шо нового

И целый мир не понималь
 
18:40/06.03.2014

Екатерина Горбовская (Лондон)

* * *

За окном струится улица,
Ночь светла.
Ах, какая бабушка умница —
Умерла.
А на небе звёзды россыпью —
Божий храм.
Бабушка в простынке проссанной
Уже там.
А Земля летит и крутится.
Ты поспал?
Вот ведь бабушка какая умница,
Кто бы знал.

* * *

Оно, конечно, ёклмн...
Но мы ведь и не ищем виноватых
и, взмахом попадая в «Ай, нанэ!»,
мы числимся в счастливых адресатах.
Оно, конечно, жаль, безумно жаль,
и всё могло бы быть совсем иначе,
но нас учили всякую печаль,
пересчитав, откладывать на сдачу.
А мы хотели что? Да просто быть
и с горочки на саночках кататься.
А мы хотели мальчика любить
и чтоб при этом девочкой остаться.
И чтобы только пользовать своё,
и не пошли нам, Господи, чужое! —
Но каждый раз выходит ё-моё!..
клмн... и всякое такое.

* * *

Ну да, я запиваю рыбу
Вином неправильного цвета.
Зато я говорю «спасибо»
Закату, а потом — рассвету.
Ну да, я не люблю старушек,
Когда от них ненужным пахнет,
Зато я млею от «восьмушек»,
Дробящихся в кантатах Баха.
А Вы — пройдоха и безбожник.
Но победителей не судят.
Зато у нас сегодня дождик.
И завтра тоже что-то будет...

* * *

Взошла в зенит моя печаль,
И не было её огромней.
И целый мир не понималь,
Пошто оно реве та стогне.
А день сменялся тем же днём,
Всё та же ночь глаза смежала —
Часы стояли на своём,
И время им не возражало.

* * *

У Панкратова — дача в Кратово,
Я жила там давным-давно.
И ещё там, я помню, брат его...
И ночами всегда темно.
И ещё двое — с понтом местные,
Но каких-то нездешних мест,
Плюс Колян — оба глаза честные,
На боку зарастает крест.
И какой ни пойдешь дорогою
Ты потом из кина домой —
Там случалось такое многое
Непроглядною этой тьмой...
 
У Панкратова — дача в Кратово,
Только все там уже не так.
Отсудил себе долю брат его,
А казалось — бесполезняк.
И сидим мы на той террасочке —
И Панкратов, и брат, и я —
Те же чашечки, те же вазочки,
Все щербатые по краям.
Килька пресная, ночь нетёмная,
И гугнят вдали до утра
Эти тихие и нестрёмные
Подмосковные фраера.

* * *

Тут у нас такие ветра бывают, такие ветра,
И такие вещи случаются, такие вещи…
Тут у нас что ни день — то уже вчера,
Тут у нас что ни сон — то кошмар, но вещий.

А ещё приплыли к нам корабли,
А на них такие плохие люди…
Мы плетьми их били, пока могли,
А потом сожгли — пусть их Бог рассудит.

А слепая девочка родила козла.
Родила козла и сама же съела.
Вот такие, парень, у нас дела,
Да тебе-то, парень, какое дело?

Ты иди отсюда, не жди утра —
Что ещё там море к утру наплещет…
Тут у нас такие ветра бывают, такие ветра,
И такие вещи случаются, такие вещи…

* * *

Во саду ли да на лавочке-скамеечке
Хрустнет косточкой Петровна под Сергеичем —
Только эхо ухнет дальнею кукушкою,
Только сторож отзовётся колотушкою.

У Петровны дома муж и стол со скатертью,
А Сергеич — он то здесь, то в Липках с матерью.
Ей, Петровне, жаль его, Сергеича.
А Сергеич с ней особо не жалеючи.

БЕЗ ГОМЕРА

Я, видно, не усну.
Я сосчитала всех быков и всех коров,
и все блага благие в этом лучшем из миров,
где всё рождаемое
поедает всё живое и растительное,
а всё желаемое
выдаётся замуж за действительное,
и, лёжа в состоянии покоя,
старалась забывать про всё плохое,
дыша, как нас учили йоги, кожею,
старалась вспоминать про всё хорошее…
Но с песней, как Ивану Кузьмичу
зачем-то в жопу вставили свечу,
я поняла, что не усну, и не хочу.

* * *

А если вам кто-то скажет,
Что птицы едят его счастье? —
Заплачет, покажет, спрячет
изрезанное запястье,
скажет, что птицы смотрят глазами жестоких лиц,
что нужно кота или кошку — таких, чтобы жрали птиц.
Вы скажете — да, конечно, птицы, они такие…
но это потом проходит в условиях терапии.
Вы всё ему объясните, расставите по местам.
Уйдёте.
И вдруг начнёте присматриваться к котам.

* * *

Да что ж такого, что Шостакович? —
Мы тоже можем на табуретке,
Мы тоже можем любую горечь
Вам приготовить в одной таблетке.

Да что ж такого, что льды растают,
Ну что ж такого, что всех затопит, —
Господь всё видит, Господь всё знает —
Грехи прощает, обиды копит.

А может, кто-то ещё родится,
А может, снова замолвит слово,
Ведь, знамо дело, кровь не водица...
А мы такие. Так что ж такого?

Об авторе:
Екатерина Горбовская родилась в Москве. Училась в Литинституте. Автор книг стихотворений «Первый бал» (1982), «Обещала речка берегу» (2003), «Утро вечера» (2013). Живет в Лондоне. Публикации последних лет: «Знамя», «Новый Мир», «Дети Ра», «Сибирские Огни», «Иерусалимский Журнал», «Вестник Евпропы». Стихи включены в антологии «Московская муза 1799–1997», «Строфы века», «Русская поэзия. ХХ век» и др.

рейтинг:
4.9
 
(14)
Количество просмотров: 31811 перепост!

комментариев: 3

  • автор: Светлана
  • e-mail: itsmesv@hotmail.com

Ранние её стихи мне нравятся. Очень! А в этих слишком много низких слов. Неприятно читать.

опубликовано: 22:55/23.07.2015
  • автор: Виктор
  • e-mail: strasser@rambler.ru

Неожиданное, непредсказуемое, утягивающее за собою, и нет сил оторваться. Спасибо

опубликовано: 04:50/10.07.2015
  • автор: Грекотатарин
  • e-mail: dima1959@yandex.ru

Очень хорошо !

опубликовано: 23:43/07.07.2015
Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode