шо нового

Когда ее папуля заполз в ее кроватку
 
21:49/14.11.2016

Чарльз Симик (Стрэффорд)

Вилка

Этот странный предмет, должно быть,
Выполз прямо из ада.
Он напоминает птичью лапу,
Заверченную вокруг шеи каннибала.

Пока держишь это в руке,
Пока втыкаешь это в кусок мяса,
Можно вообразить и всю птицу:
Ее голова, напоминающая твой кулак,
Огромна, лыса, бесклюва и слепа.

Из «Ранних избранных стихотворений»
(George Brazillier, 1999)

Кукольный мастер

Из страха одиночества он нас создал.
Боясь вечности, он даровал нам время.
Я слышу, как он постукивает тростью,
Ходя взад и вперед по залу.

Я ожидал, что соседи будут жаловаться, но нет.
Маленькая девочка, которая рыдала,
Когда ее папуля заполз в ее кроватку,
Теперь затихла.

Без четверти два.
На этой улице темных ломбардов,
Велфэровских отелей и съемного жилья
Бодрствуют одна или две грубых куклы.

Из журнала «Poetry», июнь 2008

Гобелен

Он свисает с неба до земли.
На нем деревья, города, реки,
поросята и луны. В одном углу
падает снег на скачущих кавалеристов,
в другом женщины сажают рис.

Можно также увидеть:
лису, уносящую цыпленка,
обнаженную пару в первую брачную ночь,
колонну дыма,
завистницу, плюющую в ведро с молоком.

А что за ним?
— Пространство, пустой простор.

А кто это сейчас говорит?
— Мужчина, который спит, надвинув шляпу.

Что будет, когда он проснется?
— Пойдет в парикмахерскую.
Там сбреют его бороду, нос, уши и волосы,
чтобы выглядел, как все.

Из «Ранних избранных стихотворений» (George Brazillier, 1999) 

Вундеркинд

Я вырос, согнувшись
над шахматной доской.

Мне нравилось слово эндшпиль.

Все мои кузены были встревожены.

Это было в маленьком домике
возле римского кладбища.
Окна сотрясались
от самолетов и танков.

Профессор астрономии на пенсии
учил меня играть.

Было это, должно быть, в 1944 году.

В шахматах, которыми мы играли,
краска почти осыпалась
с черных фигур.

Не было белого короля,
которого пришлось заменить.

Мне говорили, но я этому не верил,
что в то лето, о котором пишу,
людей вешали на телефонных столбах.

Помню, как моя мама
часто завязывала мне глаза.
У нее была манера вдруг
засовывать мою голову под пальто.

В шахматах тоже, как мне сказал профессор,
мастера играли с завязанными глазами,
великие на нескольких досках
одновременно.

Из «Ранних избранных стихотворений» (George Brazillier, 1999) 
 
Космология Харона

Только с помощью тусклого фонаря
Он определяет свое местонахождение
И все время — нужно
Загружать гору трупов

Перевозить их на другой берег
Где их еще больше
Думаю что теперь он сбит с толку
Где какой берег

Думаю это не имеет значенья
Никто не жалуется он
Проверяет их карманы
В одном хлебная корка в другом колбаса

Изредка зеркало
Или книга которые он бросает
За борт в темную реку
Быструю и холодную и глубокую

Из «Ранних избранных стихотворений» (George Brazillier, 1999) 

Лечение прошлых жизней

Мне объяснили, что кровавые бинты
На полу палаты рожениц в Рочестере, штат Нью-Йорк,
Излечили боль в спине, которую я приобрел,
                                                  кланяясь старику наставнику,
И заставили меня перестать прикреплять кнопками
                                                                        одеяло к кровати.

Показали мне офицера верхом,
Размахивавшего саблей рядом с деревенским домом,
И босая женщина в ночной рубашке
Швыряла вслед ему камни, называя Люцифером.

Я был соломенноволосым мальчишкой
                                                   в заплатанном комбинезоне.
Темные куры устраивались на насест в моих волосах.
Некоторые даже неслись, пока я играл на укулеле,
А мои мать и отец осеняли себя крестным знамением.

Потом я видел себя внутри заброшенной автозаправки,
Мастеря космический корабль из гроба, красного конуса
Дорожного ограждения, бетономешалки
                                                                 и утеплителей-наушников,
Когда дама из церкви упала в обморок, увидев меня в исподнем.
 
В иные дни, однако, открывали дверь за дверью,
Всегда в другую комнату и не могли меня найти.
Только время от времени раздавался тонкий писк,
Точно шахтерская канарейка попала в мышеловку.

Избранные стихи последних лет и новые стихи Selected Late and New Poems (Harcourt Inc., 2003)

Деревянная игрушка

1

У ярко раскрашенного конька
Было лицо мальчика
И четыре колесика
Под копытами,

Да еще длинная веревка
Чтоб за собой туда-сюда
Таскать по полу
Если захочешь.

Ждала веревка
Чтоб всякий раз
Как ни пытался
Коварно выскользнуть из рук.

2

Постучи и откроют, —
Сказала мне мама.

И я осилил четыре пролета
И вошел без стука.

И нашел деревянного конька,
Которого запросто можно было взять

В обступившей пустоте
И в меркнувшем свете,

От чего содрогаюсь еще и теперь,
Точно у меня в руке был ключ к тайне.

3

Где бюро находок
И тихий вход,
Непроявленная фотопленка
Нескольких ясных мгновений
Наших смазанных жизней?

Где капелька крови
И крохотный гвоздик,
Проколовший мой палец,
Когда я нагнулся потрогать конька

И взглядом встретился с ним?

4

Вечерний свет,

Окружи воскресной тенью
Встречу с моей
Игрушкой.

Мои самые дорогие воспоминанья
На крутых лестницах
Пыльных домов
В тупиках,

Где я говорю со стенами
И закрытыми дверями,
Как будто они понимают меня.

5

Деревянный конек славно застыл.

Нет, еще тише.

Как звук ресниц,
Поднятых злодеем
В немом кино.

Тсс-с, — кто-то сказал за спиной.

Из журнала «Poetry», октябрь 1997

Об авторе: Чарльз Симик (Charles Simic) родился в Белграде в 1938 году и в возрасте 15 лет эмигрировал в США, не зная ни слова по-английски. Уже учеником средней школы в Чикаго начал писать и публиковать стихи, в которых сказывалось влияние таких американских мэтров, как Элиот, Паунд и Каммингс. Позже, окончив Нью-Йоркский университет, он в течение многих лет преподавал американскую литературу в университете штата Нью-Хэмпшир, продолжал публиковаться, проявляя в своей поэзии и мировоззрении сходство с европейцами (Бретоном, Малларме, Хайдеггером) и вырабатывая уникальный мир образов, окрашенный абсурдом, гротеском и сюрреализмом.
Сегодня Симик считается одним из самых видных поэтов, эссеистов, переводчиков и литературных критиков США, в его активе множество сборников и самых престижных премий (Уоллеса Стивенса, Пулитцера и др.), стипендий и грантов (МакАртура, Гуггенхайма). Он — постоянный сотрудник влиятельного «Нью-Йоркского книжного обозрения», редактор поэзии в журнале «Пэрис Ревью» и почетный профессор в отставке университета штата Нью-Хэмпшир. Живет Симик в небольшом городке Стрэффорд (штат Нью-Хэмпшир).

О переводчике: Ян Пробштейн родился в 1953 году. Поэт, переводчик поэзии, литературовед, канд. фил. наук, доктор литературоведения (Ph. D.). Составитель, редактор, автор предисловия, комментариев и один из ведущих переводчиков книги «Стихотворения и избранные Cantos» Эзры Паунда (1 т., СПб.: Владимир Даль, 2003) «Стихотворения и поэмы» Томаса Стернза Элиота (М.: АСТ, 2013). Участвовал в издании «Собрания стихотворений» Дилана Томаса (М.: Рудомино, 2015), автор 9 книг стихов и книги о русской поэзии «Одухотворенная земля» (М.: Аграф, 2014). Живет и работает в Нью-Йорке.

читать далее

рейтинг:
0
 
(0)
Количество просмотров: 1499 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама




наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode