шо нового

* * *
 
16:07/10.09.2014

Игорь Иртеньев (Москва — Кармиэль)

* * *

Погода на дворе промозглая,
Стоит гриппозная весна.
Куда ты прешь, моя безмозглая,
Моя бесхозная страна?

Еще с большим трудом любимая,
Худой, видать, я патриот,
Никем пока непобедимая,
Хотя похоже, что вот-вот.

Не вражья сила закордонная,
Не злобных недругов навет,
Самой собою замордована
Сама себя сведешь на нет.

Не презирай расчета голого,
И нас, убогих, не губя,
Включи хоть раз ты буйну голову,
Или чего там у тебя.

ОТВЕТ МАРИНЕ

Смерть пахнет, как букет настурций…
Ты — за кого?
Я — за кого?
Я — за полковника Най-Турса,
За детский эскадрон его.
……………………………………
Рад пленник и глотку бульона,
И крупке, мелкой, точно зернь…
Но память контрреволюцьонна,
Когда вокруг ликует чернь.

Марина Кудимова

Для того ли траурный полковник
Жизнь отдал за горстку юнкеров,
Чтобы здесь мордатый уголовник
Рай смайстрячил для своих воров?

С перемогой, друзи, с перемогой,
Разминулись братские пути,
Вам теперь шагать своей дорогой,
Нам своей, как проклятым, ползти.

И не сгинет вильна Украина,
Сколь по ней ты горьких слез не лей,
Сколь ты, не жалей ее, Марина,
Нимфа переделкинских аллей.

* * *

Чижик-пыжик, где ты, падла, был
В грозный час суровых испытаний?
На Фонтанке, сука, водку пил?
Трахал телок с друганами в бане?

Кокс тянул в мохнатую ноздрю,
Под столом ширнувшись для начала,
В час, когда последнюю зарю,
Хлебом-солью родина встречала?

Или голым на столе плясал
В «Маяке» с Ефремовым Мишаней?
Отвечай, пернатый. Что, приссал?
Ну так слушай, блядь, тогда ушами.

Тут игра серьезная пошла,
Собрались мы тут не смеха ради,
Тут у нас пудовые дела
День и ночь большие крутят дяди.

Мы тебе напомним, коль забыл,
Что бывает иногда по пьянке,
Где, когда, с каким заданьем был
Ты шестого мая на Фонтанке.    

Отпустите, дяденьки, меня,
Я ж для вас практически безвредный,
Мне бы только горстку ячменя,
Я всего лишь чижик-пыжик бедный,

Не губите молодость мою,
Дяденьки, на кой оно вам надо,
А уж я такого напою,
Что и сами будете  не рады.

* * *

Вчера на улице столкнулся я с Мими,
Подругой ветреной былых моих забав,
Ах,  господа, что время делает с людьми,
И более всего обидно мне за баб.
Но рассмотрев ее попристальней вблизи,
Вдруг понял с ужасом, что то была Зизи.

* * *

Есть многое на свете, друг Горацио,
Чего мы не постигнем, хоть усраться, а
Того, чего еще постичь с тобой мы в силах,
Боюсь уж не сыскать в пределах милых.

Горацио, прохвессор кислых щей,
Кому нужны сегодня наши знания?
Одною кичей нынче стала Дания.
Порвалась связь, а с ней — обмен вещей.

Повсюду нечисть вылезла из нор,
Вор не в тюрьме сидит тут, а на воре,
Стать Черкизоном новым может вскоре.
Наш древний благородный Эльсинор.

Но есть одна великая страна,
Где дух живет и право существует,
Где повсеместно разум торжествует
И бал свой правит вечная весна.

Горацио, поехали туда,
Со мной ты не останешься внакладе,
На кой нам эта местная байда,
Мы там кататься будем в шоколаде.

На троне там такой крутой пацан,
Что и не снилось нашим мудрецам,
И лучшие отечества творцы,
Отыне славных дел его певцы.

Доверимся, же, друг мой, небесам,
И устремимся в братские объятья,
Покуда сорок тысяч свистнув братьев,
Он к нам сюда не завалился сам.

* * *

Когда в голове осядет туман,
И прояснится даль,
Я напишу, пожалуй, роман
«Как закалялась сталь».

Этот роман я увижу во сне,
Зря что ли сплю на боку,
Зюганов с шашкою на коне
Там будет на всем скаку

Вихрем лететь под красной звездой,
Крича истошно: «Поди!»,
Там Путин будет такой молодой
И полный Альбац впереди.

Там главный поп осенит крестом
Главного пахана,
И вместе возлягут они под кустом,
Покинув пределы сна.

Под револьверный отрывистый лай
Пройдет в нем старость моя,
В том сне меня будут звать Николай
И в нем же ослепну я,

Чтоб, снова прозрев, воскликнуть: «Блядь,
На кой мне вся эта жесть!»,
...А может, не стоит ту сталь закалять,
Оставить, как она есть?

* * *

Вот мой народ, и тут же рядом —  я.
Он в центре, я — традиционно с краю.
Счастливая, здоровая семья,
Поскольку я другой и знать не знаю.

Он — статен, благороден, ясноглаз,
Открытый нрав, широкая улыбка,
Я — кособокий старый пидарас,
Создателя нелепая ошибка.

Народу с детства я обязан всем,
С народом мне не расплатиться сроду,
Поскольку с детства хлеб народный ем
И с детства пью народную же воду.

Вдыхаю внутрь народный кислород,
А углекислый газ — всегда наружу
Нарочно выдыхаю, чтоб народ
Жил с каждым годом тяжелей и хуже.

Когда все соки выпью из него,
Другому в горло я вопьюсь клыками,
Что властно мне диктует естество,
Воспитанное долгими веками.

МУЖИК И ПАЛЕЦ
Басня

Один мужик, по жизни португалец,
Однажды без труда
Себе засунул средний палец
Не будем говорить куда.
Ему, наверно, просто стало интересно,
Просторно будет пальцу там иль тесно.
Потом его он многократно
Пытался вытащить обратно,
Увы, безрезультатно.
Так  он и ходит с пальцем в этой самой,
Являясь иллюстрацией живой,
Того, как любопытство обернуться может драмой,
Коль палец у тебя кривой.

Мораль: кто пальцы сильно загибает,
Потом бывает, что по полной огребает.

* * *
            «Ирина!» — «Я слушаю». — «Взгляни-ка сюда, Ирина». —
     «Я же сплю». — «Все равно. Посмотри-ка, что это там» — «Да где?» —  «В иллюминаторе». — «Это... это, по-моему, субмарина».

                                                             И. Бродский. Новый Жюль Верн.

— Что это движется там вдалеке
Сквозь клочковатый туман?
— Это по Волге плывет, по реке
Стенька, лихой атаман.

Он нам по песне знаком в основном,
Русской-народной такой,
Вот и плывет на челне расписном
Матушкой Волгой-рекой.

— Что с ним за женщина рядом видна,
С виду Лолита точь-в-точь?
— Как, вы не знаете? Это княжна,
Персии гордая дочь.

— Персии нет средь известных мне стран.
Может, какой-то другой?
— Персия, чтобы вы знали —  Иран.
— А, государство-изгой?

Обогащает который уран
И ободряет Хамас?
Так и сказали бы сразу — Иран,
Я б и не спрашивал вас.

— Геополитика… как ни следи,
Не поспеваешь за ней.
Кстати, что там за хуйня впереди,
Прямо по курсу, точней?

— Где-то бинокль тут был у меня…
— Вот он, у вас на груди,
— Где, говорите вы, эта хуйня?
— Я ж говорю, впереди.

— Как мне прикажете вас понимать?
Я в этом деле не спец.
Это же СТРЕЖЕНЬ!!! Етить твою мать!
Все, блядь, приплыли, пиздец!

Об авторе:
Игорь Иртеньев
родился в 1947 году в Москве. Окончил Ленинградский институт киноинженеров и Высшие театральные курсы.
Работал на телевидении, в газете «Московский комсомолец». С 1993 по 2003 год — главный редактор иронического журнала «Магазин». В середине 80‑х годов был одним из основателей, а до начала 90‑х — председателем клуба «Поэзия», куда входили самые известные поэты московского андеграунда. Участник и ведущий популярных телевизионных передач.
Лауреат множества литературных премий, автор двадцати поэтических книг. Стихи переведены на основные европейские языки. Член исполкома Русского ПЕН-центра. Живет в Москве и Кармиэле (Израиль).

рейтинг:
5
 
(1)
Количество просмотров: 6452 перепост!

комментариев: 1

  • автор: Сергей Атенин
  • e-mail: satenin@inbox.ru

Браво, Игорь Иртеньев!

опубликовано: 18:55/17.09.2014
Введите код с картинки
Image CAPTCHA

реклама

наши проекты

наши партнеры














теги

Купить сейчас

qrcode