шо нового

Не обижай дитя ночное
 
21:15/02.03.2011

Бахыт Кенжеев ( г. Нью-Йорк)

КОЛХИДА
 
                                                                  Звиаду, Инне, Шоте
 
1.
 
У черного моря, в одной разоренной стране,
где пахнет платан шелушащийся пылью нездешней,
где схимник ночной, пришепетывая во сне,
нашаривает  грешное блюдце с хвостатой черешней,
у черного моря булыжник, друг крови в висках,
обкатан волнами, и галька щекочет подошвы —
я пью и печалюсь, и думаю: Господи, как
легко поскользнуться на собственном прошлом.
 
Пусть с моря доносится выспренний шелест ветрил.
Не алых, холщовых. Не выйдет бежать, да и поздно.
Давно я уже задыхался, давно говорил,
Дыша ацетоном под дырчатой пленкою звездной,
Что мощью отлива безумная муза сыта,
Что плакальщицами испокон работают черные ивы,
Когда молодая надежда тебе отворяет уста:
Скажи мне, Медея, ведь это неправда? Они еще живы?
 
 
2.
 
Старинным царством звуков «дж» и «мц»
бредет турист с блаженством на лице.
То самогоном тешится крестьянским
из виноградной шкурки, то  вино
из горла пьет, хотя ему оно
не в кайф — по итальянским ли, испанским
 
понятиям, букет чрезмерно прост.  
Зато лаваш! Зато прощанье звезд
с Творцом по православному обряду,
когда наш новый Тютчев в дольний мир
спускается, покинув шумный пир,
чтоб помолиться городу и саду.
 
Гостиница. Ipod или Ipad?
Гимн не допет, не допит горний свет,
стареет на тарелке сыр, обветрясь,
и ласково седому дураку
диктует муза легкую строку
на статую играющего в тетрис.
 
А резкое наречие свистит
и завивается, под ветром шелестит
древесной стружкою. Вначале было слово,
потом — слова, потом — соцветья строф.
И город вздрагивает, будто слышит рев
бомбардировщика, разбойника ночного.
 
3.
 
Жизнь в Колхиде была б легка, когда бы не испаренья
малярийных зыбей, не разруха, не воровство
сильных мира сего.  Жизнь в Колхиде — праздник слуха и зренья,
как, впрочем, и осязанья. Полагаю, что ничего
страшного. Буду и я помирать, не подавая виду
по причине гордости, буду и я обнимать
деву не первой молодости. Позолоченное руно в Колхиду
везут из соседней Турции. То­то славно дышать,
 
осознавать, смеясь, что дубленой овечьей кожей
не прикрыть обнаженных чресел, перезрелым инжиром не
утолить голода. Я признаюсь тебе: похоже,
что мы все­таки, к несчастью, смертны. А как же звезды? Оне,
объясню, как неудавшийся химик, не более чем костры из
водорода и гелия, годного лишь в качестве начинки для
глянцевых шариков с Микки¬Маусом. Зрелость, лживость,
лень и детский восторг — чему только не учила наша земля,
 
как дорожили мы смолоду нетленным именем¬отчеством,
но перед урочным уходом в посейдонову тьму —
все ясней и печальнее на неухоженном, на болотистом
побережье, унаследованном у тех мореплавателей, кому
не удалось, у кого, как ни огорчительно, не выгорело.
Безрукий нищий на пляже обходит курортников. Визг
русской попсы из нехитрого бара.  Князю — игорево,
а что же нам? Неужели неправедный суд, вдовий иск?
 

* * *

Говорю, говоришь? Говорит: говорят.
Извергают из уст стохастический ряд
грамматических форм, как Цветков бы сказал,
заходя, ошарашенный, в кинозал,
 
где пахучий попкорн с маргарином дают
и винтажное порно показывают 
под урчание масс просвещенных. О да,
мы достигли сияющих бездн, господа,
 
докарабкались до безопасных высот,
над которыми мусор по ветру несет,
и бесплодный, подобный смоковнице, стыд
небеленым холстом над Москвой шелестит.
 
Ветер, ветер! Безвременный зритель, дурак,
отчего ты горячею кровью набряк?
Для чего напрягаешься? Что ты поешь?
Для кого сочиняешь последнюю ложь…

 
* * *

     «Условимся — о гибели молчок»
                                       С. Гандлевский

 
…и о минувшем тоже — ни строки.
У керосинной лавки близ Арбата
горят его нещедрые зрачки,
вполсилы посылая на щербатый
 
асфальт косые блики. Мокрый снег —
а утром пушкинским лег ювелирный иней
на ветки лип, и облачный ковчег
поплыл по синеве, и солнце крымской дыней­
 
колхозницей желтеет в вышине.
Так, если век и место — только случай,
орел да решка, серый шарф колючий,
рань зыбкая, подаренная мне —
 
гуляй по переулкам, ветер воли,
не ведающий, что бог неумолим,
что жизнь проста, как смесь песка и соли,
как красота, покинутая им.

* * *

Где нелегкий хлеб влажен и ноздреват,
и поверхность грузного винограда
матова, словно зеленоглазый агат
нешлифованный, где ждать ничего не надо
 
от короткой воды и долгого камня, где луч
(света росток) по¬детски легко так
рвется к земле —  не яростен ли, не колюч
ли закат на обрыве жизни? Скорее кроток.
 
Я тебя люблю. И слова, впотьмах
недосказанные, остаются живы,
как в тосканских сумерках, на холмах
перекличка яблони и оливы.
 

ВАГОННАЯ ПЕСНЯ
 
Жизнь провел я в свое удовольствие,
прожил век без особых невзгод,
поглощал сто пудов продовольствия,
сто пудов продовольствия в год.
 
Был всегда избалован девицами
и, бывало, от счастья пыхтел,
окруженный их свежими лицами
и другими частями их тел.
 
Я им класс натуральный показывал,
приносил я им пиво в бадье,
в ресторанах шикарных заказывал
коньячок и салат оливье.
 
Поделюсь с вами участью горькою,
постарел я и сердцем обмяк,
много лет миновало с тех пор как я
жировал, как домашний хомяк.
 
Полюбил зато творчество устное,
и душой отдыхаю, когда
эту песенку, песенку грустную
исполняю для вас, господа.
 
В вашей жизни так много прекрасного,
пусть сверкает она, как брильянт —
наградите же барда несчастного
за его неподъемный талант.

* * *

Не обернулась, уходя, не стала
сентиментальничать, а я шептал, дурак: 
прощай, моя душа, я знаю, ты устала,
сойдемся в тех краях,

где мы еще глаза влюбленные таращим
на свет неведомых невзгод
в прошедшем времени — вернее, в настоящем,
которое пройдет,

где чайки бедные кричат о звонком вздоре
известняку — а он от старости оглох,
где рвется к морю с пыльных плоскогорий
кладбищенский чертополох,

где ящерка и уж, невызревшая смоква
на греческом кусте —
жизнь не обветрилась, нет, что ты,  не поблекла —
стоит в бесценной наготе

и смотрит ввысь, и ясно слышит море
далекое, и молча мы поем
о том, что звезды — соль, рассыпанная к ссоре
бессмертия с небытиём.

 

* * *

Запамятовал все, и мало впрок припас, испуганный заразой
чумной — шкалу и школу, да урок фазаньей речи востроглазой
 
как говорится — умереть, уснуть, услышать грозный голос чей­то…
Застыла в столбике простуженная ртуть — должно быть, ноль по Фаренгейту.
 
Что, бестолочь, сбылось ли всё? Точь­в­точь.  Дано ли, не дано — оно и ладно.
Случайная свеча в рождественскую ночь горит — беззвучно и прохладно.
 
Жизнь, полагал, есть свет, прощанье — ложь, и зеркало объемно, а не плоско.
Горит свеча, и с прокаженным схож наплыв её искусственного воска —
 
Так глупо. Так хмельно. Так голова болит. Звенит такой же голос, ноя:
Не задувай ее, старик¬космополит, не обижай дитя ночное…
 

* * *

Люблю хозяйничать, знаю шурупы, отвертки и гвозди,
скороварки и губки. Леночка, друг золотой, налей,
не спрашивай, почему обгорелые спички, как соловьиные кости,
до утра белеют в пепельнице моей.
 
Молодежь, дурачье, не ведает, точнее, почти не смеет
осознать, что я не просто мертвую воду пью,
что быт (без мягкого знака) прямое имеет,
даже если и косвенное, отношение к бытию.
 
Возьмешь, например, фунт окровавленного мяса
домашнего животного, предположим, добродушной свиньи.
Обработаешь газом, состроишь гуманистическую гримасу —
жалко зверька! Жил, волновался, имел свои
 
представления о свободе и равноправии. Просвещенным гостям
несешь, сдобрив французской горчицей и перцем — сероватым,
безнадежным, как смерть неверующего. Смотришь в окно — а там
воображаемые грядки розмарина и базилика,  радиоактивный атом
 
беспредельной, но уходящей жизни. Подступает неяркий час,
когда отдаленный костер начнет освещать противоположную сторону
моей небольшой планеты. Что делать? Что делать? Was
ist das? Успокойтесь, друзья, всё схвачено, все воробьи и вороны.

читать далее

рейтинг:
5
 
(5)
Количество просмотров: 94218 перепост!

комментариев: 1

  • автор: Сафронова
  • e-mail: saphelen@mail.ru

По-моему, лучшие стихи здесь - "Вагонная песня", "Не обернулась, уходя" и - давшее название подборке! :)

опубликовано: 12:22/14.03.2011
Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама





наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode