шо нового

А душа — то ли ленточка, то ли кулёчек
 
20:38/22.07.2013

Дмитрий Лазуткин (г. Киев)

*  *  *

Там где есть что сказать — без нужды ставишь прочерк,
потому  что вода покрывается льдом,
а душа — то ли ленточка, то ли кулёчек
поднимается ввысь над культурным пластом.

В этой долгой зиме, где снежинки колючи
пролетают насквозь, не минуя лица,
голоса моих птиц — будто скрипы уключин,
и нельзя эту песню прожить до конца.

Как нельзя открывать заколоченных окон,
как нельзя забывать — для кого ты и с кем.
Домовой паучок превращается в кокон
и заводит себе в стратосфере гарем.

В мире столько любви — с головой, под завязку —
будь ты тёртый калач, будь ты рыба-пила.
Твоя быль за мгновенье становится сказкой,
пока крутится-вертится тёплый и вязкий
шар земной, заключённый в четыре угла.

А душа — то ли ленточка, то ли кулёчек,
То ли мелкий песок в чьей-то детской горсти…
Вроде есть что сказать, но опять ставишь прочерк,
Потому что по льду — далеко не уйти.

УВАЖАЕМАЯ ОБОЛОНЬ

Буду долго смотреть на огонь...
Уважаемая Оболонь,
скрой меня под крылом своих веток.
Твой простор так широк, так велик,
но старушечий голос велит
спрятать водку от маленьких деток.

Томный ветер щекочет меня,
в забытьи нерабочего дня,
недоступном шутам и придворным,
для которых и жизнь — не беда,
сердце — пепел, а время — еда.
И рябое соседствует с черным.

Хотя что нам до них, Оболонь?
Закрываю глазами ладонь —
чтобы линии канули в лету...
Чья-то рыба спешит на крючок,
уплывает в туман маячок
и становится холодно свету.

*  *  *

в городе N легки перелеты в лето —
бабочки сопровождают неслышным хором
и целовавший в плечи дорожку света
движется вниз и дальше идет по приборам

чтобы услышать голос поддаться стону
сладкому непринужденному — ниже — глубже
помни дитя мое: я тебя не трону
ты мои сны отраженные в вечной луже

ты мои ноты сорванные с пюпитра
ты мои раны с перцем и солью в бочке
ты мой штрафной удар по лицу арбитра…
пальчики неба в самой предельной точке

*  *  *

Умываться свободой не стану,
потому что свобода горька.
Вдалеке от большого экрана
Полновесная бродит строка.

И такие рулады разводит,
и такие слова тормошит,
что куда там убогой породе
разгадать этот булл, этот шит.

Если птицам и в клетке привольно.
Я открою — не станут летать.
Может, страшно, а может быть, больно
и вообще — не пора умирать.

*  *  *

ночь в ожидании шторма
транс в преломлении формы
света — не имя но боль —
тела чей привкус — соленый —
ветра уклона циклона —
крыма чей вкус — алкоголь

в брызгах подсвеченных — вызов
девочка — кладезь капризов
платье сложив на камнях
хочешь — красиво — из пены
в пену иную — мгновенно —
крепко сжимая меня

мы — виноградны мы — винны
нами наполнят кувшины
нас продадут на разлив —
это законы сезона...
но с высоты — непреклонно —
рвется забойный наив

в розовом свете и белом —
лучше не словом а телом...
чайки пищат на душе...
верим ли врем ли кромешно...
больше бесстыже чем нежно...
впрочем неважно уже

*  *  *

друг о друга поломали копья нежности
понемногу разучились говорить
это сладкое высокое невежество
зёрна — зёрна тучки — тучки быть — не быть

проведёшь ли день тропинками прощания
проиграешь ли разлуку в домино
так чисты глаза — ах нет — не понимания...
вход бесплатный — очень старое кино

если люди — это суетно и хлопотно
поддавайся упирайся клином — клином
как-то холодно... свежо... скорее холодно
в небе месяц в поле воин — всё один

*  *  *

нахлебаться вдоволь сырой воды
да и прочь рвануть закусив удила
от одной звезды до другой звезды
потому что первая все лгала

а вторая тоже легко горит
так всегда: где лампочка
там — накал…
и какие-то глупости говорит
но об этих глупостях я мечтал

среди зимних улиц таких ночных
будто в радость им темная пелена…
и метель несет голоса живых
ну а мертвым к счастью не до меня

*  *  *

когда мы станем словно стая вишен
над родиной где каждый не безгрешен
пусть будет путь меж облаками вышит
пусть будет след созвездиями взвешен

пуст будешь ты — без косточки
с кислинкой
покуда светит и буянит лето
и машет небу ветреной косынкой
сливающейся с тенью силуэта

дожди придут асфальтовой дорожкой
за девушкой со смуглыми плечами
как будто не взаправду
понарошку
по незаметной ниточке печали

Об авторе:
Дмитрий Лазуткин — поэт, журналист. Окончил Национальный технический университет (КПИ). Работал инженером‑металлургом, тренером по каратэ, журналистом, ведущим программ на Первом Национальном телеканале, комментировал Олимпийские игры в Пекине и Ванкувере. Печатался в «Поезде 76», «Четверге», «Курьере Кривбасса», «Кальмиусе», постоянный автор журнала «ШО». Стихи пишет на украинском и русском языках. Поэтические сборники: «Дахи» (2003), «Солодощі для плазунів» (2005), «Паприка грез» (2006), «Набиті травою священні корови» (2006), «Бензин» (2008). Лауреат премии имени Богдана-Игоря Антонича «Привітання життя» (2000).
Дмитрий Лазуткин — бронзовый призер Кубка мира по кикбоксингу и кик-джитсу, чемпион Украины по казацкому поединку, обладатель черного пояса (1‑го дана) по кемпо-каратэ. Куратор программ Международного фестиваля поэзии «Киевские Лавры».

рейтинг:
5
 
(3)
Количество просмотров: 16945 перепост!

комментариев: 0

Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама



наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode