Куликов
Читать и слушать:
www.oyafestivalen.com
www.bagofchips.no
www.myspace.com/bareegilband
www.myspace.com/tr707
www.myspace.com/animalalpha
www.myspace.com/kirunamusic
www.metronomiconaudio.net

рейтинг:
0
Голосов пока нет
(0)
Количество просмотров: 35759 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode