шо нового

Сварные
 
14:12/01.05.2007

 

Сварные

В своей жизни я видел одного (1) святого и одного (1) демона. Остальные были так себе. Недотягивали ни в святости, ни в бесовстве. То гениальный раковый хирург дачку начнет строить и по этому поводу немного брать с еще пока операбельных, то злодей-душегубец песни поет трогательные. А тут – беспримесные. И что характерно, оба - сварщики. Сварные, по простому.

Дядя Толя появился у нас на улице в качестве жениха тети Нади, разбитной заведующей универмагом, матери моего приятеля Сашки. Тетя Надя давно ходила в одиночное плавание, женщина была еще во цвете, поэтому появлению крепкого и, в общем, по-мужицки ладного Толяна никто не удивился.
Толя улыбался нам, своим новым соседям. Целыми днями грохотал железяками, варил. Первым делом он сварил глухой железный забор высотой в три метра. Потом при установлении этого забора чуть-чуть украл территории соседской. Его поправили. Он перестал улыбаться, хотя страшилище свое стальное перенес, куда положено.
Короче, жили они там за забором незнамо как. Сначала Сашка рванул к своему отцу, первому Надиному мужу, в Минск. Быстро рванул, нам ничего не сказав. Потом что-то с Надей стало твориться. Она усохла, глаза лихорадочно блестели. Несла какую-то околесицу. Про бога и свет. Толя варил.
Через некоторое время Надя попала в больницу. Упала в магазине своем и раскроила череп. Нейро в те годы было переполнено бойцами бригад и жертвами ночных грабежей. Так что выписали ее быстро. Видимо, не долечили. Она пришла к нам домой и рассказывала, что Толя летает по дому и продал душу дьяволу. Ку-ку полное, короче.
Ее похоронили через пару месяцев. Опять упала. Только дома. Там, за забором.
Я был на похоронах. В гробу лежала не женщина, а больная бешенством лисица. Я видел такой оскал, вспомнил. Толя чинно принимал соболезнования. Не плакал.
Он стал народным целителем теперь. Лечит все. Не знаю, варит ли. Думаю, нет. Лоснящийся такой стал, благостный. Лэндкрузер купил.

Паша вырос в селе на Западной Украине, где все становились православными священнослужителями. Попами, да. Оттарабанил армию, где получил профессию сварщика. Отучился по профилю. В семинарии. Был он могуч, косноязычен, фантастически добр и бесхитростен. Поэтому его ждало забитое село в Черкасской области. Без церкви.
Ее снесли когда-то. И даже не во время кампании по борьбе с религией. В спокойные семидесятые. Дорогу строили. Она мешала. А дорога не пригодилась. Она к карьеру вела какому-то. Оказался бесперспективным карьер.
А бабки в том селе были противные и злые. И с любовью оборудованная в комнате простой сельской хаты церковь их не устроила. Стали они отца Павла доставать.
Съездил он раз к архиепископу, другой съездил и понял, что денег ему на церковь не дадут. Не в тусовке. Человек он был бесконфликтный. Да и как с архиепископом конфликтовать. Это как генералу, который с инспекцией прилетел, на плацу под ноги сплюнуть.
Павел и плюнул. Поехал на металлобазы, пошумел там на предприимчивых армянских директоров, у сослуживца занял грузовик, забил его некондиционным металлом…
В рясе его теперь практически не видели. Он варил. Какие-то конструкции. Мужики в селе не помогали. Некогда – водка, опять же телевизоры теперь у всех.
Да, вы угадали. Он сварил церковь. За два месяца. Огромную. Цельнометаллическую. Какой там Гауди! Это сооружение смотрелось абсолютно фантастично. Вроде как пришельцы ракету забыли, а пацаны приспособили. Но бабкам понравилось. Они как-то сразу бабушками стали. Хоть зимой в церкви было холодновато. Но отец Павел обещал что-то придумать по обогреву.

Для полноты картины стоило бы придумать им общего учителя сварных работ. Демиурга в квадратной маске.
Нет, они не были знакомы друг с другом. Хотя были неплохо знакомы со сваркой.

 

 

 

Из библиотечки ктулху

Юрий Смирнов, Ктулху Фтагхн, Кира Муратова, Пэрис Хилтон представляют "Короткие встречи c прекрасным"

Комната в дешевом американском мотеле. На полу разбросаны пустые банки из-под пива, куриные кости, бычьи мослы и книги философа Бодрияра.
В кровати медленно продирает глаза с похмелья бородатый мужчина. Крупный план – да это же Карл Маркс!

Маркс – ЫЫЫЫЫЫЫ! ПЫВО, ИДИ СЮДА! ОООООООО! ГОЛОВА!

Входит голова витязя из поэмы А.С. Пушкина Руслан и Людмила

Голова – в двенадцать выметайся, мохнорылый. Или плати доллар двадцать.
Маркс – кто ты, мутант?
Голова - на себя посмотри, чмо (растворяется в воздухе)
Маркс – Галюцинации! Фридрих! Фридрих!

Входит Фридрих Ницше, который ведет на кожаном ремешке четвероногого Вагнера.

Ницше – допился, младогегельянец? Дописал главу?
Маркс – о чем Вы, сверчеловек?
Вагнер – гав-гав-гав!
Ницше – скотина, заткнись! Это не тебе, Ричард (достает сахарок, кормит Вагнера)
Маркс – и все же, я не понимаю...
Ницше – а на какие шиши брянские ты тут жрешь третий день, понимаешь?
Маркс – признаться...

В комнату вбегает Ленин в костюме русского рабочего – белый балахон, синий колпак с бубенчиками, розовые туфли с помпонами.

Ленин – жандармы за мной! Слежка! Схорониться бы!

Ленин лезет под кровать. Из-под кровати вылазит смущенная и помятая Кристина Агиллера

Кристина – как я могла! С этим ничтожеством! За бутылку будвайзера! С аналом! Я! Обладательница грэмми! С толстым немецким комми!

Входит Толстой

Толстой – ты звала меня, козочка?
Кристина – уйди, Адольф!
Толстой – только покажи пальцем, кому тут оторвать башку! (гнет кочергу, рвет напополам пивные банки, плюет на пол тягучей черной слюной)
Ницше – русская свинья!
Вагнер – гав-гав-гав!
Ленин(из-под кровати) – нечеловеческая музыка!

Глеб Жеглов и Владимир Шарапов вводят в комнату Иосифа Сталина и Анну Ахматову.
Жеглов - Но вы ему еще не совсем верили, и он вам даже Уголовный кодекс показывал, доходчиво объяснял, что за кражу личной собственности полагается трешник - это уж в
самом пиковом случае, а с его мастерством да с вашей красотой и случая
такого никогда быть не может. И однажды уговорил...
Сталин - тебе бы, начальник, не картины, а книжки писать
Ахматова – (томно) книжки здесь пишу я
Сталин – тоже мне Цветаева. Кабы мне в работе поэтессы не нужны были...
Жеглов - Невоспитанный ты человек, Джугашвили. Прошу тебя выражаться при
женщинах прилично, а не то я тебя огорчу до
невозможности!
Шарапов – толкуй нам про корешка твого, Черчилля!

Входит Ричард Львиное Сердце.

Ричард – коня ни у кого нет?
Все(хором) – пошел в жопу!
Ричард – разочарован (уходит)
Маркс – господа, господа, не могли бы все выйти, я не совсем одет?

Входит Никита Михалков с свежеотутюженными шортами и футболкой с Микки-Маусом

Никита – царь одеваться желают?
Вагнер – гав-гав-гав!

Входит Железный Дровосек с окровавленным топором и скальпом девочки Элли.

Дровосек – я хочу сообщить вам пренеприятнейшее известие. К нам едет Гоголь.

Входит гигантский Гоголь с головой под мышкой.

Гоголь – господа, вы взвешены и найдены легковесными! Да, смерть!

Вспышка. Когда развеивается дым, мы видим пустую комнату. В дверях появляется Фридрих Энгельс с упаковками пива и вульгарной мулаткой.

Энгельс(жалобно) – Карлуша, ты где? Я пива принес...
Ленин(из-под кровати) – Наливай.

Занавес.

рейтинг:
0
 
(0)
Количество просмотров: 22826 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode